Вадим Лукашевич: на сегодняшний день обнародовано только 10% информации о крушении «Боинга»

Здесь и сейчас
9 сентября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Комиссия по безопасности Нидерландов сегодня обнародовала предварительные результаты расследования катастрофы малайзийского «Боинга», которые анонсировались как сенсационные. Эксперты пришли к выводу, что взрыва внутри самолета не было, версии отказа оборудования полностью исключены. Таким образом, подтвердилось общеизвестное предположение, что он был сбит.

Окончательные результаты комиссия обещают опубликовать только в течение года. Однако, уже сегодня МИД Украины интерпретировал доклад как подтверждение того, что самолет был сбит с земли ракетой типа «земля-воздух». Об этом сообщил пресс секретарь ведомства Евгений Перебийнис. Можно ли с уверенностью говорить о том, что это была именно ракета, запущенная с земли, а не с самолета? И не слишком ли мало информации в голландском докладе?

Об этом поговорили с кандидатом технических наук, независимым эксперт космического кластера Фонда «Сколково» Вадимом  Лукашевичем. 

Кремер: Прочитали ли вы в сегодняшнем докладе что-то новое для вас?

Лукашевич: Мы должны понимать, что доклад не должен был сказать, что виновата именно эта сторона. Основная цель предварительных выводов – это выбрать одну из множества версий для продолжения расследования. В этом плане значение этого доклада трудно переоценить, потому что заявления украинских СМИ о том, что теперь четко доказано, что самолет был сбит ракетой класса «земля-воздух», абсолютно правильны. Наши СМИ от этого отходят, выдвигают шальные объяснения.

Что получилось? Самолет до момента прекращения связи и нормального полета функционировал нормально, то есть все системы бортовые были в идеале, ни одна аварийная система не сработала, переговоры летчиков говорят о том, что ничего не было. Давление в кабине, обороты, двигатели – все было абсолютно нормально. Потом происходит взрывное разрушение, это тоже было понятно по характеру обломков. Но при этом выдвигалась масса версий, была версия о том, что он сбит самолетом, причем пушкой самолетной Су-25, это версия наших военных.

Кремер: А каким образом эта версия сегодня была опровергнута?

Лукашевич: Я сейчас вам расскажу. Была другая версия, что самолет сбила ракета «воздух-воздух». И, соответственно, была самая расхожая версия, что он был сбит ракетой «земля-воздух». Всякие идиотские версии, что на самом деле это самолет, который пропал весной и так далее, они сейчас не рассматриваются. Смотрите, что сейчас было четко понятно – воздействие было внешнее, то есть самолет и системы ни при чем. Дальше – самолет поражен облаком высокоэнергетических осколков, такое облако дает только боеголовка, управляемая ракетой. Значит, отпадают все версии пушечные, соответственно, самолетно-пушечные.

Лобков: А что, у ракет, которые несут на себе истребители, другой принцип действия – не шрапнельный, они не разлетаются на многочисленные куски, подлетая к самолету, они прямо попадают в самолет только?

Лукашевич: Дело в том, что в этом отчете есть фотографии, их может посмотреть любой, они общедоступны. Более того, часть этих фотографий нигде раньше в интернете не фигурировала, появляются в ходе работы комиссии дополнительные доказательства. На этих фотографиях четко видна осколочная боевая часть, соответственно, все ракеты «воздух-воздух», то есть ракеты, управляемые с самолета, в частности те, который мог запустить Су-25, имеют стержневую боевую часть, все представленные поражения имеют осколочную часть. Это говорит однозначно, что ракета запущена с земли, это класса «земля-воздух».

Лобков: Мы помним о той катастрофе, которая случилась над Черным морем с самолетом авиакомпании «Сибирь», тогда она так называлась, когда на учениях украинскими ракета С-200 был фактически расстрелян самолет, летевший из Израиля. И тогда как раз начинкой этого снаряда были мелкие  металлические шарики – шрапнель. Все ли ракеты противовоздушной обороны, в том числе и «Бук», именно снабжены такими шариками, то есть это и С-300, и «Бук», и все остальные, или есть какие-то исключения?

Лукашевич: Осколочная часть, самые поражающие элементы могут иметь разную форму. Они могут иметь форму шариков, могут иметь форму кубиков, они могут иметь форму типа бантиков или буквы «Х». По самим осколкам уже можно определить тип ракеты. Как раз наши СМИ сейчас, которым нечего сказать, за это и ухватились, они говорят: «Помните, Украина тогда сбила самолет? Сейчас было то же самое».

Я хочу сказать, что никоим образом ту ситуацию нельзя никак экстраполировать на сегодняшнюю ситуацию, потому что если мы будем брать аналогии в истории, мы можем взять аналогию южнокорейского «Боинга», сбитого во времена СССР на Дальнем Востоке, что очень долго мы отрицали. Вот эта ситуация не похожа ни на что другое, потому что велись боевые действия. Это наложило определенную обстановку, такой бэкграунд, именно из-за этой обстановки никакие другие примеры абсолютно здесь неприменимы. Можно считать, что их просто нет. 

Лобков: А правильно ли я понимаю, что когда эксперты, а, может быть, они уже располагают этими осколками, когда они найдут поражающий элемент, по поражающему элементу можно безошибочно установить, из какого именно оружия шла стрельба по самолету? Тогда почему, как вы думаете, об этом нам не сказали сейчас? Если доступны осколки самолеты, значит, наверняка где-то застряли и поражающие элементы, в тех сидениях, допустим.

Лукашевич: В сидениях они могли не застрять, а вот в телах или в багаже они могли увязнуть. Дело в другом, дело в том, что последние тела, насколько я знаю, их хоронили в конце августа - начале сентября. Это говорит о чем? Это говорит о том, что все тела перед тем, как они были захоронены, прошли очень тщательную экспертизу. Я думаю, что этот отчет и не ставил такую задачу. Если мы отвечаем сейчас, что это была ракета определенного типа, это значит, что мы сказали «А» и мы не сказали «Б». Мы должны четко понимать, что выводы этой комиссии будут – это не просто заключения, почему и что, это будет для виновных прямой путь в Гаагу.

Поэтому комиссия подходит к разговору, к подаче документов очень четко, очень обоснованно и поэтапно.  Очень сильные будут юридические последствия для стороны, которая станет виновная, поэтому комиссия идет последовательно. Все, что делала комиссия, там это и говорится, что они на месте первым делом искали тела и фрагмент. И только 2-3 сентября они сказали: «Все, мы убеждены, что все тела и фрагменты собраны». Они фактически даже не приступили к расследованию обломков, они только занимались телами. Этот отчет просто говорит о том, что поле всех версий сужено, мы выбрали наиболее перспективную, наиболее правдоподобную версию, и теперь мы дальше в этом направлении будем работать.

От предварительных выводов ничего больше нельзя было ожидать. Нам важно то, что мы теперь четко знаем, что это была ракета «земля-воздух». Что мы можем дальше предполагать, нам теперь четко известно, это уже не какие-то домыслы, а это уже заключение комиссии, что катастрофа, разрушение произошло с определенной точки пространства, обломки определенным образом упали, соответственно, зная высоту, скорость, направление ветра, мы можем более-менее четко проследить, где был самолет в момент пуска ракеты. Проведя от этой точки радиус поражения, различного рода ракетных систем, мы можем более-менее четко сказать, предположить процентов на 90-95, откуда она была выпущена.

Все анализы показывают, что она была выпущена с территории, контролируемой на тот момент сепаратистами. Вот поэтому такая неопределенность сейчас, поэтому наши СМИ очень аккуратно эту ситуацию обходят. Главная битва за то, кто будет виновный, в работе комиссии еще не началась. Сейчас просто из всех версий выбрана наиболее правдоподобная.

Кремер: Правильно ли мы понимаем, что на данный момент комиссии известно значительно больше фактов, но сегодня были обнародованы не все из них, в том числе из-за осторожности?

Лукашевич: Конечно. Я думаю, что на сегодняшний день обнародовано, дай Бог, 10%. Понимаете, отчет писался не вчера, он писался неделю, может быть, две до этого. На тот момент происходила систематизация информации, вся остальная информация, которая есть, она достаточно разрознена, ее еще нужно анализировать, обрабатывать, систематизировать и прочее. Мы должны с вами понимать, что по заявлению премьер-министра Малайзии, который сказал, что следователи склоняются к тому, что это была ракета, запущенная с земли,  с территории, контролируемой сепаратистами, и Малайзия будет настаивать на том, чтобы результаты комиссии были переданы в суд.

Заключение итоговое должно не просто ответить, кто, чего и как, с какой-то вероятностью, оно должно получить данные, достаточные для возбуждения уголовного дела, причем международного уголовного дела. Именно поэтому комиссия не стала публиковать какой-то элемент, может быть, даже что-то предвосхищать. Малайзия заявила, что нужны будут дополнительные расследования в месте аварии, оно сейчас так же доступно, как и было тогда, то есть там есть проблемы, есть сложности.

Соответственно, если бы они сейчас сказали прямо, что виновата, допустим, Россия или сепаратисты, то я подозреваю, что им бы не дали работать на месте. Поэтому такой достаточно обтекаемый вывод, хотя для специалиста здесь все совершенно понятно по выводам, по заявлениям, по фотографиям.

Обратите внимание, наши военные не далее как в вашем эфире месяце назад говорили, что он отклонился от курса чуть ли не на 100 километров, 150. На самом деле 3,5 мили. И понятно, почему из разговора диспетчера наши СМИ долго говорили, что Украина не передает разговоры и прочее. Да все там передано, там совершенно понятно, что сначала была команда занять более высокий эшелон, летчики их попросили оставить на этом эшелоне. А за 20 минут до всего произошедшего они сами попросили для обхода препятствия подняться на большую высоту, тот же диспетчер им не разрешил.

То есть мы можем предположить, что самолет пытался подняться для того, чтобы обойти препятствия, допустим, облачность. Ему это не разрешили, и он начал отклоняться, отошел на 3,6 морских мили. По большому счету, он оставался внутри коридора. Все инсинуации о том, что Украина, украинские диспетчеры специально его завели в зону поражения своего «Бука», конечно, не состоятельны.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.