«Все протухло»: как Путин превращается в Зюганова и чего в Кремле боятся больше улицы

5 марта, 18:32 Анна Немзер
53 458

Гость нового выпуска программы «Политика. Прямая линия» — Дмитрий Орешкин, политгеограф, независимый политолог. Анна Немзер поговорила с ним о том, как в России на фоне большого количества новостей о репрессивных мерах в отношении мирных протестующих и активистов рутинизируется и принимает привычный вид государственное насилие, связаны ли между собой падение рейтингов Владимира Путина и повышение доверия к Алексею Навальному, что ждать от предстоящих весенних протестов, которые планируют проводить сторонники лидера ФБК*, на чем держится существующий в России политический режим и что с ним будет в ближайшей перспективе, а также как западные санкции повлияют на положение страны и что о них думают в Кремле.  

Всем привет, дорогие друзья. 17.00 в Москве, «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь, в пятницу, против обыкновения, не в среду, за что я приношу свои извинения. Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас на связи по скайпу Дмитрий Орешкин, политолог, независимый политгеограф. Здравствуйте, Дмитрий Борисович. Слышно ли, видно ли, все ли в порядке со связью у нас?

Видно прекрасно, вы хорошо выглядите. Здравствуйте.

Спасибо большое. Спасибо, что вы смогли к нам присоединиться. Мы каждый раз в этой программе фиксируем некоторый вот нынешний момент, и нынешний момент отличается, как мне кажется, тем, что насилие со стороны власти на самых разных уровнях начинает довольно сильно рутинизироваться.

Вот я просто смотрю на некоторый новостной поток, я вижу, что с одной стороны идет очень много расследований, расследований самого разного уровня, расследований отравлений, расследований употребления химического оружия, расследование отравления Владимира Кара-Мурзы, с другой стороны, «Медиазона» сделала большое расследование, позволяющее довольно существенно пролить свет на убийство Бориса Немцова, годовщину которого мы недавно отмечали. Вот есть этот поток, и это прекрасно, что он есть, не очень понятно, какое он впечатление производит на общество.

С другой стороны, мы видим действительно какие-то множественные новости, которые рассказывают нам о разных злоупотреблениях властью и насилии, рассказ о пытках в Пензе и о пропавших записях с этими пытками, рассказы бесконечные о том, что происходит с сотрудниками штабов Навального, потому что, вот как говорит Руслан Шаведдинов, из 37 штабов, 37 штабов сейчас продолжают функционировать, у каждого третьего координатора есть какое-то заведенное уголовное дело.

Вот что это за фон, чего это симптом? И на что из этого, как вам кажется, реагирует общество сейчас? Что из этого общество замечает, принимает во внимание, что из этого общество всерьез беспокоит?

Я начну с того, что это значит. Мне кажется, мы постепенно, и в последние годы и месяцы все быстрее, переходим к нормам быта, которые характеризовали советскую модель. То есть уже как бы убийство и не удивляет, он же был нехороший человек, Борис Немцов, ну застрелили и правильно сделали, в конце концов, логика примерно такая у сторонников партии Путина. Люди стараются воспринимать это как норму, нас-то не трогают, это примерно так же, как в советские времена было, мы сидим, никого не трогаем и нас не трогают, все хорошо, живем. Цены, правда, растут, а доходы падают, но это одно с другим в общественном мнении не связывается.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа