Три «сурка» расследования США о России, две стороны закона об изоляции интернета и одна физическая опасность для режима Путина

Главред Carnegie.ru Александр Баунов о последствиях российской токсичности
11 марта, 18:31 Анна Немзер
28 945

Главред Carnegie.ru Александр Баунов в программе «Политика. Прямая линия». Обсудили, кто будет отрезать россиян от интернета — Россия или США, почему задерживается презентация расследования Мюллера и насколько оно опасно для РФ, почему Путин считает Майкла Калви и других подобных инвесторов спекулянтами и что угрожает режиму в данный момент.

Добрый день! Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня в гостях Александр Баунов, журналист, публицист, главный редактор сайта Carnegie.ru. Здравствуйте, Саша! Спасибо, что вы с нами.

Здравствуйте.

И начнем мы, пожалуй, с митинга против автономного интернета, который прошел у нас совсем недавно. Я на самом деле хотела первым делом процитировать Дмитрия Пескова, который сегодня снова сказал вещь выдающуюся. Он сказал: «Все выступают за свободу интернета: и авторы этого законопроекта, и в администрации президента, и в правительстве. Никто не является сторонником урезания интернета. В плане свободы интернета позицию участников этой акции можно поддержать, но нельзя поддержать их непонимание, что принятые законы направлены на ограничение свободы интернета».

Да.

Вот такой лингвистический этюд, я бы сказала. На самом деле я хотела вас спросить вот о чем.

«Нельзя не поддержать непонимание» ― да, это нельзя назвать простой фразой.

Да.

Или нельзя не назвать ее сложной фразой. В общем, вот так как-то, да.

Да, тут мы можем тоже довольно долго. Скажите, пожалуйста, в течение долгого времени уже обсуждается «законопакет» Клишаса.

Да.

Очень многие люди склоняются к тому, что это опасное решение, потому что люди, лишенные интернета, выходят на улицу. Вот это, собственно, главный вопрос, который меня интересует. Согласны ли вы с этим и, если вы видите для этого какие-то рациональные основания, почему это совершенно не пугает инициаторов?

Да, я понял. Я вижу рациональные основания, но ровно вполовину меньше, чем видят сторонники более тревожной картины мира. Мы понимаем, что люди пришли на митинг в целом поддержать свободу интернета, а не поддержать ее против того законопроекта, который они, скорее всего, не читали, потому что часть пришла именно за принцип. И потому что «Леха позвал», кстати говоря, там были претензии у молодежи.

Сейчас, про Леху чуть позже.

Да, что Леха позвал, а где? Хотели посмотреть, пообщаться.

В действительности у всего пакета, но, в частности, у этого закона есть две стороны. Одна готовит режим к ситуации, когда нужно будет передавать власть, неизвестно, продлится это или нет, но тем не менее в ситуации падения популярности. Нужно передать власть, популярность падает, и поэтому на всякий случай нужно приготовить разные инструменты. Да, их можно назвать репрессивными.

С другой стороны, если бы власть хотела ограничить интернет, она бы сейчас не ставила себе по майскому указу, за которым стоят вот эти системные либералы, экономисты, не ставила себе задачу, например, провести широкополосный интернет к 94% населения страны. Его можно было туда просто не проводить. Зачем к нынешним 70% ― сейчас широкополосный интернет у 70% населения страны ― добавлять еще 25%, если стоит задача отрезать людей от интернета как можно дальше?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю