В каждом из нас живет ежик в тумане, который любит смотреть на небо и считать звезды. Интервью с Юрием Норштейном

Россия и весь мир уже больше месяца на самоизоляции, и многие с трудом справляются с одиночеством и тревогой за будущее. Кто-то берется за то, чем всегда хотел заняться, а кто-то возвращается к любимым книгам, фильмам и песням — к тем, которые ассоциируются с детством, безопасностью и уютом. Александра Яковлева решила воспользоваться шансом и поговорить с Юрием Норштейном, гениальным мультипликатором, автором мультфильмов «Ежик в тумане», «Сказка сказок», «Цапля и журавль», «Лиса и заяц» и других. Норштейн — легенда анимационного кино, его любят не только многочисленные зрители, им восхищается даже знаменитый японский мультипликатор Хаяо Миядзаки, обладатель двух премий «Оскар». В интервью Юрий Норштейн напомнил о том, что ограничения и трудности порой приводят к самым необычным прорывам в искусстве, которые потом вспоминаются долгие годы, рассказал небольшую историю о съемках «Ежика в тумане» и в целом поделился своими мыслями о том, почему в тяжелые времена люди обращаются к любимым произведениям искусства и находят в них частичку «себя». 

Здравствуйте, дорогие друзья, я вас приветствую на Дожде. Я Александра Яковлева, и сегодня, пользуясь коронавирусом как предлогом, надо же им пользоваться, я пригласила на разговор, на очень, надеюсь, душевный разговор художника-мультипликатора Юрия Борисовича Норштейна. Даже не знаю, как надо его представлять, потому что, на мой взгляд, представлять его не надо. Юрий Борисович, здравствуйте.

Здравствуйте. Александра, вы все правильно представили, потому что когда начинаются эти слои, что он собой представляет, то сразу про себя начинаешь думать, что ты уже залежалый товар, поэтому тебя рекламируют.

Очень удобно пользоваться тем, что мы находимся в домашних условиях, нет какой-то официальности. Надеюсь, что и разговор у нас так же с вами сложится хорошо, спокойно и очень душевно. Поговорить на самом деле я хотела об искусстве, вернее, начать с него, потому что, я вам уже рассказывала в личной беседе, но расскажу зрителям, на днях говорила со знакомой, которая тревожный человек, ее очень волнует то, что на улице непонятно что, непонятно, как жить, очень много каких-то страхов и переживаний. Она сказала, что она как-то впадает в детство, садится, грызет любимые печеньки, смотрит любимые мультики, и это ее как-то…

Успокаивает.

Успокаивает. И тут я как-то подумала о том, что человек, с которым связано мое лично детство, это отличный повод успокоиться всем нам, поговорить с вами.

Спасибо большое. Тут можно вспомнить строку Маяковского, будем мчать болтая, свободно и раскованно.

Какая такая великая сила в этом самом искусстве, которая имеет возможность даже вот в эти моменты душевной тревоги успокоить?

Знаете, мне-то трудно сказать, потому что когда ты работаешь, и полагаю, что большинство так скажут, что когда ты работаешь, ты ни о чем, ты думаешь только о том, чтобы как можно точнее сделать то, что возникло в твоей голове в качестве фантазии. И эту фантазию надо перенести на страницы фильма, будем говорить метафорически, если называть фильм книгой, а отдельные кадры страницами, то будем говорить, на страницы фильма. И это очень важно, потому что никто в этот момент не думает, будет ли фильм известен, знаменит, сделаешь ли ты то, о чем мечталось. Это настолько сложно, что об этом лучше не думать, лучше не заглядывать. И самое замечательное, когда рядом друзья, сотрудники, художники, кинооператор, композитор, сценаристы, то есть все те, с кем тебе легко, они твои друзья, и в этот момент вы представляете собой надежды маленький оркестрик, вспоминая Окуджаву, строку его. Помните, да?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю