Основатель партии «Все для Латвии»: «Недоверие к России, конечно, усилилось»

Здесь и сейчас
5 октября 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Мэр Риги Нил Ушаков готов стать премьером Латвии, об этом заявляют в партии «Согласие», которую возглавляет Ушаков и которая победила на прошедших вчера парламентских выборах. По последним данным, за нее проголосовали чуть более 23% избирателей. За «Согласием» идет правящая партия «Единство», она набрала 21%. На третьем месте «Союз зеленых и крестьян» — почти 20%, а на четвертом с 16,5% закрепилось националистическое объединение «Все для Латвии!». С нами на прямой связи основатель партии «Все для Латвии» Райвис Дзинтарс

Лобков: По законам Латвии существует ли такая обязанность главу победившей партии назначать премьер-министром или тут полная власть президента, который может вручить этот мандат кому угодно из парламентских партий?

Дзинтарс: Нет, ничего такого закон не принуждает делать. Практика была разная. Президент в разных выборах сам решал, кому давать возможность составлять правительство. Обычно главный вопрос, на который должен отвечать президент, - достаточно ли у потенциального премьера голосов, чтобы набрать большинство в Сейме. Неважно, получил ли он первое, второе или третье место, если смотреть на выборы, важно то, сможет ли он взять больше 51% в целом. Потому что если не будет 51%, а будет 25%, как сейчас у центра «Согласия», то с 25%, конечно, коалицию не создашь и государством управлять будет довольно тяжело.

Лобков: Всех немножко удивили итоги этих выборов, хотя они были похожи на предыдущие 2007 года, но с 2007 года все изменилось. Во-первых, балтийские республики наиболее резко выступают всегда и в Европарламенте, и на саммитах глав государств в ЕС по поводу введения санкций. С другой стороны, балтийские республики сильно пострадали от продовольственных санкций, введенных Россией. То есть отношения не такие, как в 2007 году, они стали гораздо хуже. Тем не менее, партия, которая ставит одну из своих приоритетных задач защиту русскоязычных, побеждает. Не видели ли вы в этом парадокса, что население думает по одному, а правительство и власть думает по-другому? В чем вообще этот парадокс?

Дзинтарс: Я хотел бы, чтобы мы посмотрели на этот вопрос с другой точки зрения. Все три партии, которые сейчас составляют правительство, получили больше голосов, чем в выборах 11-го Сейма, все три: и Национальное объединение, и «Единство», и «Зеленые крестьяне». Центр «Согласие» в 11-м Сейме представлялся 31 депутатом, сейчас у них будет только 25. Так что все-таки рейтинг падает.

Одна четверть – это, конечно, довольно хороший результат, но надо смотреть, что центр «Согласие» - это одна такая партия. А если смотреть на коалиции, они тоже похожи, но решили по разным идеологическим нюансам, что каждый выступает со своей партией. Поэтому это как посмотреть. Если брать в сумме те партии, которые сейчас находятся у власти, то будет гораздо больше цифра, чем у центра «Согласие».

Лобков: А вообще эта обстановка конфронтации и то, что после визита президента Обамы в Таллин страны Балтии заручились обещаниями о военно-технической помощи, о таком особом отношении США, после этого как-то изменилось настроение в обществе относительно русскоязычных, относительно того, что Россия вдруг захочет защищать особыми способами русскоязычных в Латвии? Усилилось ли недоверие к России и некая опасливость?

Дзинтарс: Недоверие к России усилилось. Когда мы видим то, то чем многие предупреждали, раньше это было все более в теории, а сейчас мы это видим у своей границы. Латвия на это смотрит как на оккупацию, ей безразлично, как это называется. Что важно отметить? Опасения никакие не проектируются на отношение в Латвии между латышами и русскими. Конечно, могут быть разные точки зрения, может быть разное отношение к Путину и к нынешнему режиму России, но на бытовом уровне такой конфликт в Латвии не чувствуется. Конечно, есть разные политические симпатии, и это отражается на результатах выборов.

Лобков: Сейчас перед выборами, это очень заинтересовало, скажем так, состоятельных русских, был повышен порог для получения вида на жительство в Латвии до 250 тысяч евро, причем было очень много дополнительных условий: нельзя эти деньги тратить на несколько объектов, можно только на один, нужно очень быстро заплатить и так далее. Как вы считаете, будут ли изменяться эти нормы и выгодно ли для Латвии привлечение таких экономических, может быть, даже политических эмигрантов или бизнес-эмигрантов, которые готовы заплатить 250 тысяч евро за недвижимость в Латвии? И готовы ли вы им давать виды на жительство?

Дзинтарс: Как вы понимаете, люди как в Латвии, так и в России бывают очень разные, так и деньги в России и в Латвии бывают очень разные. То, что мы должны прислушиваться к тому, что говорят в Латвии спецслужбы, правоохранительные органы, которые утверждают, что нельзя полностью контролировать те деньги и тех людей, которые получают вид на жительство в Латвии. Во многих случаях спецслужбы предупреждают, что это могут быть деньги, связанные с преступным миром, которые не очень хорошо влияют на нашу национальную безопасность.

Но речь здесь не только о национальной безопасности. Когда мы даем возможность получить вид на жительство в Латвии, в принципе мы делим или продаем общий ресурс в шенгенскую зону. Если на этом будет основываться наша хозяйственность, то в один день это плохо может закончиться просто, ЕС может принять нормы, которые такую возможность исключают. Ведь до сих пор такой возможности, чтобы так легко получить вид на жительство, как это было в Латвии, не было ни в одной другой стране ЕС. Сумма, за которую в Латвии можно было купить недвижимость, была самая низкая.

Лобков: Это было 70 тысяч.

Дзинтарс: 71 тысяча евро, а сейчас подняли до 250.

Лобков: А будут ли устрожать нормы и дальше, как вы думаете?

Дзинтарс: Сейчас очень трудно сказать. Мы еще не знаем, какая будет коалиция, какие партии будут в новом правительстве. Конечно, это будет дискуссия и компромиссы, сейчас прогнозировать еще рано.

Лобков: Президент Берзиньш связал низкую явку на этих выборах с тем, что за последние годы из Латвии уехало более 200 тысяч человек, это очень большое число, практически 10% населения. Считается ли это проблемой самой большой для Латвии сейчас? И как будет с ней бороться новое правительство?

Дзинтарс: Я хочу сказать, что самая большая проблема – это демографические проблемы в целом, это не только эмиграция, но это и низкая рождаемость, устарение общества. Поэтому мы очень хотим, и в 11-ом Сейме у нас был приоритет поддержки новых семей, чтобы рождаемость в Латвии по возможности поднимать. И нужно делать такую среду, чтобы люди меньше хотели отсюда уезжать.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.