«Минск никогда не признает Крым российским»: политолог рассказал о планах Лукашенко использовать Украину как «форточку» в Европу

1 декабря 2021 Анна Монгайт
1 356
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

30 ноября в Минске, во Дворце Независимости Александр Лукашенко дал большое интервью гендиректору МИА «Россия сегодня» и телеведущему Дмитрию Киселеву, в котором они обсудили миграционный кризис на белорусско-польской границе, конституционную реформу в стране и непосредственно отношения между Россией и Беларусью. В интервью Лукашенко также назвал Крым де-факто и де-юре российским и даже, в каком-то смысле, своим. Поговорили с Андреем Суздальцевым, политологом, о значении слов Александра Лукашенко о Крыме, и как может повлиять его визит в регион на международную обстановку.

Сейчас Лукашенко сделал несколько ярких заявлений. Одно из них, одно из самых новых, что ли, ― это потенциальное возвращение ядерного оружия на территории Беларуси. Как вы считаете, возможно ли это? В интересах ли это, например, России или российского лидера? Можно ли рассматривать всерьез вообще такую перспективу?

Нет, нельзя рассматривать всерьез. Лукашенко очень хочется, чтобы его охраняла Россия, причем охраняла с ядерным оружием. Он-то и атомную станцию хотел построить, потому что, как он говорил после вторжения НАТО и Вашингтона в Ирак, страны, в которых есть атомные станции, не бомбят. Это вопрос только власти, защиты его власти.

Поэтому здесь никакой нет какой-то трагедии в отношении НАТО, никакой угрозы НАТО конкретно Беларуси не несет. Там общая напряженная ситуация между Россией и НАТО, это безусловно, Лукашенко здесь подстраивается, но он не разжигает этот конфликт. Никакого подтверждения того, что будет ввозиться на территорию Польши натовское ядерное оружие, нет. И надо сказать, что и технически ― вы видели, что поставить баллистические в эти шахты невозможно. Может, Лукашенко мечтает, чтобы Россия начала строить новые шахты с помощью нее, то есть давала ему деньги на это. Ядерный ракетоносный флот никак к Беларуси не подойдет, в Свислочи не будет плавать. Авиация, дальняя авиация базируется в глубине России, Саратов, Энгельс, она вполне долетает до любой точки и без Беларуси.

Остается что? Остается, конечно, «Искандер», потому что одна из разновидностей ракет, которыми стреляет «Искандер», крылатая ракета, может носить ядерную боеголовку. Но Лукашенко забывает, он до сих пор жил в каком-то таком, знаете, восприятии своей страны и ее географического положения как нечто такого, знаете, универсального. Дело в том, что это все миф о каком-то белорусском балконе, о какой-то особой стратегической значимости Беларуси. Есть Калининград. Калининград находится в центре Европы практически, Калининград закрывает, прикрывает Беларусь с запада, и вот там как раз и есть наши «Искандеры». Тащить «Искандеры» в Беларусь, в руки Лукашенко… Вы знаете, ему рогатку в руки давать нельзя. Поэтому, конечно, это блеф.

То есть это его фантазии скорее, да?

Да, это блеф, угрозы всякие, он повторяет, он и вчера повторял угрозы о том, что снова перекроет топливный транзит. Ему очень надо чувствовать себя властителем этих трубопроводов, газопроводов, он отапливает Европу, оказывается, российским газом.

Давайте я вас на секундочку остановлю, дадим зрителям послушать эту цитату, другой вариант угрозы. Один вариант ― «поставим русское ядерное оружие на белорусской территории», а второй вариант, о котором вы, собственно, и сказали, ― «перекроем трубу». Давайте послушаем, что же сказал Киселеву Лукашенко.

Александр Лукашенко: Слушайте, когда меня будут душить поляки или еще какие-то там, я буду смотреть на какие-то контракты? Бросьте вы, о чем вы говорите!

Дмитрий Киселев: То есть вы это серьезно абсолютно?

Александр Лукашенко: Конечно, серьезно. Они решили закрыть, поляки, границу с Беларусью. Хорошо, закрывайте. Мы не очень-то часто ездим в Евросоюз, наши интересы сегодня в России, Китае и на востоке больше всего. А если я закрою? Что будет тогда с этим потоком, который в основном в Россию, Китай и прочее идет через нас? Ведь у России с Украиной там граница закрыта южная, то есть они через Украину не пройдут. Только Беларусь. Через Прибалтику надо на плечах носить, там дорог нет, ты же знаешь, Дмитрий.

Поэтому прежде чем делать с их стороны заявление, надо мозги свои эти куриные взять в руки, как в народе говорят, и подумать. Что ты бряцаешь? Он закроет границу, ну закрой, кому ты в ущерб закроешь? Сам себе. А потом ты закроешь, как вы сказали, тогда вы подумайте, как вы энергоносители будете покупать в России.

Он шантажирует всех, и Запад, и Россию в том числе. То есть он угрожает Западу российским оружием, российским ядерным потенциалом, нашими сыновьями, нашей страной фактически. Вспоминайте, 9 августа этого года на пресс-конференции Лукашенко в рамках одной пресс-конференции трижды объявлял ядерную войну Западу, причем в формате «кардинал и галантерейщик ― это сила».

То есть он нами управляет. Ведь был же разговор две недели назад о том, что он угрожал перекрыть газовый транзит в Европу. Его поправили, поправили на уровне президента России. Он продолжает доказывать, что он хозяин этого всего, понимаете? Ядерного потенциала российского, газа и нефти и тому подобного. И он не остановится. Я думаю, это все закончится плохо. Какое-то время, знаете, этот шантаж, мы как-то вроде привыкаем, на Западе воспринимают его просто как развлечение такое, вариант такого Ким Чен Ына европейского, не очень-то верят ему. Но вы посмотрите на его состояние и подготовку его силовиков, какие-то провокации могут быть очень тяжелыми, и расхлебывать это придется нами миллиардами долларов и жизнями наших парней.

Я думаю, что он еще во многом улавливает общие интонации российской риторики, ведь он же не идет совсем уж против шерсти. Давайте послушаем, что только что сказал Путин на получении верительных грамот иностранных послов. В принципе, это магистрально о том же самом.

Владимир Путин: Угроза на наших западных рубежах действительно нарастает, и об этом мы неоднократно говорили. Достаточно посмотреть, насколько близко к российским границам выдвинулась военная инфраструктура Североатлантического Альянса. Для нас это более чем серьезно.

В данной ситуации мы предпринимаем адекватные военно-технические меры, но повторю: не мы кому-то угрожаем. Обвинять нас в этом с учетом реального положения дел, то есть сваливать, как у нас в народе говорят, с больной головы на здоровую, как минимум безответственно.

Анна, обратите внимание, это ведь человек, который является главнокомандующим. Можно его поддерживать, не поддерживать, голосовать за него, не голосовать, понимаете? И он говорит о том, что он управляет. Совсем другое дело, когда, знаете, в детстве во дворе выбегает такой провокатор мелкий и говорит: «Я сейчас позову старшего брата, сейчас я вам тут объявлю полную войну». Вот что страшно. Нами манипулируют, хвост крутит собакой. Так что это говорит человек, который отвечает за свои слова. А человек, которого мы имеем в виду, Лукашенко, не отвечает ни за что никогда.

Но, с другой стороны, делая вот такие фактически почти безумные заявления публично и не получая никакого фидбэка на них или получая желанный для него такой хайп, которым, собственно, кормится он в данной ситуации, в принципе, все равно у него есть какие-то свои источники манипуляций. Правильно сказал мой предыдущий собеседник, киевский политолог: он таким образом манипулирует, пытается манипулировать и Путиным, он как бы с ним разговаривает. Или это все-таки разговор, не знаю, с гипотетическим Западом, с белорусами? С кем в данной ситуации беседует Лукашенко?

Он беседует и с Западом, и с Россией. Вы понимаете, Александр Григорьевич Лукашенко озабочен только двумя проблемами: власть и деньги. Власть без денег невозможна, деньги без власти тоже невозможны, замкнутый круг. И это вечная борьба его и проблема, попытка найти в его формате деньги. Вот и вопрос Крыма: я готов ехать в Крым, все, уже договоренность какая-то есть, я полечу и так далее. Понятно, что это опять вопрос денег. Во сколько миллиардов долларов нам это влетит, составит? Мы это пока даже не знаем. Но, конечно, учитывая то, что уже появились разговоры о том, что Россия должна компенсировать…

А почему это так важно, что Лукашенко заговорил о Крыме? Он раньше не признавал присоединение Крыма к России. В чем важность этого сообщения?

Это, конечно, заигрывание с нами. Он знает, что для нас на внутриполитическом поле, в российском политическом классе есть большое недоверие к Лукашенко. Мы считаем, что мы много вкладываемся в Беларусь, в общем-то, и не получаем никакого ответа. Это действительно уникальный случай, мы двадцать с лишним лет считаемся союзниками, а ведь ни одного шага в поддержку России Лукашенко не сделал, ни одного за двадцать с лишним лет. А мы на 1 января этого года вложили в Беларусь, именно в поддержку нашего союзника, соседнего государства 137 миллиардов долларов за двадцать лет. Сказать про это регионам нашим ― это будет скандал страшный. И никакого ответа.

Лукашенко обещал признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Он нас не поддержал в Сирии, он нас не поддержал в 2008 году, когда возник вопрос с Грузией, конфликт. И, конечно, Крым ― это просто стала уже вопиющая ситуация. Он прекрасно понимает, что это, естественно, только за очень большие, крупные деньги, я думаю, соразмерные с тем, что можно было бы решить в Крыму все проблемы с водоснабжением.

А правильно я понимаю, что он впервые вообще говорит о некоторой своей формальной поддержке Крыма?

Нет, нет. Он говорит это на моей памяти третий раз. Он обычно занимался таким, знаете, как сказать, нехорошее слово ― разводом, крутился между де-факто, де-юре и так далее, мы же понимаем и тому подобное. Это важно, потому что в Крыму работают поставщики продуктов питания из Беларуси, там в магазинах есть белорусские товары. То есть не признается, но деньги зарабатываются.

На самом деле это скандал, понимаете? Мы кричим о союзном государстве, а одна часть союзного государства не признает территориальную целостность другой части союзного государства. Друзья, что мы строим?

Давайте послушаем, что же действительно он сказал о Крыме.

Александр Лукашенко: Крым де-факто, и это да, я сейчас сказал «де-факто», ― это российский Крым. Тогда, по-моему, был, не был референдум, я не помню, после референдума и де-юре Крым стал российским. Мое посещение Крыма, на что я имею полнейшее право, под чьим бы оно там протекторатом, руководством и чей бы ни был Крым, это и мой Крым. Впервые на море я побывал в Крыму, когда у меня еще маленькие старшие детки были, один был Витя у меня. Это и мой Крым, понимаете? Мне президент предложил, говорит: «Давай когда-нибудь»…

Дмитрий Киселев: Махнем.

Александр Лукашенко: Так и было сказано. Когда мы на катере с ним, на шхуне болтались в Черном море, как раз об этом речь зашла. Я говорю: «Показал бы Крым, показал бы мне, и прочее». Нет вопросов. Только я говорю: «Давай на самолете, а не на этой лодке», потому что, оказывается, надо сутки туда топать на этой шхуне.

Вы видите. Давайте как-то все-таки поймем, о чем идет речь. 4 ноября этого года при подписании интеграционного декрета на Высшем госсовете союзного государства Лукашенко тоже жаловался на то, что он хочет поехать в Крым, а в Крыму, в Севастополе сейчас Путин, почему его не позвали? Посчитали мгновенно некоторые представители наших телевизионных каналов и, в общем-то, элита белорусская, что Лукашенко признал, что Крым в составе России. Это не так, и тогда пресс-секретарь нашего президента, Владимира Путина, Дмитрий Песков сказал, что нужно формальное, четкое, явное заявление главы белорусского государства, официальное.

Это и есть его формальное четкое заявление?

Нет. Он даже может поехать туда, просто спокойно, потом, когда будет ему выгодно, от этого отвертеться: «Я съездил, а что? Съездил, и все». Поэтому эти шутки мы знаем, не первый год наблюдаем за Лукашенко. Тут надо, что называется, хватать за горло: подписывай и публично заявляй. И он это не делает. Почему он это не делает? Потому что, как они тогда объявляли: «Зачем признавать Крым? Нам очень выгодна торговля с Украиной». А с Россией вам торговля не выгодна? А поддержка России вас не интересует? Это просто как колония воспринимается. Это очень напряженно эмоционально, вы чувствуете по моему ответу, насколько это эмоционально проходит. Это раз.

Во-вторых, прекрасно понимаем, что это такой идет развод, вроде бы какие-то противоречия между Киевом и Минском, никогда в них не лезьте. Это еще с советских времен было, знаете, то блокировка против Москвы, то перед Москвой розыгрыш. Лукашенко кричит о том, что идут, НАТО двигается, находится в Польше, Прибалтике и так далее, то есть будут нападения, Украина в этом участвует. Это, конечно, спектакль перед нами. А Украина занимается тем же самым, говорит, что идут российские части, подтягиваются к границе и так далее, это спектакль идет перед Западом. То есть они разыгрывают двух, так сказать, спонсоров, на востоке и на западе, сыграно вполне сценарно. Поэтому, конечно, никогда этому верить нельзя. Никогда Лукашенко официально Крым не признает, потому что Киев для него ― это такая форточка, такой, знаете, черный ход на Запад. Он от него не откажется.

Фото: Пресс-служба Президента Республики Беларусь

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • виктор заяц

    Волгоград
    16.01.2022

    Мне нужна правдивая информация.Но на пенсию купить подписку не могу.Надеюсь что найдется ДОБРЫЙ человек который подарит мне подписку.

    Помочь
  • Nikolay Trusov

    Москва
    05.12.2021

    С Дождем жизнь понятнее

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде