ЛОБКОВ. Путин устал, но уйти не может

Лобков
12 декабря 2013
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (13:51)
Часть 2 (13:18)
Часть 3 (06:49)

Комментарии

Скрыть

Станислав Белковский о том, почему все спали под десятое послание Путина. 

Лобков: Стас, вы написали альтернативное послание.

Белковский: Да, я получил за него гонорар 100 тысяч рублей, к сожалению, оно не было востребовано Кремлем.

Лобков: А в чем суть? Неужели еще скромнее, чем сам президент сегодня выступил, еще менее амбициозные задачи?

Белковский: Нет, там как раз были весьма амбициозные задачи. Там объяснялся тезис о том, зачем нужна сочинская Олимпиада.

Лобков: Зачем?

Белковский: Потому что русский народ может работать только в режиме аврала, поэтому нужна система авральных проектов, чтобы хоть чего-то добиться в этой стране. И там я внятно артикулировал от имени Владимира Владимировича Путина, что надо осознать русский народ не как актив, а как проблему, тогда пониманию к логике власти придет подавляющее большинство.

Лобков: То есть, есть три процента, которые в нефтегазовом секторе работают, - это то, что нам надо, а остальное нет?

Белковский: Конечно. Я еще в 2009 году написал антикризисную федеральную программу, которая называлась «Русская смерть», основная идея состояла в том, что сокращение населения России на 30-40% позволит нам выйти из кризиса. В моем варианте была описана главная духовная скрепа, которая предлагается вниманию собравшихся, - это борьба с гомосексуализмом во всех формах.

Лобков: По-моему, она уже происходит.

Белковский: Да, но она происходит недостаточно активно, к тому же гомосексуалисты остаются на ключевых должностях в администрации президента, правительства…

Лобков: Ой, давайте не будем называть, а то можем ошибиться.

Белковский: Мы же не называем никого конкретно. Поэтому я предложил еще мораторий на какие-то санкции против гомосексуалов до 1 июля 2014 года. Всякий, кто совершит каминг-аут до этого момента, на того ничего не распространяется.

Лобков: У меня вопрос, который больше всех сегодня волнует, обычно раздирают обычно на цитаты как Ильфа и Петрова.

Белковский: А тут нечего цитировать.

Лобков: А тут нечего раздирать. Я бы разодрал на три части сегодняшнее послание. У меня ощущение, помните, были такие чешские, по-моему, циклы, как котик и песик пекли пирог, вот один положил соленый огурец, другой – мышку. У меня ощущение, что сегодня были три этих поставщика. Первый начал Володин, первый и третий – это где-то Володин, мне так показалось. Там было умеренно про политическую реформу, гораздо более умеренно, чем раньше. Никакие выборы мы не отменяем, поднимаем земство …

Белковский: Земство обедает.

Лобков: Что-то такое либеральное володинское в духе последнего визита Володина к правозащитникам с Людмилой Алексеевой трогательно под ручку, замглавы администрации, который когда-то казался тираном и деспотом, сейчас он нам кажется страшно либеральным. Вторую часть писали Дворкович с Медведевым, судя по тому, что было нашпиговано терминами, которые заканчиваются на «ац», «иц» и совершенно непонятно.

Белковский: «Нейминг».

Лобков: Да, а вот третья часть была, конечно, написана Сергеем Борисовичем Ивановым. Когда я услышал «толерантность» и «мультикультурность» избыточную, я понял, что здесь без Сергея Борисовича не обошлось. Я прав, говоря о трех составных частях этого послания, этого шедевра?

Белковский: Я думаю, что все перечисленные вами люди из постели не встанут за маленькую сумму денег, не то, чтобы писать послание. Писали их помощники. Это комплексный продукт, он должен отражать самые разные точки зрения, но поскольку вы по образованию не философ, а биолог, вы не обратили внимание на главное, что есть в этом послании. Впервые за долгие годы Ивана Ильина сменил Николай Александрович Бердяев.

Лобков: Я обратил, у меня даже в списке вопросов есть.

Белковский: Это переворот в сознании, вы поймите. Это переход от военно-полевого богословия, как говорила Гиппиус, к религиозному экзистенциализму и весьма популярному в либеральной среде.

Лобков: А мог бы быть Василий Васильевич Розанов

Белковский: Василий Васильевич совершенно особо. Это, когда Владимиру Владимировичу надоест страной управлять, и он уже по приколу пойдет, и будет ясно, что страна распадается, тогда Василий Васильевич Розанов пойдет в дело. Замена Ильина на Бердяева, кроме того, нельзя сбрасывать со счетов, что это означает аппаратное положение партии Ильина во главе с Никитой Сергеевичем Михалковым. Вы обратили внимание, что недавно его допрашивали по делу о хищении бриллиантов на вверенном ему в попечении, принадлежащем его семье заводе. Это звенья одной гребанной цепи, я вам скажу.

Лобков: И с Ромой Жиганов там что-то плохое происходит, его подозревают в участии в разбое. Все-таки один человек, который на одной сцене выступал с Владимиром Владимировичем…

Белковский: А сейчас на открытии Олимпиады, вы знаете, будет выступать Григорий Лепс. И лично я в счет тех 100 тысяч рублей, которые я получил за написание альтернативного послания, придумал, как примирить Лепса с высокими международными гостями с учетом его розыска в США по подозрению к причастности к наркомафии. Лепс исполнит песню Фрэнка Синатры «Strangersinthenight» на грузинском языке, поскольку он сам этнический грузин, ему это должно быть достаточно легко.

Лобков: Бердяев – замечательно. Но зачем нас гонят в Сибирь? Я не понял десяти минут, посвященных Сибири. У меня сложилось впечатление, которое я в своем изложении передал, что не дают покоя лавры Столыпина, и что открытие новых земель, пафос, вот вы сидите здесь ожиревшие, обюрократившиеся чиновники. При этом Владимир Владимирович в течение года планомерно под каждую проблему возникшую создавал министерство. Возникает проблема – возникает министерство. Чуть было Миннац не воссоздали. То есть сидят все эти воссозданные министерства в количестве, превышающим сталинские, и им с довольно серьезным пафосом президент говорит: «А что вы здесь сидите? Вам пора в Сибирь, инвестируйте туда. Я вам туда дорогу показываю». В достаточно таком усталом послании была тема, что есть живая земля, идите туда, какой-то почвенный пафос. Что это такое? 

Белковский: Вот Александр Александрович «Блок идите за Урал, где блещет интеграл, с монгольской дикою ордою!». Конечно, это высокий евразийский пафос, «мы повернемся к вам своей азиатской рожей», как сказал тот же Александр Александрович Блок, посветив, видимо, это стихотворение созданию агентства «Россия сегодня» вместо РИА «Новости». Вы абсолютно правы про столыпинские амбиции, именно поэтому такие болезненные чувства у Путина вызывает Украина. Можете себе представить его в киевской опере с его столыпинскими амбициями? Тут скажут, что что-то не так, тем более, на Майдане немало евреев, а от Майдана до оперы недалеко. Нет, я думаю, что Владимиру Владимировичу послание стало абсолютно пофигу, как говорят у нас политологов. ОН абсолютно устал от этого жанра, он заложник Конституции, это он сегодня сказал.

Лобков: Да, он сказал: «Я обязан сказать, я сказал».

Белковский: Да, если бы не Конституция, он бы пошел на тхэквондо или бои без правил, которые в российской политике и экономике и так происходят круглосуточно. А тут надо было сказать – сказал. Ведь символом этого послания стал засыпающий пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Лобков: В его защиту говорят, что он сам так долго работал над тем, чтобы скомпилировать противоречивые вещи…

Белковский: Вы представляете, как послание надоело даже Пескову, что уж говорить про остальных?

Лобков: Есть еще одна гипотеза, почему вместо духовных скреп…

Белковский: Потому что Олимпиада на носу, и от скреп может отломиться стадион «Фишт».

Лобков: Непонятно, чем платить зарплаты, и Олимпиада, кажется, что-то там отвалится, что-то там по бобслейной трассе.

Белковский: Там крыша рухнула на бобслейной трассе. Правда, непонятно, в каком смысле: в прямом или в криминальном.

Лобков: У нас нет точных подтверждения. Тем не менее, что экономический кризис наступающий настолько силен, что, возможно, стоит себя ограничить в патриотической риторике, в чем себя Путин очень сильно ограничивал сегодня.

Белковский: Патриотическая риторика обычно нарастает по мере приближения экономического кризиса, поскольку ничего больше не остается.

Лобков: Значит, наоборот все хорошо?

Белковский: Нет, просто Олимпиада, на носу Олимпиада. На стадионе «Фишт» в мой день рождения, я уверен, что это сделано специально для меня, потому что я посвятил жизнь, комментирую деятельность Владимира Владимировича Путина, состоится открытие Олимпиады. Климат психологический и политический на этом открытие должен быть максимально благостный. И само название стадиона - «Фишт» в этом есть что-то невообразимо еврейское, это похоже на гефилте фиш.

Лобков: Это вы плохо знаете адыгские языки.

Белковский: Нет, это местная вершина, но я потом, когда назвали стадион «Фишт», я подумал, что если бы его назвали «Робинович», то это качественно улучшило бы психологическую атмосферу.

Лобков: Давайте про Путина. Усталость вождя. Последний план, который был в трансляции, - это крупный план довольно застывшего лица без эмоций.

Белковский: Да.

Лобков: Совершенно без эмоций. Когда актер обращается в зал, меня так учили в драмкружке еще школьном, что вы должны найти себе какого-то человека, неважно, это VIP-зритель или просто зритель, в первом ли ряду сидит, Сергей Борисович или кто-то еще, смотреть на него и говорить на него. Говорят, так же американских президентов учат. В этом взгляде последнем был туман, он их не видит, он их призирает.

Белковский: Абсолютно.

Лобков: Этот весь квадрат заполненный, созданные им же чиновные братья, которые живут по своим законам. У меня такое ощущение, что он их глубоко призирает. В этом взгляде было все: презрение, усталость.

Белковский: Конечно, они же выгодоприобретатели, бенефициары, как сказал сегодня сам Владимир Владимирович, его режима, а отвечать-то ему. Как известно, безответственно комментировать – не мешки ворочать. А если что случится, кто виноват? Владимир Владимирович, они-то на яхтах разъезжают по Атлантике, а он прикован к Ново-Огарево, и кроме преданных собак, кроме Конни Полгрейв - лабрадора и болгарской овчарки Баффи, почти никого не осталось, на кого он бы мог положиться. И это послание – это абсолютная рутина, которой его заставляют против его собственной воли.

Лобков: Психологически это чувствовалось?

Белковский: Психологически это колоссальная усталость. Почему он раб на галерах? Он ведь не очень много работает физически. Встает он поздно, по некоторым данным, много времени проводит в бассейне и в спортзале. Но это колоссальная психологическая усталость от того, что он хотел, как учили нас Абрамович и Березовский, руководить «Газпромом», то есть быть вольным бизнесменом очень крупным и пользоваться всеми благами этого мира. Но судьба сыграла с ним злую шутку, потому что в жизни человека всегда реализуется то, что человек хочет. Когда-то в раннем детстве он захотел послужить Родине и пришел инициативником в КГБ. Если помните, его не взяли в КГБ, но потом Родина заключила его в такие костлявые объятия, из которых он никак не может вырваться. Это страшное садо-мазо, роковой танго, роковой танец между Путиным и скелетом Родины определяет его тяжелое психологическое состояние, с которым он выходит с бессодержательным посланием.

Лобков: Давайте посмотрим самую популярную сегодня фотожабу. Кстати, обычно больше бывает, сегодня только один. Все у нас сидят в головных уборах патриарха, но без крестов

Белковский: Это я видел.

Лобков: Зайчики такие. И второй вариант – Медведев единственный, у кого зайчик с ушками. Как-то это психологически все похоже на настроение, вроде ни о чем, а смысл очень четко выражен абсолютного ритуала такого.

Белковский: Да, но по-настоящему расслабиться смог только Дмитрий Песков, который заснул.остальные все-таки с помощью каких-то веществ, видимо, поддерживали себя на ногах, включая Владимира Владимировича. Ведь его бесстрастное выражение лица может определяться не только его эмоциональным состоянием, но и специальными косметологическими операциями.

Лобков: Да нет, я думаю, что человек…

Белковский: Вам, как биологу, виднее. Это, скорее вопрос больше биологический, чем философский.

Лобков: Важно, о чем не сказал Путин. Ожидали, что он скажет что-то о политической реформе, что мэров будут назначать сверху, этого ожидали, и так уже в половине городов сити-менеджеры.

Белковский: Нет, было же о том, что сити-менеджеры будут подчиняться губернаторам, а не городским советам. Но это был сознательный вброс, чтобы запугать прогрессивную общественность, как Кремль всегда делает, а потом расслабить прогрессивную общественность.

Лобков: Тем не менее, не очень сработало, потому что это прошло как-то показательно. Восстанавливать СССР мы больше не будем, то есть пламенных речей о том, что у нас единое пространство, мы будем, наверное, тех мигрантов пускать, которые лучше владеют русским, на основе патентов. Такое вполне заявление, но не президентского уровня, скажем так, Федеральной миграционной службы.

Белковский: Перед Олимпиадой не надо восстанавливать СССР тем более, это никогда и невозможно.

Лобков: И отказ от сверхдержавы. Россия – не сверхдержава, в том смысле, что мы не будем никого учить, как кому жить. Зачем тогда все эти центры русской культуры, которые в Париже?

Белковский: Центры русской культуры в Париже для того, чтобы Наталье Нарочницкой было хорошо попивать белое вино под устрицы и больше не для чего. Никакого влияния это ни на что не имеет.

Лобков: Тем не менее, раньше же была такая концепция псевдо СССР.

Белковский: Вот именно, что псевдо СССР.

Лобков: Это события на Майдане так повлияли на Путина, что он отказался от сверхдержавной риторики?

Белковский: Нет, события на бобслейной трассе в Сочи в связи с падением крыши. Нет, Майдан, конечно, как-то повлиял, но не так глубоко и радикально, как первый Майдан или арабская весна. Путин уже знает, что с Украиной нельзя иметь дело, лучше туда не соваться. Поэтому версия о том, что это под влиянием России Украина не подписала соглашение с Евросоюзом, не соответствует действительности. Она не подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом под влиянием страха Януковича перед безденежьем незадолго до президентских выборов марта 2015 года. Нет, ясно, что никакого СССР не будет, и никакой реальной работы по воссозданию такого типа надгосударственного образования не ведет. Все это блеф и фарс.

Лобков: раньше это была риторика, сейчас создается агентство «Россия сегодня», то есть пропагандистские …

Белковский: Агентство «Россия сегодня» создается для того, чтобы оттяпать активы РИА «Новости» под определенных кремлевских чиновников и их деловых партнеров, а не для того, чтобы воссоздавать СССР. И уж если российская риторика имени Дмитрия Киселева, главы агентства «Россия сегодня» чему-то и способствовала, то конечно, притоку народа на Майдан или наоборот. Киселев стал очень популярен на Украине, после каждого эфира дополнительные 50 - 70 тысяч человек выходили на улицы в Киеве.

Лобков: Это понятно, но при этом из президентского послания исчезает великодержавность, исчезает Михалков.

Белковский: Михалков под следствием из-за бриллиантов. Исчезает Ильин.

Лобков: Исчезает Сергей Борисович Иванов последнего издания, когда нам надоела эта мультикультурность, толерантность.

Белковский: Но вы не забывайте, что Сергей Борисович Иванов – это еще леопарды и балеты Эйфмана, они тоже не было упомянуты в послании. Тревожно.

Лобков: Так или иначе, было ощущение вялости, но опять же посыл – Запад гнилой, разочарованный в ценностях, Россия – носитель духовности.

Белковский: Слово «запад» сказано не было, было сказано, что кое-кто кое-где у нас порой не придерживается традиционных ценностей, что можно трактовать двояко и трояко. В конце концов, именно в этом году Владимир Владимирович Путин развелся с супругой, тем самым вышел из плена традиционной семьи. Кроме того, Дмитрий Песков, еще не заснувший, объявил тогда, что Путин теперь женат на России, перефразируя Елизавету Первую. А женитьба на России – это вариант инцеста.

Лобков: Викторию, по-моему, все-таки.

Белковский: Все-таки, мне кажется, Елизавету Первую, наша королева девственница, согласитесь, а не Виктория. Викторию я бы так не назвал.

Лобков: Виктория после смерти принца Альберта это сказала. Ну не важно.

Белковский: Потом после эфира посмотрим в словаре. Послание вы все равно прочитали. Поэтому с таким инцестом не очень можно отстаивать традиционную семью. Поэтому это все равно все было сказано очень вскользь, скорее, чтобы это совсем не выкинуть из послания, и не казалось, что Владимир Владимирович Путин полностью поменял идеологические приоритеты, которые он культивировал последние полтора года с момента повторного воцарения Кремля.

Лобков: Такое ощущение, что это не речь человека, который в 2018 году собирается вновь возглавить страну.

Белковский: Нет, совсем. Он устал смертельно. Вопрос только в том, какой альтернативный сценарий, потому что очень часто так бывает, что человек хочет уйти, а не может. Потому что, как сказал писатель Фадеев в «Молодой гвардии», «долг маленький, но близкий, часто уступает место долгу большому, но далекому». А потом майские указы, не забывайте. Надо выполнить майские указы хотя бы до 2015 года.

Лобков: А как их можно выполнить, если Министерство экономики и самые близкие к президенту люди с либеральной стороны весь год доказывают, что майские указы невозможно выполнить, так же, как 22 не равняется 18, потому что ничего не получится.

Белковский: Майские указы – это нечто сакральное, это сакральные ориентир русского народа. Я думаю, что хороший был бы фильм или спектакль, где через много лет, например, 100-летний Владимир Путин и 90-летний Дмитрий Медведев ходят по кладбищу, где похоронены все члены нынешнего правительства. И Путин спрашивает: «Ну как там, Дима? Скоро будут выполнены майские указы?», «Обязательно будут, Владимир Владимирович», - отвечает премьер Медведев. Майские указы – это как конец света по майскому календарю, календарю Майя. Поэтому цель – ничто, движение – все. Все равно их надо когда-нибудь выполнить и заявить, что майские указы выполнены.

Лобков: Где деньги - вопрос, который всегда задает Владимир Путин своим собеседникам.

Белковский: Денег, честно говоря, нет, но Господь же накормил четыре тысячи человек пятью хлебами. И если Путин, Медведев и Патриарх будут усердно молиться за выполнение майских указов, они могут выполниться сами собой, особенно если по сложившейся в Кремле традиции свалить все на хакеров… Как, например, когда Якунина увольняли, выяснилось, что это хакеры послали постановление правительства. Сказать, что те майские указы, которые мы знаем, на самом деле их содержание никому неизвестно, они изотерические абсолютно, тоже были сделаны хакерами, вот новый текст майских указов.

Лобков: Вы думаете, что люди верят? Сегодня, кстати, ИТАР-ТАСС опубликовал большую подборку фотографий, где разные люди смотрят послание президента, в том числе, я не знаю, если бы я был редактором агентства, я бы такую фотку не поместил. Там сидит такой человек, явно с тяжелым прошлым, с наколками, я не умею читать наколки, но, я думаю, что специалист бы прочитал их, и вот он так напряженно вглядывается в экран. Это, видимо, символизирует интерес к выполнению майских указов. Мне кажется, это во многом преувеличено, мне кажется, что давно уже все делят на 148, привыкли полагаться на собственные силы, а не на какие-то майские указы. Тем более, что сегодня, скажем, та тема, которая касается рождаемости, демографии, необходимости поддержки, как в прошлом году, чем больше  в стране людей, тем крепче наш суверенитет, рожайте по трое детей, и это идеальная модель семьи, в общем, с неким финансовым бэкграундом, который обещался. Сейчас все очень скромно, нам опять сказали, что впервые рождаемость превзошла естественную смертность. Как-то скромно очень, мне кажется, что в майские указы никто по-настоящему не верил, и на материнский капитал никто по-настоящему не рассчитывал.

Белковский: В материнский капитал верили бизнесмены типа Павла Сигала, вице-президента «Опоры России», который с помощью матерей-алкоголичек наладил безотбойную систему обналичивания этого материнского капитала. Поэтому материнский капитал пролился золотым дождем в определенные социальные группы наших сограждан. Но действительно, вся путинская риторика не сильно волнует верноподданный народ, потому что уже столько всего сказано за последние 14 лет, что верить и даже оценивать это серьезно невозможно. Что будет, то и будет. Русские люди всегда готовы оторваться от рабочего процесса под предлогом необходимости просмотра часового послания великого, это, безусловно, так.

Лобков: Если говорить о самих чиновниках, о той стороне. Вы же знакомы со многими из них. Как они воспринимают поход этот в Кремль?

Белковский: Как обязательное мероприятие, обязанность, это происходит в рабочее время.

Лобков: Там конспектировали, через полчаса это уже было выложено на сайте. Это необходимость показать свою лояльность?

Белковский: Это такая традиция, такой ритуал, обязательно надо конспектировать, обязательно. Это то, что сложилось в бюрократии еще с советских времен и с тех пор не изменилось, потому что если ты не конспектируешь, значит, ты недостаточно внимателен к тем гениальным построениям, которые доносятся к тебе в послании президента, который, возможно, это сам и писал.

Лобков: Что интересно? Ровно через неделю, по-моему, будет прямая линия с народом.если мы увидим другого Путина: энергичного, сыплющего шутками, без этой усталостиэкзистенциальной в глазах, что это будет значить? Что он президент всего народа, что он президент России и не президент той касты чиновников, которая помещается в Георговском зале, и напрямую общается с народом, и этих людей всех, которых взяли, он отдает на растерзание Навальным, кому угодно товарищу Плохому?

Белковский: Хорошего человека никому на растерзание не отдашь. Нет, я думаю, что Путин всегда был и остается президентом народа в парадно-презентационной версии, но я абсолютно убежден, что по сути дела, Путин, конечно, русофоб. Он не очень любит верноподданный народ, потому что еще в молодом возрасте – в 1980 году он узнал, что на свете существуют настоящие немцы, с которыми он жил, существовал и соработал значительную часть 80-х годов. Это люди, которые ходят на работу, выполняют ее, сидят на работе трезвыми и вообще относятся к работе, как к чему-то будничному, а не трагедии без надлома и надрыва. И с этого момента, с момента отбытия из ГДР он понял, что заставить этот верноподданный народ работать так, как работает немецкий, невозможно никогда. Поэтому он действует в предлагаемых обстоятельствах, он должен объяснить русскому народу, как быть, поставить ему в качестве духовных скреп заградотрядов, которые не давали ему перенести сроки выполнения любых проектов: с одной стороны, сочинскую Олимпиаду, с другой стороны, Чемпионат мира по футболу в 2018 году или саммит АТЭС, уже прошедший. И как-то тянуть резину, чтобы эта несчастная страна не развалилась. Энтузиазма тут никакого нет, даже если Путин будет в наигранном энтузиазме 19 декабря, это все не должно нас уже обманывать после 14 лет коабитации  с этим незаурядным, безусловно, я говорю это без всякой иронии, государственным деятелем и политическим лидером. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.