В Венесуэле выбирают между социализмом и капитализмом

Здесь и сейчас
7 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
 Меньше, чем через два часа в стране начнутся президентские выборы. В бюллетене шесть фамилий. Но очевидно, что шансы возглавить страну есть только у двоих кандидатов: действующего президента страны Уго Чавеса и  у его соперника Энрике Каприлеса Радански.
 Таких президентских выборов в Венесуэле не было давно. Пожалуй, это первый раз с 1998 года, когда Уго Чавесу противостоит действительно сильный соперник.

Венесуэльской оппозиции удалось выбрать и выдвинуть единого кандидата Энрике Каприлеса Радонски. Чавес сначала подсмеивался над ним. Бесконечно шутил о его еврейских корнях, богатой семье и многократно переходил на оскорбления, называя Радонски то свиньей, то трусом, то неудачником. Радонски на эти выпады не реагировал и вел себя крайне вежливо, что Чавеса еще больше выводило из себя. Теперь же у команданте, который хочет переизбраться на третий срок, и у Радонски фактически одинаковые шансы на победу. Предвыборная кампания  закончилась 4 октября. Уго Чавес сделал это в Каракасе, на митинге под проливным дождем. Он вышел к сторонникам с микрофоном в руках и запел первый куплет национального гимна. Толпа тут же подхватила. По лицам людей текли не то капли дождя, не то слезы. Все это транслировалось в прямом эфире государственного канала.

«Слава смелому народу, который сбросил ярмо. Он уважает закон, прямоту и честность. спадают оковы...», - пел президент под проливным дождем. Чавес, как всегда обращался больше к чувствам избирателей, чем к их мозгу. Его соперник наоборот больше пользовался цифрами. За годы правления лидера боливарианской революции Венесуэла превратилась в одну из самых опасных стран Латинской Америки. Уличная преступность выше только в Гондурасе. Только за последний год ее жертвами стали 19 тысяч человек, большинство погибших мужчины в возрасте до 25 лет. На окраинах Каракаса идет настоящая охота на полицейских. За каждого убитого, как утверждает пресса, криминальные авторитеты платят около двух тысяч евро. Экономика находится в чудовищной зависимости от нефти. Инфляция одна из самых высоких на континенте. Чавес не выносит критики в свой адрес. Он закрыл 34 радиостанции, а оппозиционно настроенный федеральный канал просто лишил лицензии на вещание.  Кроме того, подвластный ему парламент принял законы, известные под названием «кляпы для журналистики». По ним президент, например, в любой момент может прервать вещание всех радио и телеканалов страны для своего заявления. Длиться они могут несколько часов. Таким образом, Чавес имеет возможность заблокировать национальное вещание. Традиционно команданте поддерживают самые бедные слои населения. А за Каприлесом Радонски стоят  те, на  чьи налоги Чавес запускает все свои гуманитарные программы. Кто победит, станет известно совсем скоро. Не исключено, что страну ждут манифестации и столкновения с полицией. Оппозиция давно утверждает, что Чавес в случае проигрыша воспользуется своей личной армией, которую формировал не один год.

Павел Лобков: У Чавеса, как, допустим, у президента Лукашенко, у президентов  среднеазиатских республик, была возможность перекроить конституцию под себя и организовать вместо выборов референдум о доверии, о продлении полномочий, что мы видим в постсоветском пространстве. Тем не менее, он пошел на прямые выборы. Чем это объясняется? Уверенностью в себе или тем, что он в какой-то мере демократ?

Екатерина Базанова: Сравнивать Венесуэлу с Белоруссией не совсем верно, но, во-первых, Чавес внес очень много поправок в национальную конституцию, он снял тот барьер, который у нас существует на два срока, теперь он совершенно законно пошел переизбираться в третий раз. Был действительно референдум, который еще больше бы расширил полномочия Чавеса, но он его провалил. Почему он пошел на прямые выборы? Дело в том, что он не думал, что оппозиция – а венесуэльской оппозиции удалось невозможное выдвинуть единственного кандидата без противоречий и поддерживать его на протяжении всей предвыборной кампании, - он не ожидал, что появится практически из ниоткуда такой сильный соперник, был очень самоуверенным все это время.

Павел Лобков: В значительной мере президентство Чавеса было построено, несмотря на то, что Венесуэла является одним из крупнейших поставщиков нефти для Штатов, было построено на антиамериканской риторике. Чавес в зале заседания ООН называл Буша дьяволом, говорил, что не может стоять на этом месте, на котором стоял Буш, потому что там пахнет серой. В этих координатах логично, если Каприлес Радонски предложил более конструктивное взаимодействие с Америкой. Существует ли такая тема в предвыборной кампании, вроде той, что была, допустим, у Саакашвили и Иванишвили на прошедших выборах в парламент Грузии?

Екатерина Базанова: Чавес всегда очень четко разделял свою политическую риторику, все его прекрасные, очень популярные в стране выпады против США, но, например, поставки нефти в США все это время не прерывались, то есть бизнес, деньги отдельно, и отдельно – его политическая риторика. Чавес далеко не сразу стал высказывать такое плохое отношение к США. Когда он приходил к власти, он совсем не делал таких громких выступлений. Его предвыборная кампания действительно была построена на том, что «посмотрите, я такой необыкновенный патриот и защитник народа, а Каприлес Радонски приходит к власти на деньги из Вашингтона и продаст страну». Те люди, которые поддерживают Чавеса, - это действительно беднота и малообразованное население, оно в это верит. Поверят ли другие избиратели Венесуэлы, мы это увидим. Чавес никаких точных доказательств того, что Радонски финансируют из Вашингтона, не предоставляет, это лишь громкие слова.

Павел Лобков: Известно, что когда Чавес пришел к власти, первым крупным его актом была национализация Венесуэльской нефтяной компании. Это потрясло всех американских акционеров, когда они в один момент оказались не при делах. Его противник планирует реприватизацию теперь уже национальной нефтяной корпорации?

Екатерина Базанова: Его противник очень много говорит о либерализации и о том, что нужно в Венесуэле восстанавливать капитализм. Но прямых заявлений о том, что он передаст нефтяную промышленность в руки тех, кому она принадлежала до того, как Венесуэла стала Боливарианской Республикой, он не делает. Это просто ему сейчас невыгодно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.