Евгения Альбац: «Новые контрсанкции — мафиозный принцип перемазать всех одним дерьмом»

Главред The New Times о том, как элиты сажают детей на кэшевые потоки, об экспансии чекистов во власть и откуда берется смертельный страх перед Навальным
23 мая, 18:22 Анна Немзер
46 297

Гость этого выпуска программы «Политика. Прямая линия» — главный редактор общественно-политического журнала The New Times​ Евгения Альбац. Обсудили следующие темы:

  • Новое правительство и приход детей элиты во власть (00:45)
  • Предложение чеченского парламента позволить президенту избираться на третий срок (6:13)
  • Смертельный страх власти перед Навальным (14:21)
  • Новая стадия экспансии силовиков в высшие эшелоны власти (20:31)
  • Санкции Запада: как выбирают жертв среди олигархов (24:43)
  • Смысл новый российских контрсанкций (38:01)

С правительства мы начнем, хотя много про него говорили, и вы вчера на «Эхе» про него говорили, но скорее выступая в роли интервьюера, вы говорили со Львом Гудковым, Дмитрием Орешкиным и Иваном Ждановым. А я хотела для начала задать вам такой большой общий вопрос, потом перейдем к конкретике и мелочам. Как вам кажется, это про что? Это правительство про что? Это правительство чего, с каким месседжем?

Это не правительство, это форма режима. А форма режима, которая есть в России, ― это режим военно-бюрократического авторитаризма, который хорошо известен по странам Латинской Америки, в котором есть две составные части. Одна ― это люди, которые продуцируют огонь, ярость и страх. В Латинской Америке это военные, армия, а в российском варианте это бывшие или нынешние сотрудники КГБ, ФСБ, чекисты. Вторая часть ― это технократы-бюрократы.

Вот правительство ― это те самые технократы-бюрократы, которые сами не должны принимать решения, а которые будут исполнять то, что им будут говорить. Людей, которые способны на инициативу, я в этом правительстве не вижу. Собственно, они и не нужны. Вот это их задача ― осуществлять оперативное управление экономикой, точнее, заниматься распределением бюджетных денег.

Вот про эти части мы сейчас поговорим и про экспансию Лубянки, действительно, во власть, мы об этом отдельно поговорим. Я хотела сначала задать такой вопрос: понятно, что когда журналисты на это смотрят, то появляются какие-то такие… Хотя бы какие-то сюжеты надо из этого всего вытянуть. Вот появляется сын Патрушева, например, как что-то, за что хотя бы можно зацепиться. Новая аристократия, сажают собственных детей.

Видите ли вы такую тенденцию? Потому что сын Патрушева не один, можно найти еще какие-то примеры, когда, действительно, сын Сергея Иванова, например, не в правительстве, но, в общем, пристроен вполне неплохо, «АЛРОСА» и так далее. Есть ли у вас ощущение, что это тенденция и что это что-то значит?

Есть, безусловно, собственно, мы давно уже про это писали в журнале, еще несколько лет назад, что у нас формируется такой очень смешной наследственный капитализм, поскольку одна из главных проблем богатого чиновничества, ― а главные богатые люди России, конечно, сейчас чиновники, ― для них проблема передачи денег по наследству. Вообще вот как передать то, что ими заработано, украдено, отправлено в офшоры, вложено во всякие замки, земли как в отечестве, так и за рубежом. Как всё это передать по наследству?

Это проблема, которая существовала и для олигархов, они постепенно решали эту проблему, а для чиновников этот вопрос стоит очень остро. И найдена одна из форм, как передать по наследству, а именно сажать детей на кэшевые потоки, в государственные банки, государственные корпорации и, очевидно, на те сферы экономики, в которых тоже идут большие кэшевые потоки.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю