Сергей Лисовский, сенатор от Курганской области: я бы хотел, чтобы Сердюков сел

Здесь и сейчас
28 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сергей Лисовский,  сенатор от Курганской области, который рассказал ДОЖДЮ, почему по неофициальным опросам партии «Единая Россия» людей волнует не рост тарифов ЖКХ, а будет ли посажен Сердюков.

Дзядко: Здесь, буквально на том же месте, где и вы, в 6-часовых новостях у нас сидел ваш коллега по парламенту, правда, из нижней палаты Франц Клинцевич. И он сказал, что 56 млн. ущерба это много, но не исключает он, что по мере того, как расследование будет продолжаться, могут появиться новые дела, новые суммы, значительно более серьезные. Как вы считаете, чем это все для Анатолия Сердюкова закончится? Действительно его посадят, или все для него завершится благополучно?

Лисовский: Честно говоря, меня мало интересует Сердюков. Мы все о нем узнали, что он вдруг стал министром обороны, человек без прошлого, без профессии, без репутации, без всего. Это единственное, что я о нем знаю до сих пор. А то, что Сердюков вас так заинтересовал, для нас тоже было неожиданностью. Буквально на прошлой неделе проводили опрос среди своих однопартийцев, я еще являюсь секретарем политсовета партии «Единая Россия» в Курганской области, и у меня как раз во вторник была встреча с моими коллегами, именно с первичками, с самыми передовыми звеньями. И для того, чтобы подготовиться к этой встрече, мы составили анкету: что их волнует, что волнует жителей Курганской области и так далее. Мы ожидали (у нас очень сложный закон идет сейчас по капитальному ремонту, в общем, много-много проблем, утверждение бюджета области) – так вот половина вопросов были «Когда посадят Сердюкова?» Причем именно в такой жесткой форме.

Дзядко: То есть это всех волнует?

Макеева: Ваших избирателей.

Лисовский: Для нас это неожиданно, потому что мы ожидали, что люди будут говорить о ЖКХ, о дворах, о дорогах, о школах, детских садах. Проблем много, но, тем не менее, оказывается, 50% этот вопрос и задали нам. Поэтому понятно, что люди, граждане России, хотят услышать на него ответ.

Макеева: Как вы считаете, это для Курганской области характерно, или это общероссийская ситуация, что народ только и ждет, что же будет с Сердюковым, и мы ждем ответа?

Лисовский: Сердюков стал таким символом воинствующей коррупции, ведь проблема не только в том, что речь идет о воровстве. Это пусть разбирается следствие и докажет, что воровал, или не докажет, что воровал. Но, во-первых, это должно быть гласно и четко определено. Самое главное для меня, что здесь идет речь о  подрыве обороноспособности нашей страны, о нашей с вами безопасности. А это то, что волнует любого гражданина, любого отца, любую мать, бабушку, дедушку. Потому что государство создавалось, прежде всего, чтобы иметь взаимную оборону. Как создавались государства? Люди объединялись для обороны, потом для совместного землепользования. Поэтому нарушается основополагающий принцип государственности, когда человек, который был поставлен следить за обороной страны, в самом мягком случае не следил, а в крупном – разрушал ее.

Дзядко: Так вам кажется, что, как вы говорите, символ воинствующей коррупции сядет и превратится в символ борьбы с коррупцией?

Лисовский: Меня вообще не интересует Сердюков как таковой. То, что мы его так много обсуждаем, много чести. Но я могу сказать, что когда 2014 году у нас в сентябре будут выборы, и я буду работать, чтобы наша партия победила, я знаю, что половина вопросов моих избирателей будет об этом деле. И я бы хотел, чтобы мы услышали ответ.

Макеева: Как вы считаете, их удовлетворит ответ «год общественных работ за халатность»?

Лисовский: Меня как гражданина он не удовлетворит, потому что в советские времена подрыв обороны страны – это государственная измена и каралась высшей мерой. Кстати, во всех развитых странах это, наверное, самое тяжкое преступление. Даже убийство не карается так жестоко и жестко, как подрыв обороны страны и предательство родины. Я думаю, что люди ждут именно этого.

Дзядко: Вы хотели бы, чтобы Анатолий Сердюков сел?

Лисовский: Да, конечно.

Дзядко: А чем вы объясняете тот факт, что сейчас ему вменяется статья, которая не предполагает…

Лисовский: Я слышал ваш репортаж. Я не профессиональный юрист, это гадать, что будет, я бы тоже не хотел. Я просто говорю как гражданин, как отец, как человек, который любит свою страну, и для которого оскорбительно, когда тот, кто покусился на самое святое, до сих пор на свободе и до сих пор непонятно, что с ним будет. Это для меня оскорбление личное.

Дзядко: Если сделать небольшое отступление от Сердюкова, этот опрос, про который вы рассказывали…

Лисовский: Он был неофициальный, кстати. Чтобы вы понимали. Это было просто анкетирование сторонников партии.

Дзядко: Вы часто проводите подобные опросы?

Лисовский: Часто.

Дзядко: А что вы с ними потом? Отправляете в Администрацию президента, или они остаются у вас в партии?

Лисовский: Мы пишем отчеты и в партию, и работаем  с Администрацией, но там же проводятся и свои опросы, более серьезные. Это был опрос любительский и местный, потому что у нас область не очень большая, не очень богатая, но очень сплоченная и дружественная. И я не знаю, как многие воспринимают ту или иную партию, но у нас есть контакт  с населением и доверие населения. Поэтому мы это делаем, чтобы действительно понимать, где у нас болевые точки, где нам надо работать. Мы, честно говоря, думали… У нас сложный закон шел, он идет сейчас по всей стране, это общее домовые расходы и расходы на капитальный ремонт, то серьезный закон, мы с вами еще не почувствовали, но реально за каждый квадратный метр платить дополнительные деньги на капитальный ремонт.

Макеева: А народ все равно ждет, что с сундуком на Красной площади и с Сердюковым.

Лисовский: Сундук на Красной площади – это из той же истории. Есть символы, которые для всех, как бы не менялось настроение нашего населения, не менялась наша страна, Красная площадь будет для нас святым символом. И, конечно, появление этого чудовища, по-другому не назовешь, выглядело оскорбительным.

Макеева: Мы сегодня тоже проводили опрос на нашем сайте. Спрашивали, что люди думают по поводу этой статьи и всех обстоятельств нынешних. «Настигло ли законное возмездие Анатолия Сердюкова?» - спросили мы.  И сейчас на экране выведены результаты. Смотрите: 7,6% (огромный отрыв от всех остальных вариантов) – «нет, год работы это слишком мягко». Как вы считаете, аналогичные опросы, наверняка проводят…

Лисовский: Я тут смотрю, 18% - «его просто сделали козлом отпущения». Насчет козла не знаю, а то, что…

Макеева: Мы давали разные варианты.

Лисовский: А то, что человек был точно не на своем  месте, для меня уже стало ясно. Вы знаете, что он отменил участие суворовцев в параде? Это тоже символ нашей страны.

Дзядко: Сергей Шойгу, соответственно, вернул.

Лисовский: У меня у жены, она из военной семьи, и я когда приезжал туда к ней в гости, там было много военных, они все это восприняли как личное оскорбление. Даже не представляете, сколько времени было посвящено тому, что запретили суворовцам быть на параде. Потом стали выяснять. К нам пришли представители Минобороны, и мы их спросили: «Почему вы суворовцев-то?» - наивные мы, депутаты, думали, что, может, случайно. Те начали уходить от ответа. Вдруг встал один сотрудник и говорит: «Неофициально скажу так: предполагалось, что суворовцы, проходя мимо трибуны, где стоял новый министр (он тогда только появился), хотели пройти и что-то веселое ему прокричать по-юношески». Только из-за этого великая традиция нашей армии была разрушена.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.