ЛОБКОВ. «Империя умерла. Россия-подросток ищет невидимого врага». Психолог Петрановская о новой ненависти

Лобков
30 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (15:52)
Часть 2 (11:26)
Часть 3 (12:09)

Комментарии

Скрыть

Павел Лобков обсуждает с психологом Людмилой Петрановской, почему мы опять ищем внешних врагов в Америке.

Ко мне в руки совершенно случайно попал журнал «Флирт». Просто на улице всучили, на тротуаре. Если кто не знает, там примерно страниц 20 рекламы девушек легкого поведения, я  уже намеревался выкинуть это в урну, как между рецептом котлет с сырным соусом и статьей о пользе утреннего секса увидел вот это: «ЗА ЧТО ЗАПАД ненавидит Россию?»  Ну наверное, за то что мы умеем, в отличие от американцев, готовить котлеты с сырным соусом и у нас так много красивых девушек.

А напротив той урны, куда так и не попал журнал «Флирт», на автобусной остановке висел плакат «Майдан Обезьян», где Порошенко на коне с автоматом, а за его спиной – русский патриот Гиркин и президент Обама ведут сражение за славянскую душу. 

1 июля в Госдуме депутаты намерены рассмотреть законопроект о запрете иностранных слов, которые можно заменить на русские. Депутат Зоя Степанова негодует:  

«Действительно, нужно бороться с засильем иностранных слов: почему, например, говорится "сейл", а не "скидки"».

Ко второму чтению обязуются изготовить полный лист, то есть список и разместить его в интернете, то есть в сети. Кстати вот образец антизападничества - в 1928 году постановление Совнаркома поменяли названия буржуазных блюд на отечественные:

Это было крайне важно, ведь сегодня съел осетрину америкен, а завтра уже агент! Кстати простой советский гражданин вот так каждый день и лопал аспези и шоффуа из дичи. В 1949 году, в предчувствии новой холодной войны, чуткий к веяниям времени Константин Симонов подает в отдел агитации и пропаганды ЦК записку:

«Организовать систематическое печатание материалов, статей, памфлетов, разоблачающих агрессивные планы американского империализма, антинародный характер общественного и государственного строя США, маразм буржуазной культуры и нравов современной Америки»

На этой благодатной ниве выросли сотни киношедевров, пьес и карикатур, сыпался дождь Сталинский премий. Как современно звучат сегодня слова Сергея Михалкова о советских сиротах, попавших после войны в Англию:

Минута бежит за минутой, за днями недели текут.
Пять лет, как в английских приютах советские дети живут!
Как нищих, детей одевают, не досыта дети едят,
По капле им в души вливают разведкой проверенный яд»

С каким сладострастием советское телевидение смаковало даже стихийные бедствия на вражеских территориях, пока в 1986 году в одном из пропагандистских, но уже перестроечных фильмов не произнесли фразу: «У них был Челленджер, у нас был Чернобыль». Пропагандисты 50-х многого не додумали: во-первых, не научились совмещать пропаганду с рекламой интим-услуг, не изобрели слова «пиндосы ». Парадокс в том, что как тот, так и нынешний американизм для того, чтобы жечь сердца людей, пользовались исключительно технологиями проклятого запада: кинематографом, фотоколлажем, и вот теперь - интернетом и билбордами. Один из борцов с хищной рукой дяди Сэма бизнесмен Михаил Дворкович написал в сердцах в день покоренья Крыма – с сегодняшнего дня исключаю из своей жизни американские товары. А внизу телефон подписал сам – отправлено в твиттер через айфон.

Нелегко теперь быть последовательным антиамериканистом. Похоже, что это из области психологии или психиатрии, так как эта болезнь, которая поражает общество раз в 50 лет, охватывая все его слои – от студентов до интеллектуалов. В студии Дождя писатель и психолог Людмила Петрановская.

Лобков: Вы встречали, может быть, среди своих знакомых или подписчиков вашего ЖЖ это агрессивное штампованное антиамериканистское послание, оно обычно бывает очень коротким, очень коротким и такое: вы все пиндосы, вас купили агенты ЦРУ? И даже у Путина это прорывается: интернет – детище ЦРУ и так далее. Почему это вроде бы сейчас возникло опять? Вроде бы была целая эпоха, когда ровное было отношение. Откуда? Почему именно Америка? В чем истоки этого всего?

Петрановская: Конечно, встречала. Мне кажется, что за последние месяцы это вообще универсальный ответ на все. Любые полемики с теми, кто, условно говоря, поддерживает внешнюю политику и все эти события последнего времени, они всегда предусматривают один универсальный ответ во всех случаях жизни – а что Америке можно, а в Америке еще хуже. Я думаю, что частично это искусственно наведенное, пропаганда и результаты, которые она дает, а частично есть в этом какая-то потребность.

Америка стала для части россиян, знаете, у маленьких детей, которым одиноко, и они не имеют достаточно друзей, так у них в жизни не складывается — кто-то часто болеет, кто-то в садик не ходит, кому-то не очень комфортно со сверстниками, у них часто бывает такое явление, как невидимый друг. Они придумывают себе невидимого друга, это может быть зверюшка, это может быть человек, с которым они все время разговаривают, играют вместе, его никто не видит, а ребенок с ним в контакте.

Некоторые родители пугаются, говорят, что у него галлюцинации. Это не галлюцинации. Конечно, ребенок понимает, что он фантазирует, это всегда проходит с возрастом, не остается надолго. Мне кажется, что Америка для россиян стала таким невидимым врагом, никто не видел, никто не знает чего и как…

Лобков: Видят голливудские фильмы, смотрят голливудские фильмы, такого как раньше железного занавеса уже нет. Удивительно, что это может возродиться и при всех технических достижениях, которые по большей части американского производства.

Петрановская: Да, но они же не ненавидят Джулию Робертс, они вполне могут ее любить. Они ненавидят некое американское государство, некий фантом, который универсальный ответ на все. Все эти фантазии – это невротические фантазии. Что такое невидимый друг? Это невротическая фантазия у ребенка. Невротические фантазии всегда связаны с неудовлетворением потребности.

Не удовлетворена потребность в живых друзьях по какой-то причине – появляется невидимый друг, не удовлетворена потребность куда-то размещать свою агрессию, естественную свою реакцию на то, что жизнь – не сахар – появляется невротическая фантазия: давайте будем ненавидеть американцев.

Лобков: У американцев тоже большие проблемы – там растет безработица, там действительно непросто жить, непросто найти работу, если ты ее потерял, там очень непросто сейчас. Возможно, и кризис, мы только что были свидетелями двух сразу кризисов. Но там нет, как я понимаю, я много общаюсь с американцами, там нет такого понятия, как русская мафии захватила американские предприятия и поэтому, или русские взяли Крым и поэтому, или русские агенты вербуют агентов внутри. У них как-то был один период маккартизма в 50-е годы, после этого это было преодолено.

Я бы сказал, что Китай пробовал занять роль, они пробовали Китай в качестве врага, который не дает Америке развиваться, но насколько я понимаю, это тоже быстро отпало, от этого нация вылечилась. Почему там прививки подобного рода успешны, а у нас идет рецидив? Я открываю журнал «Флирт», прошу прощения, а тут «Михаил Сергеевич до сих пор празднует дни рождения в Лондонах, потому что в народе его, мягко говорят, не очень жалуют, как любого предателя национальных интересов». В общем, это можно читать бесконечно.

Петрановская: Как раз здесь самое место. Это журнал для тех, кто не может удовлетворить свои потребности более гармоничным способом, и удовлетворяет их таким, это по прямому назначению.

Лобков: То есть и то, что у него личная жизнь не складывается, в этом тоже виноваты какие-то заокеанские враги?

Петрановская: Нет, тут просто. Если у человека нет проблем в личной жизни, у него нет необходимости в услугах подобного рода. Если у человека есть возможности размещать свою агрессию нормальным образом, у нет необходимости придумывать невидимого врага и его ненавидеть за все. Проблема в том, что в Америке даже в период маккартизма сохранялись возможности обращать агрессию по адресу, из-за кого мне плохо жить, тот и огребет. У нас такие возможности перекрыты.

***

1 июля в Госдуме будут «чистить» русский язык от иностранных заимствований. Трепещи хипстер, трепещи депутат и сенатор – ведь этих слов в русском языке тоже нет. На связи с Дождем депутат Госдумы Михаил Дегтярев, ярый сторонник нового закона.

Лобков: Михаил, как вы оцениваете шансы на то, что этот закон пройдет? И кто будет составлять список, какие слова русские, а какие вражеские перенесены нам с Запада нашими противниками?

Дегтярев: Закон рекомендован к принятию, наша фракция его подготовила во главе с Владимиром Вольфовичем Жириновским. Разумеется, мы проголосуем «за». Кто будет? Там четко прописано, что будет регулироваться подзаконным актом Минкульта  в соответствии с веяниями времени на основании общественного обсуждения и экспертных оценок, будет составлять список. Вот и все.

Лобков: Это будет большой список иностранных слов? Вспоминается сразу Аксаков, такой славянофил, про которого говорили, что он был настолько одет в русскую одежду, что многие его принимали на улице за персиянина, мокроступы. Кстати, как депутатов будут называть?

Дегтярев: Посланник, как в Сербии. В Сербии со своим родным сербским языком в этом плане поступала гораздо более бережней все прошедшие годы. И там депутат называется посланник, а Государственная Дума звучит посланник Русской Думы.

Лобков: То есть вы считаете, что менеджеров и представителей новых профессий, которые не существовали в русском языке…

Дегтярев: Конечно, ну вот мерчендайзер. Что это такое? Раскладчик обычный, менеджер – управленец. Нужно свой язык беречь и защищать.

Лобков: А что это за веяние времени, о котором вы говорите?

Дегтярев: Имеется в виду, что язык, конечно, трансформируется, должны эксперты работать.

Лобков: Язык не трансформируется, а меняется, и язык – татарское слово.

Дегтярев: Конечно. Мы и не говорим, что депутаты будут устанавливать список, это дело экспертов, Министерства культуры, и они установят, что язык – это действительно татарское слов, но оно уже принято в обороте и не нужно его заменять. А мерчендайзер — он нам даром сегодня не нужен, как, впрочем, и менеджер.

Лобков: А зачем вам такая нагрузка? У вас сейчас каникулы, ехали бы отдыхали. Неужели вы считаете, что если сейчас вы не поработаете над русским языком… Что веяние времени? В чем такая острая необходимость?

Дегтярев: Павел, всегда ЛДПР работает, мы все лето будем работать на избирательных кампаниях. Мы не отдыхаем. Даже сейчас я еду на собрание Московского городского отделения выдвигать кандидатов в депутаты Московской Городской Думы.

Лобков: В чем такая острая необходимость сейчас править язык? Что иностранцы сейчас наводнили нашу…

Дегтярев: Объясняю: у нас же в Государственной Думе сотни законопроектов лежат годами, и этот закон о защите русского языка несколько лет продвигался к принятию, только в том Комитет по культуре его допустил на рассмотрение. Это нормальный законотворческий процесс для оппозиционной партии.

Лобков: Мы сегодня говорим о синдроме антиамериканизма. Многие из лидеров вашей партии, в частности, ваш лидер и вы, часто довольно используют этот козырь, что Америка подбрюшье как-то подбирает под себя Россию, потому что видит, что Россия возрождается, и она не может этого допустить. А вы не думаете, что таким образом просто мы оправдываем собственную лень, собственную  слабость, собственную нерасторопность, собственную непредприимчивость и списываем это на внешнего врага?

Дегтярев: Во-первых, давайте определимся с нашей позицией, например, с той же лезгинкой на Манежке. Видный подследственный и осужденный уже деятель Навальный, когда мы с ним конкурировали на выборах мэра Москвы, он говорил, что он против лезгинки, которую танцуют выходцы с Северного Кавказа. А я, например, хочу сказать, что я за, и мне нравится, когда люди соблюдают собственные традиции, знают свои танцы, верны своей вере, уважают старших, знают свой род, как минимум до десятого колена. Нам к этому нужно стремиться, танцевать рядом русские танцы, возвратиться в православную веру и изучить свой собственный род, собственные традиции.

Лобков: Америка-то в чем мешает? Ну изучали бы собственный род. Я вижу ток-шоу с вашим участием на федеральных каналах, там Америка упоминается чуть ли не чаще, чем Россия.

Дегтярев: Павел, Америка здесь не при чем, мы защищаем русский язык, это как с лозунгом нашей партии. Мы говорим: «Мы за русских», нам шьют регулярно разные деятели, которые, видимо, плохо слышат, что Россия для русских,  это вообще нацистский лозунг. Не надо путать, мы за русский народ, за другие коренные народы, но ни в коем случае никогда не применяем вот такую лексику. Здесь игра слов.

Лобков: Вы мне так и не ответили, почему все-таки…

Дегтярев: Вот я вам отвечаю: нам на американцев наплевать, как и многим гражданам. Мы за то, чтобы защитить свой язык, чтобы раскладчик был раскладчиком, приказчик был приказчиком, депутат был посланником и так далее. Причем здесь американцы?

Лобков: А на какой машине вы сейчас едете, я прошу прощения?

Дегтярев: Еду на автомобиле российского производства, который закупила наша автоколонна, Ford.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.