Кашин, холуи и ничтожества: Прилепин получил карт-бланш, а Долин и Сечин строят Россию будущего

7 декабря, 19:48 Олег Кашин
10 756

Каждый день Олег Кашин пишет колонки и думает о судьбах родины. На этот раз он написал о том, как полемика Антона Долина и Алексея Навального и высказывания Сергея Пархоменко о Нюте Федермессер запустили волну споров в либеральном фейсбуке, а также попытался предсказать судьбу МХАТ им. Горького при новом руководстве и Захаре Прилепине в качестве заведующим литернатурной частью.

В официальных медиа есть такие новости, которые всех справедливо бесят — «Захарова высмеяла» или «Пушков пошутил» — и дальше пересказ какой-нибудь ерунды из социальных сетей. Мы с вами такое, конечно, не любим, в том числе потому, что у нас свои новости такого формата — «Шендерович высмеял», «Евгения Альбац поставила на место» или «Артемий Троицкий жестко пошутил над Шендеровичем». Уходящая неделя была рекордной с этой точки зрения, и Шендеровича с Троицким я вспомнил не просто так — между этими милыми людьми сейчас происходит полемика, которую я даже могу процитировать, вот Троицкий спрашивает Шендеровича: «Мудак, дегенерат, холуй, проститутка, дебил, ублюдок, мразь, шлюха, засранец, гнида, козёл (в переносном смысле), сука и  матерные ругательства. Все ли эти слова следует квалифицировать как хамство, Виктор? Или только некоторые?» — тут уже трудно поймать нить беседы, но исходная ее точка находится в выступлениях Алексея Навального про Антона Долина и Сергея Пархоменко про Нюту Федермессер и покойную Лизу Глинку, там тоже были ругательства, причем скорее несоразмерные масштабу чего-то плохого, что делали бы Долин и Глинка, если их вообще можно обвинять в том, что они делали что-то по-настоящему плохое.

На самом деле это действительно важный спор — спор о сотрудничестве приличных людей с властью, — он ведется много лет, давно стал таким привычным и скучным, я сам когда-то в нем активно участвовал и даже попал в этом качестве в книгу Чулпан Хаматовой и Кати Гордеевой «Время колоть лед», где Чулпан обращается именно ко мне и к Аркадию Бабченко как к самым радикальным критикам ее соглашательства.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю