Налоговые каникулы, технопарки и нормальная сертификация.

Что нужно российским предпринимателям
Здесь и сейчас
4 апреля 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Всех как будто немного отпустило. Нефть не рухнула до двадцати, рубль не упал до ста, экономика даже показала некоторый рост в последнем квартале прошлого года, очевидно связанный с тем, что люди экстренно избавлялись от рублей, но все-таки рост. Перспективы экономического оживления по-прежнему выглядят крайне слабыми, зато все немного приспособились, хотя бы психологически: вот, жизнь теперь такая, значит, будет жить так. Все скорректировали семейные бюджеты, отказались от крупных покупок, даже уже научились проводить отпуск в России. Самое время подумать о том, как работает под санкциями российская экономика. 

Не только под санкциями, но и под антисанкциями. В разгар войны Владимир Путин нашел симметричный ответ для санкций Запада — запрет на импорт широких категорий продовольствия, который, по официальной доктрине должен был стимулировать импортозамещение и помочь бизнесу. Но помог ли?

Законы экономики устроены так, что конечный потребитель от импортозамещения не выиграет никогда, об этом в частности говорит экономист Константин Сонин. То есть цены вырастут обязательно, иначе не может быть: импорт никогда не будет замещен полностью, следовательно, предложение сократится, следовательно, цены вырастут. Это не значит, что импортозамещение само по себе неразумная экономическая мера: она может стимулировать бизнес, создавать рабочие места, реинвестируемую прибыль, но это всегда будет в конечном итоге происходить за счет тех, кто пришел в магазин за цветной капустой.

Накануне в Москве компания ICC Russia провела круглый стол на тему Импортозамещения. Казалось бы, в условиях ослабления рубля к доллару и евро, оно должно происходить естественным путем. По сравнению с западными конкурентами подешевело и электричество, и аренда, и стоимость труда. Чего же хочет бизнес, и причем здесь государство?

Итак, проблема в том, что импортные детали и компоненты, без которых российскому производству сложно обойтись, подорожали в два раза. Рост цен на российские товары тоже бьет семилетние рекорды.

Эксперты предупреждают, что официальная статистика о падении производства на полтора процента не соответствует действительности — многие предприятия работают на минимальной марже или даже в убыток из за долгосрочных контрактов.

Больше всего нареканий летело в адрес Центробанка, который в декабре поднял ставку на 7,5% —  до 17%. Впрочем, дело не только в ЦБ, но и во всей банковской системе.  Для многих стало проблемой получить кредит даже по заоблачным ставкам.

Как оказалось, банки ориентируются на отрасли. Высокорискованными считаются почти все, кроме нефти, газа и строительства.

Так, например, с трудностями в кредитовании столкнулась даже стратегическая «группа Газ», которая начала производство двигателей в России. Автомобильные производители констатируют, что без помощи государства в получении низких кредитов им не справиться.

Впрочем, звучали не только эти мнения. Адресная поддержка или проектное финансирование крупных предприятий пугает средний бизнес,   конкуренция получается нечестной. Кроме того, мало кто верит в то, что деньги достанутся достойным и не будут разворованы.  Бизнесмены просят институциональных изменений.

И все же крупному бизнесу не по плечу инвестировать в модернизацию без дешевых долгосрочных кредитов. Высокая ставка убивает масштабные начинания. Выход один — финансирование избранных проектов по льготной ставке. Выбирает проекты, конечно, правительство. Экономисты советуют бизнесу предлагать масштабные проекты и объяснять их выгоду для страны   с тем, чтобы проекты конкурировали за госфинансы в открытую. Впрочем, все это мечты, тем более что представитель со стороны правительства так и не пришел.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.