Москва повышает ставки перед встречей с Зеленским, уход Путина подготовят за три года, пять взрывоопасных регионов перед выборами

24 апреля, 18:17 Анна Немзер
21 028

Гость этого выпуска программы «Политика. Прямая линия» — политолог, председатель фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский. Обсудили, как Москва готовится к переговорам с Владимиром Зеленским и запасает козыри, почему власть не волнуют вопросы рейтингов и участившихся региональных протестов, как идет подготовка к сентябрьским выборам и когда правительство начнет готовиться к транзиту власти.

Всем привет. Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас в гостях Дмитрий Бадовский, политолог, председатель совета директоров Института экономических и политических исследований. Дмитрий Владимирович, спасибо большое, что вы с нами.

И начнем мы с Украины, о которой мы говорили всю прошлую неделю, но сейчас хотелось бы поговорить не об Украине непосредственно, а о реакции Москвы и Кремля на все, что случилось в Украине. Есть, как минимум, я слышала два разных варианта. Я слышала о том, что со стороны Москвы это, может быть, стратегия как раз сейчас никаких резких действий не предпринимать и потихоньку налаживать отношения, и вообще, может быть, эту ситуацию, довольно острую и накаленную, как-то потихоньку свести на нет, и воспользоваться новым президентом как возможностью какой-то перезагрузки. Слышала я и ровно обратное. Какой версии придерживаетесь вы?

Во-первых, факты состоят в том, что определенные действия предпринимаются. Речь не только о сегодняшнем указе, достаточно яркое, знаковое, достаточно серьезное событие.

Упрощение выдачи паспортов гражданам…

Естественно, об этом говорили давно, но случилось это ровно сейчас, в момент пересменки власти на Украине, это совершенно очевидно происходит не случайно. Это не единственное действие Москвы за последнее время, которое предпринимается, скажем так, на украинском направлении, до этого перед выборами непосредственно, вы помните, было также решение, связанное с ограничениями поставок нефти и так далее, которое тоже, в общем, для Украины достаточно существенно.

Иначе говоря, все это на данный момент можно характеризовать как формирование некоторой переговорной позиции, переговорной ситуации. То есть любые дальнейшие переговоры и контакты, которые начнутся, они будут происходить вот в этой реальности, которая, в том числе, сформирована не только итогами президентских выборов на Украине, но и теми шагами, которые уже российской властью предприняты.

Ну и потом все-таки нельзя забывать, что президентские выборы на Украине — это не завершение их электорального цикла, то есть мы на сегодняшний день не имеем дело со сформированной системой власти у соседей. Во-первых, по той причине, что очень большое значение имеют выборы в Раду, и если мы с вами вспомним 2014 год, то Порошенко ведь тоже отчасти приходил к власти как президент, ну, не мира, а как президент, который сможет вести переговоры, который сможет обеспечить нормализацию, стабилизацию, компромисс и так далее. Но как раз эти ожидания или эти надежды были в значительной степени обнулены потом, в том числе и результатами выборов в Верховную Раду 2014 года, поскольку состав парламента оказался таким достаточно радикальным, он достаточно сильно сдвинул Порошенко в сторону более воинственной позиции.

Поэтому сейчас ситуация аналогичная, речь идет о том, что выборы в Раду могут серьезно повлиять на расстановку сил на Украине. Ну и кроме того, новости последнего дня, что обсуждаются, в том числе, вопросы возможных конституционных корректировок на Украине, связанных с перераспределением президентско-правительственной власти. Если эти сценарии тоже будут запущены, то в общем, в какой-то момент станет понятно, что переговоры нужно вести не столько с Зеленским, может быть, по крайней мере, не только с ним одним, а с некоторым коллективным руководством страны.

Но то, что мы имеем на данный момент в этой еще не устоявшейся ситуации, в которой будут какие-то изменения, само собой, но тем не менее, тот контекст, который сейчас создается, это, я бы сказала, не похоже на контекст планирования какой-то перезагрузки. Это все-таки довольно жесткий контекст. Да, это контекст для платформы дальнейших переговоров, но вот действительно с тем, что по ДНР и ЛНР у нас есть очень определенная позиция, мы упрощаем процедуру выдачи паспортов, и мы вот как бы от этого не отступаем. И этот контекст все-таки какой-то перезагрузки и замирения немедленного, мне кажется, не предполагает.

Вообще, мне кажется, было бы наивно предполагать, что та ситуация, которая сложилась после 2014 года, после Майдана, после, по сути, государственного переворота на Украине, после всех процессов, было бы странно предполагать, что эту ситуацию можно каким-то образом разрешить вот здесь и сейчас, буквально за один день или даже за один месяц. Понятно, что сейчас стороны будут формировать новые свои переговорные позиции. Понятно, что в этих переговорах в конечном счете будут участвовать и европейцы, и американцы, и на сегодняшний день можно сказать только то, что идет подготовка к тому, что эти переговоры неизбежны, все равно все понимают, что так или иначе и Нормандский формат требует какого-то перезапуска, и Минский процесс находится, по сути, в тупике, с этим надо что-то делать. И сейчас подготовка к этому идет.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю