«Потерянное десятилетие». Андрей Мовчан — о том, как законы Госдумы тормозят нашу экономику

26 ноября, 17:09 Лев Пархоменко
22 423

Лев Пархоменко и Андрей Мовчан обсуждают, как законы, которые принимает Госдума, влияют на нашу экономику — закон об иностранных агентах, закон «против Apple» о предустановке российского программного обеспечения на все гаджеты, закон о суверенном интернете, закон об инвестиционных советниках.

Здравствуйте! Вы смотрите телеканал Дождь. Меня зовут Лев Пархоменко, и это программа «Мовчан». Но Мовчан ― это не я, Мовчан ― это наш сегодняшний гость, Андрей Мовчан. Добрый день!

Мовчан ― это я. Добрый день!

Да, Мовчан ― это вы сегодня.

Просто какое-то недоразумение, да, что программа называется не «Пархоменко», а «Мовчан», но тем не менее.

Действительно! Я еще не дорос, видимо, но у меня еще все впереди. Андрей Мовчан, финансист, основатель Movchan's Group, эксперт фонда Карнеги. Добрый день! Спасибо, что пришли.

Добрый день!

У нас сегодня будет такой разговор где-то на грани между политикой и экономикой. Впрочем, кажется, у нас экономика не очень живет без политики. Хотя, кажется, не только у нас, а в целом уже в мире она как-то очень крепко связалась.

На эту тему есть два мнения. Экономисты считают, что политика ― это производная экономики, а политики считают, что экономика ― производная политики. Я экономист.

Поэтому политика ― производная экономики. Слушайте, тогда тут вопрос возникает, потому что хочется начать наш разговор с истории с гражданами ― иностранными агентами. Закон принят Советом Федерации и, видимо, скоро будет подписан президентом. Прежде чем мы перейдем к его сути, тут можно говорить о том, что это как-то связано с экономикой?

Ну как? Я же экономист, да.

Давайте попробуем.

Тут экономика, наверно, проявляется двояко, да. Есть глобальная, большая макроэкономическая картинка, при которой определенная группа лиц, являющихся гражданами (и негражданами в том числе) России, удерживает экономический контроль над территорией, на которой добывается много полезных ископаемых, соответственно, генерируется много денег, которые они в большой степени оставляют себе. Они хотят удерживать этот контроль вечно, что очевидно, естественно, при таких потоках денег. Для этого нужно бороться со всеми, кто может им в этом мешать. Это макрокартинка.

На уровне микрокартинки, вообще говоря, должно быть понятно, что никакое выделение иностранных агентов, а также попытки приглушить достаточно жалкую не в плохом смысле этого слова, да, а просто по масштабу оппозицию вряд ли могут помочь им или помешать. Если бы оппозиция свободно себя чувствовала, тоже вряд ли бы их власть сильно пошатнулась. У них достаточно денег для того, чтобы избиратель чувствовал себя комфортно, по крайней мере, на ближайшие лет пять-десять, и достаточно возможностей для того, чтобы нейтрализовывать оппозицию.

Но тем не менее есть еще микроуровень, есть еще начальники в чине средних офицеров, которые тоже должны за что-то получать деньги, они должны где-то выделяться и как-то показывать свое рвение, свою лояльность. И поэтому уже они на своем уровне начинают придумывать то, что называется эксессивным законодательством, лишним законодательством, которое должно нравиться наверху и которое должно как бы способствовать сохранению власти текущим режимом. И этот закон, конечно, полностью относится к такому эксцессивному законодательству. Закон рвения, который помогает средним чинам подниматься наверх.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю