«Мемориал»: мы начинали еще при советской власти. Это первая такая масштабная проверка

Здесь и сейчас
21 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Правозащитники намерены собраться на заседание в начале апреля. Вместе с генпрокурором они намерены обсудить массовые проверки некоммерческих организаций, которые проходят сейчас по всей стране и проводятся, как уверены в НКО, по инициативе генпрокуратуры.

Правозащитники написали открытое письмо – оно размещено на сайте Совета. «Бороться с экстремизмом и кошмарить законопослушные НКО – не одно и то же», – говорится в обращении. Ну, а сегодня инспекция пришла в одну из самых известных организаций – в общество «Мемориал». Там же побывал Илья Васюнин.

Васюнин: Пришла инспекция и заперлась в библиотеке, буквально, как в рассказе Ленина «Жандармы». Комиссия, пришедшая в «Мемориал» - прокуроры, налоговики и люди в штатском – оказались съемочной группой вроде как с НТВ. Работникам «Мемориала» даже пришлось вызвать сотрудников полиции, чтобы выдворить съемочную группу. Глава «Мемориала» Олег Орлов рассказал, что согласно предписанию, которое оказалось в руках у проверяющих, они имеют право затребовать практически любые документы некоммерческой организации. Особое внимание сотрудники прокуратуры должны уделить НКО, финансируемым из зарубежных источников и участвующим «в том числе, в интересах иностранных источников политической деятельности на территории РФ». Во многих НКО, куда приходят с проверками, интересуются и книгами.

Олег Орлов, глава общества «Мемориал»: Пришла группа, представилась: сотрудники прокуратуры, федеральной налоговой службы и Минюста. Хотя в том письме, которое они нам представили, указано, что могут участвовать в этой проверке сотрудники  МВД. В аналогичных письмах, представляемых другим организациям с такой проверкой, присутствуют сотрудники ФСБ. Не исключено, что к нам МВД придет. Учредительные, уставные документы, документы об источниках поступления средств, об уплате налогов – это  нормально. Ищут какие-то книги, по всей видимости, страшно экстремистскую литературу.

Нашумевший закон об НКО приняли, а проверок до сих пор не было. Минюст, на который по закону была возложена эта обязанность, не спешил признавать иностранными агентами российские НКО, и прокуроры перехватили инициативу, говорят правозащитники. Они связывают начало активных действий на этом поле с коллегией ФСБ, которая состоялась в феврале. Тогда Владимир Путин напомнил о недопустимости влияния зарубежа на молодое гражданское общество в стране.

Владимир Путин, президент РФ: Хочу подчеркнуть. Ни у кого нет монополии говорить от имени всего российского общества, тем более у структур, управляемых и финансируемых из зарубежа, а значит, неизбежно обслуживающих чужие интересы. Сегодня установлен порядок деятельности НКО в России, в том числе это касается и финансирования из заграницы. Эти законы должны быть безусловно исполнены.

Генеральный прокурор присутствовал на этой коллегии и, видимо, вдохновился словами президента. Павел Чиков, глава правозащитной ассоциации «Агора» говорит, что в ходе нынешних проверок прокуроры для начала присматриваются к НКО.

Павел Чиков, председатель правозащитной ассоциации «Агора»: Я думаю, что основная цель этой проверки – собрать информацию о фактической деятельности НКО, не только правозащитных. В мечети и приходы римской католической церкви, организаций, занимающихся ВИЧ-инфицированными. В своей массе это будет некий контроль деятельности неправительственных организаций в России, призванный ответить на вопрос, что это за деятельность, какие виды деятельности, чем они конкретно занимаются, и какие из этих видов деятельности власти могли бы немного прижать. К примеру, путем признания их экстремистскими или признание их политической деятельности с задействованием механизма реестра иностранных агентов.

Может, в рамках проверок проверяющие организации, силовики, наконец-то, смогут развеять мифы о НКО и поймут, что они не опасны для страны, но Павел Чиков настроен скептически. Он ссылается на опубликованный на сайте Gazeta.ru документ: некий бланк, который должны заполнять проверяющие. Там уже есть специальная графа о количестве нарушений. Предполагается, что они будут найдены. Подробности проверок правозащитники смогут узнать у генпрокурора, если он согласится прийти к ним в гости.

А саму тему мы обсудили с нашим гостем, членом правления организации «Мемориал» Яном Рачинским.

Макеева: Почему именно сейчас? Вы ожидали таких визитов?

Рачинский: Мы знали, что будут проверки, предполагали, что могут прийти, но такие вещи всегда происходят неожиданно. Мы не готовились специально к проверке. Это была неожиданность, особенно неожиданным было то, что у канала НТВ тесная телепатическая связь с кем-то из проверяющих органов. Им, правда, не удалось осуществить свои планы в полной мере. Их выставили с помощью сотрудников полиции, но они караулили у помойки, недалеко от входа в офис. Может, это для них подходящая точка обзора. Не думаю, что они пришли развеять мифы, и что у них вообще стоит такая цель. Они люди служивые, им поставлена задача, они ее исполняют, как могут.

Макеева: Как вы формулируете финальную цель?

Рачинский: Мне трудно понять, какая цель осязаемая может быть. Найти сколько-нибудь весомых нарушений наверняка не удастся. Никто из общественных организаций, насколько я знаю, вилл на Лазурном берегу не покупал, никаких бомб никуда не подкладывал. Если они надеются что-то такое найти, то это напрасный труд. Думаю, что массированные проверки нужны, чтобы уйти от обсуждения конкретных вопросов. Одно дело – общественные организации обозначают проблемы, и надо что-то отвечать. Другое – когда можно сказать, что они иностранные агенты, и отказаться разговаривать с ними. Вопрос требует ответа независимо от того, кто его задал. Я не хочу обсуждать, кто в большей степени иностранный агент, чья деятельность больше вреда приносит России.

Казнин: На ваш взгляд, после проверок часть организаций и обществ может прекратить свою деятельность?

Рачинский: Надеюсь, что нет. В нашей истории, конечно, были разные грустные периоды, когда практически все общественные организации были разгромлены и уничтожены, но сейчас все-таки другая эпоха.  За нашу я не особенно беспокоюсь, мы все-таки 25 лет существуем, начинали еще при советской власти.

Казнин: Когда вас проверяли в последний раз таким образом?

Рачинский: Таким образом проверок не было за всю историю новой России. Регулярно приходят проверяют, иногда с пристрастием, такое было не так давно у нас. Никакой новой информации эти проверяющие организации не получат, потому что регулярно все организации отчитываются в соответствии с законом в Минюст, налоговую службу. Эта информация есть, и  прокуратура могла бы всю интересующую ее информацию получить там. Но они пришли, сегодня весь день у ряда наших сотрудников был отнят. Они забрали около 600 страниц копий документов, которые мы изготовили по их просьбе. И это далеко не конец. Это пустая трата сил проверяющих органов, помеха в работе  общественных организаций.

Макеева: Какие будут следующие действия?

Рачинский: Трудно сказать, мы не знаем, кто и зачем назначил эти странные действия, трудно их прогнозировать.

Макеева: Собрание заседания в начале апреля – экстренное мероприятие, правозащитники решают, что теперь делать?

Рачинский: Про закон говорили все, но, к сожалению, обозначилось, что у нас много непорядочных людей среди принимающих закон. Я присутствовал на обсуждении на открытой трибуне при Госдуме, когда была проведена параллель с американским законом. Было сказано, что в Америке ни одна общественная легализация не зарегистрирована по этому закону. И Яровая, и Нарышкин сделали вид, что не слышат этого, про Жириновского я уже не говорю.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.