Мальцев: "Ты не тонешь - помоги!"

Здесь и сейчас
14 июля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Число жертв "Булгарии" выросло до 113 человек. Водолазы продолжают поднимать на поверхность утонувших людей. Не найдены тела 16 пассажиров теплохода.

На место трагедии также привезли оборудование, которое позволит достать сам теплоход со дна Волги. Специалисты сегодня приступили к герметизации корпуса "Булгарии", чтобы затем вытащить ее на поверхность с помощью понтонов и плавучих кранов.

Причины того, что произошло с "Булгарией" обсуждаем с Игорем Мальцевым, журналистом, в прошлом профессиональным моряком, инженером-механиком по судовым силовым установкам. 

Фишман: Вы написали такой эмоциональный и очень убедительный текст на сайте Форбс.ру, если мне не изменяет память. Его очень многие уж прочитали, он активно цитируется, с ним очень многие солидарны, он действительно оказался в этом смысле, что называется – попал в точку. Вы там много говорите и предъявляете претензии моряцкому цеху, самому экипажу, экипажам судов, которые проходили мимо и не остановились. Вопрос первый такой – те новости, которые поступили с тех пор, как вы ее написали, они не заставили вас как-то пересмотреть вашу точку зрения?

Мальцев: Нет. У меня точка зрения очень простая. Существует уголовный кодекс, на военном флоте существует корабельный устав, на гражданском флоте существует кодекс торгового флота, на судах внутренних водоемов существует соответствующий их устав. К сожалению, устав внутренних вод не подразумевает ответственности за неоказание помощи. Я специально пересмотрел сейчас устав.

Писпанен: Как так может быть?

Мальцев: Так может быть.

Писпанен: Наверное, это подразумевается, что это само собой разумеющееся? Мы же читали романы все про настоящую морскую дружбу.

Фишман: Если речь идет о реках, то можно предполагать, что это ситуации, в которых можно помешать, стараясь помочь?

Мальцев: Нет. Ни в коем случае. Это фантастический по своему жлобству документ, который описывает все, что угодно - подбор бесхозных грузов, подъем утопленных чужих контейнеров, как брать деньги за тех, кого ты спас, но об ответственности за спасение ничего не сказано.

Писпанен: Это на совести только капитана проходящего мимо судна?

 Мальцев: Совесть – понятие договорное. Как вы понимаете. Я не знаю, может быть, это еще с Советского союза пришел очень странный такой документ. Но то, что в торговом кодексе, куда входит, собственно говоря, и пассажирские пароходы, сказано, что за неоказание помощи статья 56 или что-то такое, единственным оправданием в неоказании помощи может быть только то, что ты сам терпишь бедствие. Все. То же самое, кстати, в уголовном кодексе прописано. Для речников это не прописано. Может быть, речники – это какие-то люди второго сорта, я не понимаю. Может быть, кто-то считает, что водоплавание по рекам и озерам России – это очень простая вещь. Может быть. Но дело в том, что вода – это убийца, и когда ты выходишь даже на самой поганой лодочке, ты должен надевать жилет. Если ты видишь, что кто-то тонет, ты обязан его спасти. Если этого нет в уставе, это не значит, что ты этого не должен делать. Если эти люди каким-то образом – сейчас просто я вижу, слышу некое роптание коллег, но в основном, это коллеги, которые не имеют отношения к нормальному мореплаванию. Меня, к сожалению, учили плавать в океане.

Фишман: А тут рекоплавание.

Мальцев: Да. На самом деле, разница не очень велика, кроме того, что на море люди знают точно, что, чуть что – ты погиб, чуть что, ты упал за борт – ты погиб. Конечно, смешно и страшно думать, что летом в волжской воде можно замерзнуть до смерти. Поэтому для меня, например, шокирующим являлся вид людей в спасательных жилетах уже утопленных. Как это могло произойти – непонятно. Или их засосало в воронку.

Писпанен: Говорят, что на них надевали жилеты, чтобы легче было поднимать со дна.

Мальцев: Может быть, я же там не был, я просто вижу фотографии.

Фишман: А вот ситуация, про которую говорит капитан «Арабеллы», которая участвовала смело, если не героически в спасении, когда он говорит, что он сам попросил проходящую мимо баржу не останавливаться и идти дальше, потому что только помешает.

Мальцев: Это был «Дунайский-66», который известен тем, что 3 года назад переехал человека, рыбака, при этом утверждая, что тот сам виноват, заснул в лодочке, и мы его переехали. Этим людям нет веры, во-первых…

Фишман: И капитану «Арабеллы»?

Мальцев: Он может быть прекрасным человеком и отмазывать своих или просто благородным человеком.

Фишман: Если такая просьба была с его стороны «Дунайскому», то «Дунайский» должен был ее проигнорировать?

Мальцев: Нет, не факт, просто может быть ее и не было – это раз. Во-вторых – то, что это совершенно обывательский подход, что, да, у них тормозной путь, а если бы у них оторвалась баржа или еще что-нибудь. Но это не разговор. Ты не тонешь – помогай.

Писпанен: А поясните тогда такую вещь, вот вы говорите, что в Кодексе совершенно не прописано обязательство спасать, но, наверное, в каком-то внутреннем распорядке это существует, или какие-то там законы чести, кодекс моряка, я не знаю, как это должно называться, но мы же знаем, что капитан последним должен покидать судно. Почему вся команда почти была спасена, а пассажиры нет?

Мальцев: Потому что команде было наплевать.

Фишман: Проценты, которые вы приводите, они, конечно, впечатляют.

Мальцев: Это была не команда, а сброд.

Писпанен: А как это так может быть? У них во внутренних распорядках не написано, что они сначала должны спасать пассажиров?

Мальцев: По внутренним инструкциям - нет такого понятия «внутренняя инструкция», есть понятие как проводит свою работу первый помощник или пассажирский помощник, как он тренирует экипаж. Если экипаж сброд, который ни разу в жизни может даже на пароход не выходил, или два года последние выпивал и значился в безработных, его собрали по гей-клубам Самары, понимаете? Тогда вполне возможно, что эти люди не тренировались, им не устраивали учения. Раньше люди, которые занимались флотом, большую часть проводили в учениях. Подбирать людей с воды, команда «пожар на борту», команда такая-то – все было до автоматизма, и, несмотря на это все равно горели и топились. Теперь же, когда арендатор непонятно кого набирает на пароход, когда начинаются разговоры о каком-то конструктивном крене – это вообще дико смешно…

Писпанен: А может быть хоть какой-то крен, уж не говоря о том, чтобы называть его конструктивным?

Мальцев: Если вам продают Mercedes и говорят, что, вы извините, у нас тут конструктивная рейка рулевая набок сбита, и вы должны будете ездить и чуть-чуть вправо руль держать, тогда вы поедите прямо, а может боком.  Такого не может быть. Конструктивного крена не бывает. Поэтому это все обывательские разговоры.

Писпанен: Ответит кто-то, как вы думаете?

Мальцев: Я думаю, навешают на кого-нибудь, как всегда.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.