«Мы просим не платить за нас, а разделить наши финансовые риски» и «во всем виноват Центробанк». В Москве прошел митинг валютных ипотечников

Здесь и сейчас
28 декабря 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Несмотря на холод, на митинг в Парке Горького сегодня собралось около тысячи человек, валютных ипотечников. Акция шла два часа. Основные требования заемщиков – провести рефинансирование валютных ипотечных кредитов в рубли либо по курсу на момент заключения договора, либо на 1 января 2014 года. 

Депутат Госдумы от «Справедливой России» Андрей Крутов предлагает решать эту проблему радикально, то есть просто запретить российским банкам выдавать ипотечные кредиты в иностранной валюте. Еще одно предложение – зафиксировать процентную ставку на весь срок действия договора.

Павел Лобков обсудил с ним эту инициативу. 

Лобков: Андрей, а вам не кажется, что эти люди сами виноваты в том, что они не учли рисков, которые несут в себе российская нефтяная экономика?

Крутов: Ни в коем случае мне так не кажется. Дело в том, что эти люди ничем не отличаются от наших банков. Наши банки очень весело и задорно занимали за рубежом, занимали валюту, занимали под низкий процент и дальше тратили ее, как могли, как умели. Ровно то же самое, как делали эти люди. Упрекнуть их в этом невозможно. Но как только настали тяжелые времена, как только настало время расплачиваться, а доллар стал слишком дорог или другие валюты, тут же государство подставило банкам плечо. Мы не так давно, несколько дней назад приняло решение о декапитализации банков на сумму почти полтора триллиона рублей. Но очевидно, что если мы помогаем банкам, надо помочь не только банкам, но и людям.

Лобков: А вообще, как вы оцениваете, сколько валютных ипотечников в стране?

Крутов: По официальным данным, 120 миллиардов рублей числится на балансах банков, валютных кредитов ипотечных. Это в среднем 3-4 миллиарда долларов, плюс еще столько же, может, чуть больше выведено за банковский баланс. То есть сумма порядка 6 – 10 миллиардов долларов. Если 100 тысяч у нас был средний ипотечный кредит по России, то можно приблизительно представить, что от 50 до 100 тысяч российских семей столкнулись с этой проблемой.

Лобков: Как я понимаю, если это их единственное жилье, то по Конституции отнять и выставить на долги банк у них не может это жилье.

Крутов: К сожалению, это не так. Дело в том, что наше законодательство ипотечное очень хорошо защищает банки. Банк, даже если это единственное жилье, может выселить из квартиры людей, и даже в том случае, если в этой квартире, в этой семье живут несовершеннолетние дети. То есть ипотечная квартира в случае дефолта – это прямой путь на улицу или на вокзал.

Лобков: А есть такие уже примеры? Я знаю примеры, существуют люди, у которых огромные задолженности по ипотечным кредитам валютным, которые к тому же сейчас потеряли работу, за которую они получали зарплату в рублях. То есть у них вообще нет источника покрытия этих выплат. Существуют такие примеры, когда уже выселялись люди?

Крутов: Конечно. Таких примеров десятки, если не сотни, но речь шла о том, что эти примеры были в спокойные времена. И тогда, может быть, можно было винить в чем-то самих людей, что они что-то там не подсчитали или легкомысленно себя вели. Но в кризисные времена с такой проблемой будут сталкиваться люди в массовом порядке.

Кстати, не могу об этом не упомянуть, год назад мы вносили в Государственную Думу законопроект, который назывался «О помощи ипотечным заемщикам, попавшим в трудную жизненную ситуацию». И вот там речь шла  о том, как государство может помогать заемщикам, попавшим в эту ситуацию. Ситуации трудные могут быть разные, например, потеря работы, потеря кормильца, инвалидность, потеря трудоспособности и так далее. То есть еще год назад мы предполагали, что в момент массовых кризисных явлений люди столкнуться с такими проблемами. Задача государства и Центрального банка – не стоять в стороне, а активно в эту помощь включиться. Тем более, что в прошлый кризис 2008-2009 годах была создана специальная организация – Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов, и ее помощью воспользовались 100 тысяч человек. Я думаю, что самое время заняться ровно тем же сейчас, причем делать это без раскачки, немедленно.

Лобков: А вот был принят недавно Госдумой закон об индивидуальном банкротстве. Он может в такой ситуации помочь?  

Крутов: Нет, потому что здесь будет общее правило – если заемщик не может платить, то банк принимает решение, точнее, суд принимает решение, и он рискует лишиться квартиры в том случае, если они с банком не договорятся. Чтобы этих договоренностей индивидуальных не было, чтобы это была стандартизированная история, мы предложили несколько вариантов. Кстати, с подачи валютных ипотечников. Первое – это конвертировать кредиты, выданные в валюте, по курсу на 1 января нынешнего года или по курсу выдачи кредита.

Лобков: В рубли и, тем самым, перевести валютный кредит в рублевый?

Крутов: Да, совершенно верно, но только не меняя при этом ставку.

Лобков: То есть рубли по 4%. А почему же я тогда, который взял кредит в рублях по 20 с копейками процентов, чем же я хуже тех людей, которым дали кредит в валюте по 4%, а теперь они будут платить в рублях по 4%? Только потому что я предполагал, что в валюте кредиты брать не надо, потому что рубль может упасть, поэтому лучше брать в той валюте, в которой ты получаешь зарплату, они этого не знали, поэтому теперь они получают надо мной преимущество.

Крутов: Тут есть несколько соображений на этот счет. Во-первых, средняя ставка по рублевой ипотеке у нас по финишу этого года – 12,5% годовых, это рублевая ипотека. Средняя ставка по валютной ипотеке – 8% годовых. Поэтому разрыв, конечно, не такой…

Лобков: Нет. Они говорили про 4%.

Крутов: Может быть, это совсем давние истории, 2006-2007 год. Такие люди есть и, кстати, они уже все проценты банку выплатили. По сути, сейчас они платят тело основного долга. Я думаю, что сама схема реструктуризации, ставка ее, главное – мы хотим зафиксировать курс. Согласитесь, что перед курсом все равны, я думаю, что было бы справедливо, если бы заемщики, по крайней мере, по курсу начала года платили. Ставку можно увеличить, наверное. Кстати говоря, для того, чтобы было четкое понимание, что нам, как законодателям, необходимо в этом смысле сделать, завтра мы проводим накануне Нового гола встречу с инициативной группой валютных ипотечных заемщиков, где мы по пунктам согласуем наши взаимные усилия.

Лобков: А вы общались уже с кем-то из представителей банков или с представителями Минфина или Центробанка по этому поводу, были ли у вас совместные заседания, круглые столы? Вообще как относятся финансовые власти к идее спасения валютных ипотечников? Или они считают, что они должны выкарабкиваться сами за счет продажи другой недвижимости, перекредитования, должны идти в свой банк и там разбираться?

Крутов: Финансовые власти считают приблизительно так. А банки, мне кажется, с большим пониманием к этому относятся, потому что в противном случае, если проблема не будет решена, они получат просто дефолты, в чем ни одни банк не заинтересован. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.