Очевидец: сотрудники подмосковной ГАИ не предупреждали людей о пробке – не их область

Здесь и сейчас
2 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Нас на прямой телефонной связи со студией ДОЖДЯ автолюбитель Владимир Привалов. Он сейчас находится на трассе «Россия» приблизительно в 80 километрах от Твери в сторону Питера.

Лобков: Что происходит, проехали ли вы эту пробку?

Привалов: Я еду из Твери в Санкт-Петербург, выехал где-то в 11 утра, выехал на трассу М10 и сразу встал в пробку. Спросил у дальнобойщиков, кто-то из них из Москвы уже едет трое суток. Есть случаи, что в Питер пробка затянулась где-то уж до Подмосковья. Это на уровне слухов. Сейчас я еду 100 км от Твери, еду 80 км/ч, дорога более или менее свободна.

Лобков: А снег расчищен, который вызывал эти заторы? Пробка теперь возникает из-за того, что пробка?

Привалов: Конкретно сейчас снега нет, видно асфальт. Километров 40-50 от Твери – заснеженная дорога, фуры буксуют.

Лобков: Эти фуры пропускают? Информационное агентство дают разные сведения об этом.

Привалов: Местами.

Лобков: А это как делается? По договоренности с полицией?

Привалов: Полицию я встретил за эти 100 км раза 2-3 на встречной полосе. Был пункт, где раздавали горячий чай.

Лобков: Раздавали или продавали? Сейчас у нас была информация о том, что МЧС продает пакеты с гуманитарной помощью.

Привалов: Денег у меня не просили.

Лобков: То есть и здесь противоречивые данные. Вы уже миновали пробку и беспрепятственно едете в сторону Петербурга?

Привалов: Да, но сейчас навстречу пробка в сторону Москвы, здесь уже пробка из фур. Все стоят, никто не едет.

Лобков: Спасибо. У нас в гостях Дмитрий Ежов, который сутки простоял в пробке под Тверью и вернулся в Москву, так и не попав в Питер. С чем вы столкнулись, как все происходило?

Ежов: Мы выехали в пятницу из Москвы, пересекли МКАД в 4 часа дня. С первым проявлением пробки стали сталкиваться уже после Твери, несмотря на то, что были сообщения, что все в Твери. Первые проявления появились в 7-8 часов вечера. Все немножко двигалось, но часов в 11 вечера мы столкнулись с ситуацией, когда все остановилось. Таким образом мы ждали где-то до 4 часов ночи.

Лобков: Расскажите про это ожидание. Кто-нибудь вами занимался, была ли дорожная полиция, летали ли полицейские вертолеты, было ли МЧС?

Ежов: Все, что было, это раза 3-4 по противоположной стороне, которая была полностью свободна, проехала патрульная машина с мигалкой.

Лобков: А разделение там жесткое?

Ежов: Да, отбойник металлический, который не позволял людям пересечь.

Лобков: То есть дорожная полиция могла бы его изрезать.

Ежов: Вероятно. Но она просто проезжала на большой скорости, никаких вертолетов. Мы читали в новостях, что где-то разбиты лагеря. Ничего этого не было.

Лобков: А как вы со всеми надобностями справлялись? Попить, поесть.

Ежов: Мы с такими надобностями не успели столкнуться. Люди ждали, сидели в машинах, у нас была вода, сухой паек, который мне порекомендовал взять приятель, еще когда мы не вляпались в эту ситуацию. Паники не было, но было очевидно, что через некоторое ситуация может стать критичной, именно это стало людей подвигать на то, чтобы разбирать отбойники самостоятельно. Нам повезло, потому что в 200 метрах от нас мужики ключами раскручивали отбойник. Это помогло нам развернуться.

Лобков: Почему пробка была в одну сторону, а не в две, если были снежные заносы?

Ежов: С другой стороны не было движения, было очевидно, что и  с другой стороны, где-то очень далеко, была пробка, потому что машины проезжали раз в 15 минут.

Лобков: То есть это не то, чтобы все люди устремились разом из Москвы в Питер?

Ежов: Нет. Наверное, каждая вторая, если не две, из трех машин были фуры.

Лобков: Фуры обычно по выходным заезжают в Москву, чтобы разгрузиться на всю следующую неделю.

Ежов: Наверно. По моей информации от наших партнеров по работе, в четверг выехала фура, она по состоянию на вчерашний день была еще до Тверской области не доехала.

Лобков: Как я понимаю, их сейчас блокировали, пропускают в первую очередь легковые автомобили.

Ежов: Сложно сказать, потому что там такой поток, что сложно отсортировать, где фуры, где нет, в некоторых местах оба ряда занимают фуры. Там либо все едут, либо все не едут.

Лобков: Судя по сообщениям, которые мы сейчас получаем оттуда, там дорожная полиция не очень активна, там, где она должна быть именно сегодня.

Ежов: Мы не столкнулись с какой-либо работой до того, как мы выехали, подремали, в 9 часов утра уже проезжали пост под Тверью, мы спросили у сотрудника полиции, почему бросили людей. Он говорит: «Это Тверская область, а мы от Московской области, мы знаем только, что пробка 170 км». Но при этом люди в пробку продолжали въезжать, хотя была наверняка возможность их предупреждать.

Лобков: А эти знаки, которые есть например на Ленинградке, с пробками, скоростью движения…

Ежов: Ничего не было. Смеялись, когда обратно ехали, был тоже электронный щит, на котором было написано «Операция «Детский автобус» и снеговик.

Лобков: А в ту сторону ничего не было?

Ежов: Нет. Когда мы развернулись, разбор отбойников происходил стихийно, каждые 500-1000 метров люди раскручивали отбойники, чтобы выбраться, некоторые потом ехали по встречке. Мы даже остановились, чтобы в стекло заднего обзора посмотреть, как полиция ехала навстречу с мигалками, будут останавливать или нет. Останавливали, но что дальше было, мы не знаем. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.