Упоротый Лис: я не получу 5-комнатную квартиру в Грозном и российский паспорт

Здесь и сейчас
20 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
 В студии ДОЖДЯ знамениты Упоротый Лис и его новый владелец – диджей Майк Борман.

Лобков: Как получилось так, что ваш Лис стал экспонатом Музея эротики, что в нем эротического?

Борман: Меня туда пригласили, я подумал, что это будет весьма забавной вещью, мы там сделали несколько фотографий, очень неплохо получились.

Лобков: С эротическими объектами?

Борман: Да.

Лобков: Популярность этого Лиса пришла из России? Это английский объект, но популярность набрал в России? Это все-таки русский феномен или английский?

Борман: В России это просто достигло уровня какого-то сумасшествия, в Англии было небольшое к нему внимание прессы. Я купил Лиса для того, чтобы заплатить диджею, который сыграл для него сет. Какое-то внимание прессы было, но не так, как в России.

Лобков: Очень многие исследователи этого феномена считают, что Упоротый Лис отражает некоторые черты нашего характера, например, склонность к грусти и пьянству, потому что он выглядит действительно немножко пьяным.

Борман: Очень часто ко мне обращаются с подобными вопросами, я думаю, что просто не нужно усложнять историю, скорее всего, люди просто слишком много времени проводят в Интернете, отсюда источник этого феномена.

Лобков: У вас у самого есть какое-то объяснение? Вы здесь с 3 апреля гастролируете в Петербурге и Москве, и больше нигде?

Борман: Скорее всего, одной из причин также является потрясающее чувство юмора, которое можно встретить в России. Мы в Британии не знаем о том, насколько у русских хорошее чувство юмора.

Лобков: Вы купили его за 300 фунтов на Ebay. Но есть же работы современного искусства, допустим, Энди Уорхола или Дэмьена Херста, которые, после того, как они стали мемами, приобрели совершенно невозможные цены на аукционах. Может быть, рядом с нами сейчас 50 или 100 миллионов фунтов?

Борман: Пока Лис бесценен, он принадлежит британскому диджею, которого зовут Space Dimension Controller, и он мне одолжил этого Лиса для того, чтобы я привез его в Россию. Продавать я его пока не намерен.

Лобков: Но оценить можно примерно?

Борман: Я не эксперт по оценке Упоротых Лисов, поэтому не могу выдать какой-то прогноз.

Лобков: Вы потратили 300 фунтов. Публика в России как его встречает? Насколько я понимаю, вы познакомились с казаками, с православными активистами, которые протестовали против появления в России Упоротого Лиса, и с нашим санитарным надзором.

Борман: Большинству, конечно, нравится Лис, все подходят, фотографируются. Если есть какое-то меньшинство сумасшедших людей, то это не такая большая проблема. Есть, например, известный депутат Милонов, который сказал, что эта лиса нетрадиционной ориентации. Также коммунисты толпились с флагами у входа на выставке в Санкт-Петербурге.

Лобков: Чем можно объяснить интерес коммунистов? Британские коммунисты интересовались? Может, им не нравится цвет?

Борман: Я не знаю, но если коммунисты в Британии заинтересованы в Лисе, то, наверное, я посоветую им заняться чем-то более серьезным.

Лобков: С кем Лис встречался уже кроме Милонова, кроме коммунистов, кроме своих собратьев в Зоологическом музее? Какие еще визиты были? Есть много фотошопов, где он встречается со всеми, включая Барака Обаму.

Борман: Я не совсем разбираюсь в знаменитостях России. Вчера было снято видео встречи Лиса и Никиты Джигурды.

Лобков: Он прижимал его к себе? Что с ним можно делать?

Борман: Никита посадил его на стол и кричал «Лис! Лис!».

Лобков: Не упрекали ли вас зеленые активисты в том, что это пропагандирует негуманное отношение к животным?

Борман: Никаких обвинений со стороны британских зеленых не поступало. Адель, создательница этого Лиса, очень обижается, потому что она очень любит животных, не хочет, чтобы ее обвиняли в некорректном обращении с ними, тем более, что не она убила этого Лиса.

Лобков: Как вы думаете, через несколько лет это может стать предметом современного искусства и быть выставлено, скажем, в Музее Гуггенхайма или другом центре мирового искусства?

Борман: Я думаю, этот объект принадлежит теперь России, и если он станет предметом искусства, пусть так будет.

Лобков: В окружающем мире мы иногда выбираем себе странных друзей. Один из наших друзей – Жерар Депардье, которому мы дали гражданство, другой – Стивен Сигал, который советует нам, как строить нашу армию, третий – Жан-Клод Ван Дамм, который практически тренирует чеченскую армию. Как вы думаете, чем бы мог заняться Упоротый Лис, если бы, допустим, президент Путин дал ему гражданство России?

Борман: Во-первых, он постарался бы легализовать наркотики, чтобы продолжать быть упоротым.

Лобков: Таким образом, я думаю, ему никогда не дадут российское гражданство, в отличие от Жерара Депардье. Вы полностью перечеркнули Упоротому Лису перспективу получения 5-комнатной квартиры в Грозном или Саранске. Все равно россияне полюбили это удивительное существо. Упоротый Лис будет демонстрироваться на ВВЦ в Музее СССР. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.