«В России огромные изменения: все женщины в мини-юбках — одно удовольствие!»

Интервью великого тенора Пласидо Доминго Дождю и уникальные кадры с репетиций
13 января 2016 Анна Монгайт
6 877 3

14 января в Crocus City Hall пройдет концерт всемирно известного оперного певца Пласидо Доминго. Накануне этого события мы записали интервью с легендарным тенором и  эксклюзивные кадры с его репетиций.

МОНГАЙТ: Первый раз вы были в Москве в 1974.
 
ДОМИНГО: Да
 
МОНГАЙТ: Чувствуете ли вы разницу между Россией семидесятых и современной страной, между людьми в середине 70-ых, тем, как они слушали музыку, и теми, кто живет здесь сейчас? 
 
ДОМИНГО: Как вы знаете, исторически многое изменилось с 1974 года. В первый раз, когда я сюда приехал, люди ходили по улицам, не смотрели на тебя, они, помню, шли в магазин и покупали ту обувь, какая была, потому что у них не было выбора, не было никакого рынка. Он появился позже. Но я пережил несколько невероятных моментов в СССР в то время: публика была фантастическая, я пел «ТОску» с La Scala de Milanо в Большом. Публика была такая активная, что несла цветы еще перед выступлением, многие остались меня ждать около сцены и после него, и охрана так устала защищать меня от людей, что стала грубей, чем нужно, но я им и говорю: «Нет-нет, товарищ,» - положил им руки на плечи, и так, все вместе, мы пошли в Метрополь. Они стояли там около двух часов, все с почтовыми открытками с видами Москвы, Кремля и других мест, с шоколадом и цветами. Я вспоминаю это с огромным теплом, все было феноменально. В следующий раз я приехал в Москву, потому что, между тем, был в Ленинграде тогда еще, сейчас он Санкт-Петербург. Когда я приехал, ситуация в корне изменилась. Это был юбилей со дня рождения Пушкина и феноменальный летний день. Я увидел огромные изменения: все женщины в мини-юбках, одно удовольствие. Была огромная разница, больше того скажу, я никогда не видел такой огромной разницы между городом в мою первую поездку и вторую поездку. Конечно, музыкальные традиции и традиции оперы всегда были очень сильны в России. Вы знаете, у вас огромное количество композиторов, великих композиторов, это невероятно, и люди любят оперу. Я вижу, что сейчас эта любовь так же сильна,  как в 74ом, даже больше.
 
МОНГАЙТ: Вы говорили в одном из интервью, что опера не должна быть элитарным продуктом. Что же мы можем сделать, чтобы сделать оперу более популярной? И нуждается ли опера в этой упрощенной народной популярности?

Доминго: К сожалению, в большинстве стран сделать оперу популярной сложно, ведь опера - это дорого. Опера такая дорогая, потому что спектакли проходят в театрах, а это огромное производство, в котором работают сотни людей. Это действительно сложно, ведь все стоит так дорого. Вы не можете сделать ее доступной для всех, вы не можете дать ее всем. И у нас не так много вариантов решения, к сожалению. Может быть, это все еще возможно в России, но я не знаю, какие сейчас цены на билеты в Большом или в Мариинском… 
 
МОНГАЙТ: Очень высокие. 
 
ДОМИНГО: Поэтому нелегко сделать оперу доступной для всех. Сейчас оперу пытаются перенести в кино, как вы знаете. Но это не то же самое. Это потрясающе, захватывающе, великолепно. но именно живое выступление - это то, что нужно людям.
 
МОНГАЙТ: Но ваша работа, например, в составе трио Три Тенора, произвела настоящую революцию в смысле популярности оперы… Вы скучаете по тому времени? По вашим партнерам Лучано Поваротти и Хосе Каррерасу?
 
ДОМИНГО: Конечно…. С Лучано (Паваротти) и  Хосе (Каррерасом) - мы дали очень много концертов. Мы очень скучаем по Лучано: он больше не с нами. И, конечно, я скучаю по работе с Хосе. Последние два раза, когда мы вместе выступали, мы как раз были в Москве. И мы пообещали друг другу, что не будем петь с другим третьим тенором. Мы с Хосе делали совместные вечера… Но и я, и он очень заняты, сильно вовлечены в свою работу, поэтому не часто удается собраться.
Мы очень скучаем по тем временам. Но я думаю, те времена были исключительными: уже 25 лет прошло… 

МОНГАЙТ: Для вас это была в первую очередь дружба или только бизнес?
 
ДОМИНГО: Для меня были важны три вещи. Во-первых, мы организовали трио, чтобы поддержать Хосе.  тогда он очень болел - у него была лейкемия. Когда он поправился, мы хотели поддержать его, тепло принять его обратно не только в жизнь, но и в мир оперы. Это было первой причиной. Во-вторых, это было просто прекрасно. Прекрасный творчески союз. И, наконец, почему нет, это было финансово и экономически очень привлекательно. Все эти три вещи сыграли свою роль.
В начале мы думали сделать один концерт - в поддержку Хосе. Когда этот концерт возымел такой большой успех, мы решили дать много концертов. Нам это очень нравилось. В результате все это вылилось в очень успешный проект. 
 
МОНГАЙТ: А как критики отреагировали, когда вы начали выступать на стадионах, на крупных спортивных событиях. Говорили ли они, что "Эй, опера - это высокое искусство,  ее с футболом нельзя  смешивать!"?
 
ДОМИНГО: Что тут можно сказать. Это способствовало популярности (оперы).... Нам все равно, что говорят критики. Я пою более 25 лет во всех крупных театрах мира, на больших фестивалях. Почему я не могу петь на стадионах, давать концерты для восьми тысяч слушателей, десяти тысяч, двадцати тысяч ? 
 
МОНГАЙТ: И пару миллионов тоже, да?
 
ДОМИНГО: Да, для миллионов смотрящих телевизор. Считаю, что это только полезно - для музыки. 
 
МОНГАЙТ: Я знаю, что в вашем альбоме "Holidays" вы поет в дуэте с вашим сыном Пласидо Доминго младшим. Сложно быть Пласидо Доминго-младшим? Знаю, что вы понимаете, каково это, вы сами были в свое время Пласидо Доминго-младшим.
 
ДОМИНГО: Думаю, у моего сына отличная жизнь, первым делом, в качестве композитора. У него замечательный голос, но его никогда оперное пение сильно не увлекало. И внезапно около четырех лет назад он сказал: "Я хочу петь". Теперь он поет - не оперу, а музыку в стиле кроссовер. У него очень красивый голос, тонкое ощущение музыки, фразирования. И публика его очень любит. Я  счастлив, когда мы поем вместе. 
 
МОНГАЙТ: В такие моменты вы вспоминаете вашу молодость, когда ваш отец был знаменитым музыкантом Пласидо Доминго. Вы давали сыну какие-то советы по  поводу карьеры? 
 
ДОМИНГО: Я особо не давил на него. Я знаю, насколько сложно это было бы для него, если он бы начал петь. Но он такой уверенный в себе. Я говорил с ним. Но чаще всего я стараюсь  не поучать его, а хвалить, потому что он действительно прекрасно поет. 
 
МОНГАЙТ: Ваши родители были звездами в очень узком специальном жанре - сарсуЭла. 
 
ДОМИНГО: Да-да, сарсуЭла. 
 
МОНГАЙТ: Вы могли бы объяснить, что это за жанр? Я знаю, что вы приложили много усилий, чтобы сделать его популярным во всем мире.
 
ДОМИНГО: СарсуЭла это... Знаете, в Испании, как и в России, есть различные регионы со своим фольклором, с особенной кухней, традициями. Особенно это было заметно в прежние времена. Например, в Андалусии, в Арагоне, в Каталонии, в Кастилии или в Галиции, в стране Басков - в разных регионах композиторы сочиняли истории, чаще всего, о любви, о любовных треугольниках: это сюжет, когда тенор или баритон влюблены в одну девушку, либо наоборот, две девушки влюблены в одного мужчину. Получались прекрасные воодушевляющие композиции, с элементами балета, с комическими ситуациями, с драматичными моментами. То есть что-то очень напоминающее оперетту, так как там есть диалоги, но сильнее, чем оперетта - из-за сильного драматизма.
 
МОНГАЙТ: Через пару дней у вас концерт в Москве. Как вы составляли программу? Думали ли вы о специфике российских слушателей, их вкусах? или сегодня музыкальные вкусы интернациональны?
 
ДОМИНГО: Думаю, что во всем мире люди любят одно и то же. Как оперный певец, я начинаю программу с оперных арий, дуэтов. У нас есть два разных сопрано - из Америки - одно лиричное, другое более драматичное. Micaëla Oeste (Микаэла Оэсте) и Angel Blue (Анджел Блу), а также дирижер Eugene Kohn (Юджин Кон)
Мы начинаем с оперных композиций, потом чуть-чуть оперетты, будут отрывки из бродвейских мьюзиклов, и сарсуэла. Заканчиваем песнями. Программа предлагает огромный выбор. Когда собирается шесть-семь тысяч зрителей, вкус у публики очень разнообразный. Но в конечном счете все любят хорошую музыку, интерпретацию, им нравится такое разнообразие. Будет слишком, если в программе только опера. Или только популярная музыка. Понимаете? Думаю, мне удалось найти идеальное сочетание, ключ к хорошему успешному вечеру. 
 
МОНГАЙТ: Я знаю, у вас всегда есть ключ. кстати, я прочла в интервью, что вам нравится играть только положительных персонажей в операх, например, Дон Хозе в опере "Кармен". Это действительно так? 
 
ДОМИНГО: Да. Хотя сейчас, когда я пою разнообразный репертуар, есть и такие герои, как Макбет, далеко не положительный персонаж. но я понял, что он- жертва Леди Макбет. Однако большинство ролей, которые я сейчас исполняю, это отцы - ввиду моего возраста. Сначала я исполнял партии молодых персонажей, а сейчас уже партии отцов. И мне это очень по душе.
 
МОНГАЙТ: И у меня есть еще один личный вопрос. Можете ли вы объяснить, каково строить оперную карьеру, после серьезной болезни? я знаю, что у вас были онкологические проблемы в 2010 году.  Сложно ли было возвращаться на сцену? 
 
ДОМИНГО: Знаете, за последние 5 лет у меня трижды были серьезные проблемы со здоровьем, операции, к счастью, всему нашлось решение. и нужен был отдых. После восстановления я чувствую себя в порядке.
 
МОНГАЙТ: Вы пели будучи в больнице?
 
ДОМИНГО: Да-да, вот три месяца назад я лежал в больнице.  и я пел даже там. 
 
МОНГАЙТ: У вас сильный характер. Спасибо большое, была рада лично с вами познакомиться.

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю