Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Катастрофа от Лукашенко: какую цену может заплатить Путин за кризис с мигрантами

2 625
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Александр Лукашенко — несомненный диктатор. Не будем спорить — последний, предпоследний, неважно. Диктатор. Со своими гражданами он расправляется легко и быстро. Он устроил в Беларуси одну большую зону, но при этом не стоит считать его глупцом — Лукашенко может топтаться на европейских ценностях у себя дома и при этом прекрасно знать, что собой эти ценности представляют. Белорусский президент видел, что творилось в Европе, когда ее накрыла волна беженцев из Сирии в 2015-м году, видел, какой глубины кризис разразился в США в 2018-м, когда караван из тысяч выходцев из Центральной Америки подошел к Техасу. Лукашенко знает: одна фотография несчастного ребенка, умоляющего большого дядю-пограничника о спасении, гарантирует сочувствие благополучного западного мира. Не всех его жителей, конечно, но многих.

Дональд Трамп и его правительство были подвергнуты самой яростной атаке критиков после того, как американцы увидели детей-мигрантов, спящих в спецприемниках под одеялами из фольги. И сейчас, когда мир наблюдает за кризисом на белорусско-польской границе, а пресса публикует фотографии детей, их совершенно отчаявшихся матерей, замерзающих, голодных, мы им сочувствуем. А как еще реагировать на историю четырехлетнего ребенка, которого мать привезла из иракского Курдистана в надежде сделать ему операцию на позвоночнике? В Германии — говорит она корреспонденту CNN — делают хорошо, а в Ираке плохо. Мальчик не ходит.

На это и был расчет: сочувствие цивилизованного общества, чистые эмоции — их сложно победить рациональными аргументами. Белорусский диктатор поставил Европу в невыносимое положение: прислал ей людей без документов, нелегалов, у большинства из которых нет оснований для получения убежища, но умоляющих о помощи. Разумеется, начались споры, правозащитники бросились спасать беженцев — это их работа. Лукашенко знал, что так будет. Специально пустил максимальное число телекамер на границу — картинка драматичная, и на этом фоне легко обвинить поляков в бездушии и предстать в образе Деда Мороза с подарками.

Польское руководство, к которому у Европейского Союза целый воз претензий, в данном случае воспринимается Брюсселем как защитник границ Старого Света на передовой. Жесткий подход Варшавы к беженцам ЕС одобряет, потому что понимает: если пропустить в Польшу одних, то тут же появятся другие. Что с ними делать? Где их размещать? Европа, в том числе и Германия, которая для большинства беженцев является пунктом назначения, не готова к новой ближневосточной волне.

В прошедшие выходные собравшимся в стихийном лагере мигрантам пришла смс от польских властей. Среди примерно двух тысяч человек, находящихся у заграждений, 200 детей и 600 женщин. В смс-сообщении им предлагают вернуться в Минск, но большинство из них уже и этого не могут: белорусские визы, так легко им доставшиеся в Ираке, уже истекли. Белорусские пограничники их обратно не пускают: зачем же портить картинку.

Вместе с тем по закону Варшава обязана рассмотреть прошение человека, претендующего на убежище, если его нога ступила на польскую землю. Это правило, насколько можно судить, не выполняется или выполняется в редких случаях, в основном же смельчаков выталкивают обратно в приграничную зону. Можно ли оправдать столь бескомпромиссный подход тем фактом, что гуманитарная катастрофа рукотворна?

В белорусских лесах в середине ноября холодно. Обморожение и смерть — вполне реальная перспектива для этих людей. Погибшие уже есть. В ЕС в панике ищут выход и даже унижаются до звонка белорусскому министру иностранных дел Макею. Беседа главы европейской дипломатии Борелля ни к чему, впрочем, не привела. Разве что подтвердила верность расчетов Лукашенко: Запад поставлен в безвыходное положение, ему придется идти на компромиссы. Ясно, что белорусский лидер добивается одного: возвращения легитимности. Его ведь никто в Европе и США президентом не признает, так теперь не с кем разговаривать. Меркель звонит Путину, но тот подыгрывает своему белорусскому коллеге: общайтесь с Минском, говорит он.

На днях агентство Блумберг писало о том, что российский Аэрофлот окажется в новом пакете санкций против Беларуси. Об ограничительных мерах, по словам собеседника издания, может быть объявлено в начале декабря. Акции Аэрофлота после публикации подешевели почти на 2,5%, и действительно, санкции могли бы стать тяжелым ударом.

Впрочем, думаю, это блеф и никаких мер против российской авиакомпании не будет. Во-первых, потому что она не выполняет рейсов из Багдада и Дамаска в Минск. Во-вторых, потому что мир все еще нуждается в российском небе (которое бы обязательно закрыла Москва в ответ на санкции против Аэрофлота). А в-третьих, не забываем про вечный аргумент умеренных Меркель и Макрона: давайте не раздражать Путина. Поэтому пока ограничительные меры вводятся против Беларуси.

В Восточной Европе, тем не менее, настаивают на необходимости призвать к ответу как Лукашенко, так и Путина. Там называют российского президента таким же организатором кризиса, как и его белорусского коллегу. Эти двое политиков советской формации часто и много общаются — не исключено, что обсуждали и план удара по европейцам. Но мы этого не знаем. Мы знаем только то, что в сложившихся обстоятельствах Москва поддерживает Минск, во всем винит «западных партнеров» и с плохо скрываемым удовольствием наблюдает за паникой у польских границ.

Нет сомнений, что с Александром Лукашенко Кремлю нелегко. Вот он в приливе вдохновения грозится перекрыть газопровод Ямал-Европа. Газопровод российский. Газ российский. Доставляется в том числе в Германию. Выходка явно с Путиным не согласованная.

Москве критически важно оставаться надежным поставщиком энергоресурсов в Европу. Иначе зачем бы тратить столько сил и денег на пресловутый «Северный поток-2»? Газ и нефть — главные источники пополнения госбюджета России. И Путин не может эти контракты потерять. Александр Лукашенко со своим экспромтом, который тут же процитировала вся сколько-нибудь уважаемая мировая пресса, расшатывает и без того не железобетонные связи Газпрома с европейскими покупателями. Что ж, такого друга выбрал себе сам Путин, его никто не заставлял. Именно он — Александр Лукашенко — Кремлю милее условного Макрона. Соревнуясь с младшим братом за то самое звание последнего диктатора, российский лидер считает его своим, защищает его и все ему прощает. Лишь бы эти игры против Запада не обернулись по-настоящему серьезным обострением.

Варшава добивается поддержки и защиты от НАТО, Литва уже направила своих военных в помощь польским пограничникам, Украина усиливает охрану своих границ и проводит масштабные военные учения в непосредственной близости к границам Беларуси и Польши. С каждым днем обстановка становится все более напряженной, и хочется верить, что Путину, в отличие от Лукашенко, пока еще есть, что терять.

Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде