«Все случится в следующем году»: начнется ли перетряска элит с МГУ, появятся ли партии Собчак и Малофеева, зачем Кремль и Сбербанк раскулачивают «Яндекс»

Константин Гаазе — о начале больших перемен в правящей элите
30 октября, 18:29 Анна Немзер
35 617

Политолог Константин Гаазе и Анна Немзер обсудили последние новости — стоит ли ждать перестановки в правительстве и новое назначение ректора МГУ вместо Садовничего, какие планы у Кремля и правительства на Министерство здравоохранения и кто должен быть во главе ведомства, что означает атака Кремля и Сбербанка на «Яндекс», и сможет ли государство использовать законопроект о суверенном интернете для контроля и блокировки Google, Facebook и других неподвластных интернет-компаний. 

Всем привет, дорогие друзья! «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня Константин Гаазе в гостях, политический обозреватель, приглашенный эксперт Московского центра Карнеги. Спасибо большое, что вы с нами.

Несколько тем сегодня, и вообще когда я готовилась, я поняла, что вы у нас периодически выступаете еще как дежурный айтишник для телеканала Дождь, который объясняет, что происходит. Про фаервол мы тоже поговорим, но начать я хотела на самом деле не с этого, а с встречи Владимира Путина с ректором МГУ Садовничим, которому 80 лет. Встреча как будто посвящалась празднованию юбилея МГУ, который будет в 2024 году.

Но тем не менее вопрос о переизбрании Садовничего стоит, о том, как будет дальше развиваться его судьба. Он на этой должности с 1992 года. Насколько я понимаю, все возможные полномочия, которые могли продлеваться, там прописано…

Закон два раза меняли.

Соответственно, на данный момент исчерпаны все лимиты. Как, с вашей точки зрения, дальше будет складываться его судьба и насколько это вообще единичный случай, а насколько это для системы в целом характерно?

Есть прекрасная, тоже околочиновничья поговорка ― нет предела беспределу. Поэтому надо ― перепишут, можно принять отдельный закон об МГУ. Нет проблем, давайте примем отдельный закон об МГУ.

Есть две особенности момента, в котором мы находимся, которые в каком-то смысле объясняют вот этот переход к геронтократии не через аналогию с Советским Союзом, а через то, где мы все оказались. Поскольку мы все оказались в ситуации внезапного транзита, который запустило, я бы сказал, это лето все-таки в Москве, оно этот процесс сильно ускорило, скажем так, на год раньше это началось, то теперь инструментально нельзя делать никаких резких движений, потому что любое резкое движение меняет баланс сил.

Уже никто и так не понимает, какой баланс сил, кто там чей, кто где, кто как. Знаете, как на подводной лодке: они задраили переборки и разошлись по БЧ. Вот они сидят в своей БЧ, внутри своей БЧ могут быть нормальные товарищеские отношения, шутки, разговоры, но что происходит за переборкой, в другой БЧ, уже никто не знает. Резкое движение в одной БЧ может привести к последствиям по всему судну.

А второй момент связан с тем, что любое новое лицо на таком уровне (все-таки ректор МГУ ― это номенклатура федерального объема) ― это лицо, которое будет автоматически вброшено в спекуляцию относительно будущего преемничества, команды будущего преемника и так далее, и так далее. Не потому что будет преемник, мы не знаем, а потому что таково свойство момента. Мы ориентируемся на слухи и на эту дату ― 2021–2024, которая совершенно виртуальная, она пока ничего не производит, но мы все каким-то образом к ней идем.

Так что же делать в этой ситуации? Все-таки 2024 год… Тут, конечно, сложный разговор, про тонкий баланс между геронтократией и эйджизмом мы поговорим чуть позже, но тем не менее мне придется это произнести. Садовничему сейчас 80 лет, до 2024 года нам еще четыре года с хвостиком. Все-таки как это будет складываться и кто, в общем, с вашей точки зрения, станет ректором МГУ?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа