Кашин и план до 2091: второй приговор для Улюкаева, участь Серебреникова для Пескова и Россия без Навального и Макаревича

22 декабря 2017 Олег Кашин
20 833 0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Каждый день Олег Кашин пишет колонки и думает о судьбах родины. На этот раз в программе пойдет речь о 100-летнем юбилее ВЧК, почему товарищи Улюкаева не поддержали экс-министра, о роли главреда «Эха» Алексея Венедиктова в политике и почему он снова вмешался в выяснение отношений между оппозицией и властями, а также обсудил с Ильей Яшиным предстоящий праздник 24 декабря.

Полтора месяца назад мы отмечали (то есть на самом деле не отмечали) столетие большевистского переворота, и эта дата открывает такой огромный исторический календарь — теперь до самого 2091 года мы обеспечены поводами для вдумчивого разговора о нашем прошлом в виде столетних юбилеев разных важных событий. Совсем скоро исполнится сто лет Красной армии, потом будет сто лет СССР, потом сто лет коллективизации, столетие большого террора, войны и победы, полета Гагарина и так далее — в общем, тематический план моих колонок расписан на семьдесят лет вперед.

И такая очень яркая дата из этого большого календаря — столетие советских карательных органов, и, что еще интереснее, нынешние российские силовики тоже считают 20 декабря 1917 года датой своего корпоративного рождения. Это немного странно, потому что столетняя история чекизма — наследие такого рода, которое, если уж оно тебе досталось, лучше лишний раз не доставать из пыльных шкафов, и в эти дни как раз по поводу наследия была такая своеобразная полемика, в которой, с одной стороны, выступил директор ФСБ Александр Бортников, давший специальное интервью «Российской газете» на тему преемственности чекистской истории, что вот, как они когда-то ловили белогвардейцев и троцкистов, так и теперь ловят террористов и экстремистов. А с другой стороны в этой полемике участвовали, кажется, все остальные, для которых столетие ВЧК — дата вполне однозначная без какого-то повода ее праздновать. Я тоже, конечно, стою на второй, античекистской точке зрения, но, в отличие от Марии Алехиной, не готов приветствовать лубянское ведомство лозунгом «С днем рождения, палачи!» — если уж ранжировать российских силовиков по степени их ужасности, то первые места, я думаю, будут делить МВД и ФСИН, самые надежные поставщики самых жутких и самых страшных историй типа той казанской бутылки шампанского или каких-то тюремных пыток. А с ФСБ ассоциации другие — это действительно лучшее, что есть сегодня у российского государства, самая надежная, почти всемогущая структура, у которой, наверное, просто нет потребности запытывать людей до смерти, самоутверждаясь таким образом — зачем самоутверждаться, если ты и так знаешь себе цену? Контактов с этим ведомством у меня в жизни было совсем немного (и нет, меня никогда не вербовали), и могу сказать, что все воспоминания об этих контактах у меня самые хорошие — эти люди могут все, эти люди держат слово, эти люди похожи на западных положительных киногероев, и сотрудник ФСБ в среднем интереснее и симпатичнее любого, например, оппозиционера. И если иметь это в виду, то тем более странно, почему у этих современных и продвинутых людей есть эта таинственная потребность быть официальными наследниками садистов, маньяков, мародеров и убийц из ведомства Дзержинского, Ягоды, Ежова и Берии. Зачем они держатся за позорное самоназвание «чекист», на каждой букве которого по тонне невинной крови. Зачем они сидят в этом страшном замке на Лубянской площади — там же привидения, там души убитых должны в голос выть непрерывно даже днем. Зачем это нужно современной ФСБ?

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера