«На нас хотят надавить». Соратники Навального о том, почему Следственный комитет вызывает их на допрос

Здесь и сейчас
25 августа 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«Да тут целый допрос марафон!» Так прокомментировали сторонники Алексея Навального вызов в Следственный комитет сначала жены Навального Юлии, а затем и сотрудников Фонда по борьбе с коррупцией.

Юлия Навальная в Следственный комитет уже сходила и отказалась от дачи показаний. К следователю по особо важным делам также вызваны мать бывшего пресс-секретаря Анны Ведуты, руководитель социологической службы ФБК Анна Бирюкова, и руководитель Независимой группы наблюдения за выборами, член Центрального Совета Партии Прогресса Владислав Наганов. 

Макеева: Знаете ли вы, почему это все происходит, почему вас вызывают на допрос?

Бирюкова: Я пока не знаю, почему меня вызывают на допрос. Но поскольку я работаю в Фонде борьбы с коррупцией, у меня есть ощущение четкое, что это политическая история, которая происходит с целью давления на нас, затруднения работы нашего фонда. 

Лобков: То есть социологическая служба тоже чем-то навредила? Вот, например, последние данные ВЦИОМ – 84% россиян одобряют введение продовольственных санкций. Мы знаем очень много данных ВЦИОМ о рейтингах президента. У вас какие-то другие данные, которые не сходятся с данными официальных социологических агентств? Почему вас надо бояться?

Бирюкова: Периодически наши данные не сходятся с официальными данными. Я не знаю, насколько вы оцениваете это как повод к какому-то страху, мне кажется, что это повод задуматься, какие данные более правдивые что ли.

Лобков: Например, какие случаи вы наблюдали наиболее вопиющего расхождения?

Бирюкова: Наиболее вопиющий случай расхождения я наблюдала на выборах мэра летом. Мне кажется, это один из самых красноречивых эпизодов, когда наши данные расходились с официальными.

Лобков: Насколько?

Бирюкова: Достаточно.

Лобков: Помните – не помните?

Бирюкова: Да, на около 20 процентных пунктов.

Макеева: Владислав, скажите как руководитель Независимой группы наблюдения за выборами, вы эти события связываете с приближающимся 14 сентября или это, скорее, к Алексею Навальному и давлению на него может иметь отношение?

Наганов: Да, я полагаю, что это связано с попыткой в очередной раз надавить на Алексея Навального, а также на Фонд борьбы с коррупцией. По всей видимости, у людей, которые занимаются этим, возможно, какие-то старые данные, потому что я в этом году вообще не работаю в Фонде борьбы с коррупцией, а они, видимо, собираются оказать давление именно на фонд, поэтому, наверное, в этом числе решили вызвать меня, думая, что, тем самым, они окажут давление на фонд.

Лобков: Это денежные истории, с переводом денег все циркулирует, эта схема, разработанная Волковым по перечислению денег, которую считают криминальной в Следственном комитете?

Наганов: Нет, это точно не так, потому что, во-первых, на этот вопрос меня приглашал следователь по телефону, и он сразу сказал, что речь идет о деле, связанном с картиной.

Лобков: А вы какое-то участие в приобретении картины принимали?

Наганов: Вообще никакого участия не только в приобретении, я узнал об этом событии из СМИ.

Лобков: А саму картину видели?

Наганов: Видел, но тоже то ли по телевидению, то ли в Твиттере. Не понравилась она мне.

Макеева: Это вы и намерены сказать завтра в Следственном комитете?

Наганов: Ну да. Фактически больше мне сказать нечего, потому что я в этих событиях участия не принимал, в дарении картины тоже участия не принимал. Поэтому я даже затрудняюсь предположить, что мне сказать, сложно даже дать показания или отказаться от дачи показаний, потому что я все равно об этом деле ничего не знаю. С тем же успехом следствие могло выйти просто на улицу и, увидев прохожего любого, сказать: «О! Вот ты свидетель, пойдем-ка, дашь показания», точно так же и я.

Макеева: Коллектив Навального – это сколько человек? Сколько в фонде сейчас работает людей?

Бирюкова: В фонде работает достаточное количество. Как волонтеры, так и постоянные сотрудники. Около 15 человек.

Макеева: Как вы считаете, расчет может идти на что, на то, что вы просто разойдетесь, и больше не будете встречаться?

Лобков: И как Ашурков, перед очередным допросом просто куда-то уедете?

Бирюкова: Я предполагаю, что все это сделано для того, чтобы нас всех испугать. Мы все к этому готовы, никто не боится.

Макеева: Вы напуганы? Я хотела спросить.

Бирюкова: Нет, я не напугана. Все улыбаются, шутят шутки, относятся к этому с достаточной долей юмора. Все вспоминают, как относится к своим сфабрикованным делам Алексей, стараются учиться на таком примере. Нас не испугаешь.

Макеева: Ведь это может быть более серьезное событие.

Лобков: Например, так же, как у Янкаускаса, это может быть и домашний арест.

Наганов: Это в наших реалиях кажется совсем невероятным.

Лобков: Нам и тогда это казалось совсем невероятным.

Наганов: Тут даже затрудняюсь предположить.

Лобков: Ну вы готовы к такому развитию событий?

Наганов: Я-то всегда готов, но в данном случае мне это представляется нереалистичным поворотом событий.

Макеева: Вы пойдете с адвокатом в Следственный комитет?

Наганов: Я предполагал идти один, но не исключено, что пойду с адвокатом. Я еще конкретного решения не принял по этому поводу.

Макеева: Вы, Анна?

Бирюкова: Да, я иду с адвокатом.

Макеева: Вы уже как-то консультировались на этот счет? Что говорят адвокаты, к вам не может быть претензий? Вы прям уверены в завтрашнем дне или вы стараетесь держаться бесстрашно, как Алексей, при любом развитии событий?

Бирюкова: Я абсолютно уверена в завтрашнем дне. Что говорят адвокаты, я не буду сейчас комментировать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.