«Кампания страха». Глеб Павловский о плане Кремля по эпидемии, сдерживании Эрдогана и успехе ультиматума Тихановской

28 октября, 18:15 Анна Немзер
55 095

Политолог Глеб Павловский в программе «Политика. Прямая линия» рассказал Анне Немзер, как правительство России разворачивает «кампанию страха» на фоне пандемии коронавируса, какой эффект на Лукашенко возымел запоздалый ультиматум Тихановской, будет ли иметь значение политическая ориентация нового президента Беларуси, а также — что Кремль собирается делать с растущими амбициями Турции и ее лидера Реджепа Эрдогана.

Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас на связи по скайпу политолог Глеб Павловский. Глеб Олегович, здравствуйте.

Добрый вечер. Рад вас видеть.

Спасибо, я тоже. Спасибо, что вы смогли к нам присоединиться. Глеб Олегович, я начну с коронавируса, не имея в виду вас спрашивать как эпидемиолога, а имея в виду спросить вас о том, что происходит вокруг и что у нас с атмосферой. Потому что есть некоторое количество новостей, которые заставляют тревожиться, помимо того, что вообще ситуация тревожная. У нас есть новости из Омска, с историей как «скорые» повезли не принятых в больницу пациентов к зданию минздрава в отчаянии, это такой символический жест отчаяния. У нас есть, например, совещание Путина с правительством, где Путин в основном разговаривает с Голиковой, и они обсуждают эту ситуацию, но при этом, например, произносится фраза, что второй волны нет. Как это ее нет, когда она в общем очевидно есть? У нас есть некоторое количество постов, которые свидетельствуют о том, что что-то странное происходит действительно именно в сфере разговора о коронавирусе, потому что я видела посты, где люди рассказывают, например, о своей реакции на вакцинацию. Реакция там может быть сложная, это вполне бывает, это бывают какие-то побочные эффекты от вакцинации, но врачи не пишут, приглашенные в этой ситуации врачи не пишут о реакции на вакцинацию, они пишут ОРВИ или что-то там такое. И наконец, еще один сюжет, который тоже как-то заставил меня изумиться, Минздрав запретил врачам высказываться на темы коронавируса. Возникает ощущение умалчивания, и от этого рождается недоверие. Что происходит?

Умалчивание нам только предстоит, мы еще не знаем, что такое умалчивание. То, что вы перечислили, почти все осталось бы неизвестным, если бы уже начала действовать инструкция, о которой вы упомянули в конце, то есть вы просто не знали бы этого и не могли бы об этом говорить, а говорили бы какие-то случайные наблюдатели, которым можно и не верить. Называть это второй волной, или третьей волной, или вторым пригорком первой волны, разница небольшая, если смотреть на цифры смертей, на цифры заболевших. Вирус ведет себя не так, как мы ему предлагаем, и вообще мы имеем дело в общем-то не с болезнью, а с социальным потрясением, которое нарастает. И поэтому, я думаю, что оно разрешится еще большими социальными же потрясениями, поскольку власти, во всяком случае, не знают, что делать и что говорить, на этот раз это очень заметно. Если весной нам рубленым голосом говорили не выходить, этим не выходить, этим не выходить, старикам сидеть дома, собака потерпит и тому подобное, то теперь нам, заметьте, говорят, что не бойтесь, не бойтесь, ничего плохого не сделаем, а со временем вакцинация придет, то есть сейчас накачивают какой-то неясный страх, но при этом говорят «а мы вам ничего не запрещаем». Собственно, ну что это за запреты на ночные гуляния в клубах? Они касаются очень небольшого сектора людей. Поэтому, я думаю, что будет какой-то спазм, идет накачка, человек не является дудкой, на которой можно все время играть, он не понимает, что происходит, а то, что ему говорят, не вызывает у него никакого доверия. Мы можем бесконечно мерить эти вот цифры рейтингов доверия, но здесь мы ясно видим, что доверия нет совсем к действиям, которые предпринимают власти, скажем так, в союзе с некоторыми медиками. С какими именно, тоже мы не очень ясно понимаем, видимо, теми, кому не запрещают говорить.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа