Великая российская стена. Власти почти достроили «суверенный интернет» — от чего нас отключат?

26 октября, 12:41 Анна Немзер
11 710
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Блокировки сайтов, замедление трафика, штрафы соцсетей, покушение на убийство Telegram, угрозы закрыть YouTube, обещание сделать суверенный интернет — все это цензура. «Роскомсвобода» — хулиганский оппонент Роскомнадзора — борется за нашу свободу в сети уже девять лет. Сколько стоит «пакет Яровой» и возможно ли технически воплотить его в жизнь? (Спойлер: дорого и невозможно). Хотят ли технари работать на государство? Спасут ли нас технологии и молодость? Обо всем этом Анна Немзер поговорила с юристом и сооснователем «Роскомсвободы» Саркисом Дарбиняном.

Саркис, я хотела начать с того, что в 2012 году, правильно я понимаю, в 2012 году появилась «Роскомсвобода», в качестве противовеса Роскомнадзору, и есть ощущение, что цензура началась в России в 2012 году.

Вот скажите мне, правильное ли это у меня ощущение, и если да, то как у нас с этого момента все развивалось? Оно вот идет планомерно, и планомерно спокойно докатилось до нынешнего момента, или все-таки в последнее время что-то происходит особенно концентрированное?

Вы правильно всё сказали, ровно в 2012 году, первого ноября появился, вступил в силу первый закон о «черных списках» сайтов, который по сути явился ящиком Пандоры для дальнейшей цензуры, и он установил основания для внесудебной блокировки. Именно тогда мы и встретились, четыре человека, все мы были на тот момент членами Пиратской партии России и поддерживали такие либертарианские вещи.

И когда уже стало понятно, что политики никакой нет и не будет, в ближайшее время это будет болото, мы решили все-таки направить свое внимание в сторону такого онлайн-активизма и экспертизы того, что происходило с законодательством и с цифровыми правами, и вообще с регулированием интернета.

И в 2012 году еще произошло другое достаточно серьезное событие, это Международный союз электросвязи в Дубае, когда по сути мир разделился на два лагеря. Один лагерь выступал за такую централизацию интернета, за цифровой суверенитет, а другие, в том числе Великобритания, США покинули даже в тот момент заседание, потому что они поддерживали другой подход, то, что в мире называется мультистейкхолдеризм, когда общество, бизнес и государство совместно принимают решения по интернету.

И вот с 2012 года все покатилось в достаточно жесткое законодательствоприменение, и конечно, сфера наших интересов со свободы слова стала такая более широкая. Мы стали заниматься цифровыми правами, в том числе, правом на приватность, на шифрование, на анонимность, все, что было актуально для нас, что было актуально для самих пользователей, когда стало понятно, что власти хотят всех деанонимизировать, хотят всех посчитать, хотят контролировать хождение контента в сети, получать доступы к переписке, к ключам. И все, что уже с 2012 года по сегодняшний день происходит с интернетом, конечно, уже совершенно другой интернет строит, чем тот, который мы имели до этого года.

В последнее время, вот одна история, когда принимаются какие-то особенно репрессивные законы, и в соответствии с этими новыми принятыми законами там, не знаю, в 2019 году пакет законов о суверенном интернете, репрессивный закон принимается, и соответственно, реальность начинает под него подстраиваться.

Другая история, когда репрессивные законы уже давно лежат, а потом в какой-то момент вдруг их начинают запускать, до этого момента было какое-то точечное применение этого закона, потом в какой-то момент его запускают массированно. Что у нас происходит?

У нас, я думаю, происходит так, что люди, которые принимают решения, сами толком не знают, как это все будет работать. Они экспериментируют в полях, они что-то принимают, смотрят, если это не работает, например, как было с законом о блогерах, его отменяют. Если что-то не работает сейчас, например, как это было с законом, который назвали в прессе законом о запрете VPN, что будет после.

И конечно, надо сказать, что на сегодняшний день власти достаточно хорошо научились делать работу над ошибками. Если еще несколько лет назад смеялись, когда Роскомнадзор не мог заблокировать Telegram…

Вот, я хотела спросить.

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Александр

    07.12.2021

    Хочется смотреть канал...но для "свободного" российского пенсионера дороговато...(((

    Помочь
  • Sergey Smolyanitskiy

    Москва
    07.12.2021

    Здравствуйте.В прошлом году перед Новым годом,какой-то добрый человек оплатил мне подвешенную подписку на целый год.Дай бог этому человеку здоровья и низкий поклон.Потому телеканал Дождь,давно стал как родной.Обычный телевизор смотреть сил нет,особенно центральные каналы.Раньше я оплачивал его сам,но второй год перебиваюсь нестабильными заработками .поэтому опять вынужден обратиться к подвешенной подписке.Если кто-поможет,буду очень рад,

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде