Русские юродивые от скопцов до акционистов. Почему Петр Павленский выбрал для самоистязания Красную площадь

Лобков
11 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть

Павел Лобков рассуждает о том, почему Павленский провел свою акцию в Москве именно таким образом.

Лобков: Худой и астеничный 29-летний молодой человек на Красной площади – главный кадр минувшего дня. Он взял с собой гвоздь, молоток и себя. И полтора часа сидел на освещенной веками брусчатке с мошонкой, прибитой к мостовой. Он уже приносил себя в жертву высоким принципам, то обматывая себя колючей проволокой, то зашивая рот. Красной площади к крови и мучениям не привыкать, но что заставило его в 21 веке повторить средневековый подвиг умерщвления плоти?

Прибив причинное место к брусчатке к Красной площади, Петр Павленский показал, что даже наши органы размножения принадлежат не нам, а государству. «Не чиновничий беспредел лишает общество возможности действовать, а фиксация на своих поражениях и потерях все крепче прибивает нас к кремлевской брусчатке, создавая из людей армию апатичных истуканов, терпеливо ждущих своей участи».

Лайки и равнодушные перепосты трагических историй с умирающими детьми и любое действие должно быть таким же нетрудным, однозначным клику и лайку на уютном смартфоне, а также бесконечный треп о том, как валить из «Рашки», при этом не делая ничего. В человеке все должно быть прекрасно: и бицепс, и трицепс, и дельтовидка, искусственные зубы, искусственные лица, искусственные улыбки из ботокса и эстетские татушки. Атакже дискуссии, как при помощи бумажных пакетиков сохранить нашу планету. Чтобы все это расшевелить, нужна шоковая терапия.

У Мариинского дворца Павленский уже укутывался в колючую проволоку, когда протестовал против овечьего смирения перед новыми законами. Но только публично проткнув мошонку, он вырвался в мир святых, страстотерпцев и римских воинов, которые сжигали себе руки. «Общество допускает произвол и, забыв про свое численное преимущество, своим бездействием приближает триумф полицейского государства».

В конце 19 века самыми страшными врагами режима были скопцы. Они протестовали самым радикальным образом против церковной фальши. И, вырезая свои гениталии, приближали царствие небесное. Их ссылали в Сибирь, с их вождями вел душеспасительные беседы сам государь император Павел. Но у русского человека членовредительство оставалось всегда последним аргументом, когда на все остальные волеизъявления государство возложило тяжелую десницу.

Анатолий Марченко, участник Демонстрации восьми на Красной площади: Один из моих сокамерников  Сергей К., доведенный до совершенного отчаяния безнадежностью любых протестов против несправедливости, решил во что бы то ни стало изувечить себя. Он взял второй гвоздь и стал приколачивать свою мошонку к скамье, на которой сидел. Видно было, что весь свой план он обдумал заранее. И он действительно успел вбить его по самую шляпку.

Лобков: Это было во владимирской тюрьме в 1964 году, а это – на Красной площади в 2013. И там, и там маячит растерянная и равнодушная фигура надзирателя.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.