Страшная правда о революции: чего боятся и либералы, и Путин

Колонка Олега Кашина в годовщину первых митингов за честные выборы
2 декабря 2016 Олег Кашин
22 168

Это был, может быть, самый серьезный идеологический дефект советского режима. Коммунисты построили свою империю — с тюрьмами, тайной полицией, армией и всеми прочими признаками сильного и жестокого государства, но на уровне риторики они сохраняли верность таким вполне антигосударственным революционным идеалам. Этот известный анекдотический сюжет с московским памятником Пушкину — исчерпывающая метафора этого противоречия.

Именно в 1937 году, страшном и кровавом, на постаменте этого памятника выбили строчку «В мой жестокий век восславил я Свободу». Людей сажали или расстреливали за выдуманные покушения на товарища Сталина, а в школьных учебниках истории глава об убийстве Александра II называлась «Охота на венценосного зверя» и об убийстве главы государства там было написано вполне восторженно. Сотни тысяч ни в чем не виноватых людей отправлялись в лагеря, а на улице Поварской в специально построенном здании, шедевре братьев Весниных (сейчас там Театр киноактера) торжественно открывался Центральный дом каторги и ссылки — власть одной рукой отправляла своих граждан в лагерный ад, а другой романтизировала тюрьму, прославляя тех, кто в ней отсидел при царе за гораздо большие прегрешения, чем те, за которые сажали при Сталине.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю