«Наша власть так долго играла сумасшедшего, что сошла с ума»: Владимир Пастухов о новой Ялте в Женеве, опасности войны и тактике Байдена против Путина

16 июня, 18:34 Анна Немзер
41 291

В гостях в программе «Политика. Прямая линия» Владимир Пастухов, научный сотрудник университетского колледжа Лондона. Обсудили с ним встречу Владимира Путина и Джо Байдена: какие вопросы будут на повестке, почему Путин мечтает о повторении Ялтинской конференции, но уже в Женеве, и зачем ему «санитарный кордон» от Запада в виде подконтрольной Восточной Европы, какую тактику выберет Байден в отношении российского коллеги. А также поговорили об отношении Запада к Беларуси как сателлиту России.

Добрый вечер, дорогие друзья! «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас на связи по скайпу Владимир Пастухов, научный сотрудник Университетского колледжа Лондона. Владимир Борисович, здравствуйте!

Здравствуйте!

Мы сейчас находимся в довольно нелепом положении, потому что в Швейцарии на вилле Ла-Гранж идет встреча, уже началась встреча Владимира Путина и Джо Байдена. Она продлится довольно долго, сейчас она идет в закрытом режиме, мы потом получим какое-то количество информации. Потом будет прямая пресс-конференция Путина, потом будет пресс-конференция Байдена, не будет их совместного обращения к прессе никакого, это важно.

Поэтому сейчас у нас нет никакой информации, при этом примерно месяц мы гадаем о том, как эта встреча может пройти, разные люди выдают разные прогнозы. Мне бы очень не хотелось вас сейчас на этот разговор выводить и на анализ разного рода символов и сигналов, как, например, кто приехал первым, кто с какой стороны сел, потому что это уже действительно превращается в какую-то занимательную астрологию.

Я хотела бы с вами поговорить вообще о том, в каком мире мы сейчас все оказались, изменится ли этот мир хоть сколько-то после этой встречи, что потенциально она может изменить, что она не может изменить, не прося вас конкретно, действительно, давать какие-то предсказания. Шла речь о том, что у Путина есть такая вполне внятная ялтинская амбиция, что ему нравится, когда, как в Ялте, крупные ребята, серьезные пацаны собираются и решают, как мир будет устроен. Будет ли эта амбиция хоть в какой-то степени удовлетворена после этой встречи? Закроется ли эта валентность, будет ли здесь хотя бы какое-то удовлетворение, как вам кажется?

Здесь очень много есть таких предварительных пояснений, которые необходимо сделать, прежде чем ответить на этот вопрос. И у нас на самом деле выгодное положение, потому что нам можно пофилософствовать. Основная масса зрителей смотрит сейчас не нас, а трансляцию «Первого канала», поэтому можно уйти немного в сторону.

Во-первых, есть серьезная оговорка по поводу амбиций Путина на ялтинскую встречу. Проблема состоит в том, что в отношениях России с Западом сегодня есть два абсолютно не связанных между собой, но при этом параллельных пласта. Это собственно пласт отношений России с Западом, который носит сквозной исторический характер, который в некотором актуальном виде зафиксировался лет двести пятьдесят тому назад, и он не зависит от того, Путин ли правит Россией, или, условно говоря, Навальный станет править Россией, или Ходорковский будет править Россией, или Сечин будет править Россией. Понимаете, отношения России и Запада не станут проще от того, какой лидер будет возглавлять Россию.

Поэтому я бы не стал упрощать ситуацию и сводить все исключительно к амбициям Путина. Есть историческая проблема, есть проблема взаимоотношения, скажем так, альтернативной европейской цивилизации, которой является Россия, со своей сестринской культурой, собственно, западноевропейской цивилизацией. В общем, им все время нужно каким-то образом устаканивать эти отношения.

И есть второй пласт ― это собственно пласт отношений режима с Западом, потому что этот пласт очень важный, он на самом деле многое искажает. Знаете, как в песне Высоцкого, «Искаженный микропленкой, ГУМ стал маленькой избенкой». Так и здесь, искаженные этой микропленкой режима отношения с Западом выглядят как какие-то извращенные терки в подворотне вместе того, чтобы быть реальным соревнованием крупных держав.

Но это второй пласт совершеннейший, и переплетение этих двух пластов создает очень большую сложность в анализе, потому что каждый пытается игнорировать то, что ему выгодно игнорировать. Те, кто любит поговорить о роли и предназначении России в мире, пытаются сбросить со счетов эту корректирующую роль режима. Те, кто не любит режим, говорят о том, что все понятно, что Путин хочет закрепить свое царствие, сделать так, чтобы никто не вмешивался во внутрироссийские дела.

Вот это очень важный момент, он, конечно, может быть, не до конца такой веселенький и актуальненький, чтобы обсуждать его на каждом углу, но его приходится все время держать в голове. Кстати, я должен сказать, чтобы облегчить наш разговор, что, в принципе, есть определенный алгоритм предсказания всех этих встреч последние, скажем так, двадцать лет. Мне кажется, что американские президенты постоянно едут на встречу с Путиным для того, чтобы заглянуть ему в глаза и понять, что там лежит. Но поскольку за эти двадцать лет глазное дно все дальше и дальше отодвигается, то предсказуемо эти встречи будут длиннее и метафизичнее, потому что тяжело рассмотреть глазное дно Путина.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти


Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде