Алексей Навальный о выборах мэра Москвы: Прохоров оглядывается на Кремль, а я веду переговоры с ПАРНАСом

Здесь и сейчас
5 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В гонку за кресло мэра Москвы, которая официально стартует только через 30 дней после принятия Мосгордумой официального постановления о выборах, уже включились Алексей Навальный и Олег Митволь. Прохоров пока думает, а все партии, включая «Гражданскую платформу», выдвинут своих кандидатов. Глава Фонда борьбы с коррупцией, адвокат Навальный лично пришел в студию ДОЖДЯ, чтобы рассказать о своих планах. 
Арно: Стала ли для вас неожиданностью отставка Сергея Собянина и спровоцированные этим досрочные выборы?

Алексей Навальный: Ну, я такой же обычный москвич, как и вы, и для всех обычных, нормальных, простых москвичей, жителей этого города, стала неожиданностью вот эта странная клоунада, когда какая-то общественность просит Собянина уйти, Собянин немножко ломается, а потом все-таки уходит и так далее. С учетом того, что все-таки два месяца назад Собянин заявлял, что никаких досрочных выборов не будет, я, как и все остальные, повторю, жители города Москвы, узнал об этом из телевизора. Моего мнения не учли и это еще, на самом деле, одна причина, почему я буду участвовать в этих выборах. Потому что я хочу, чтобы власть в Москве принадлежала народу, а не какой-то шайке, которая за кулисами о чем-то договаривается.

Лобков: Скажите, пожалуйста, судебный процесс, который в отношении вас сейчас идет, он может закончиться к регистрации или какой-то определенной дате? Как вы считаете, может он вам помешать выдвинуться?

Алексей Навальный: Этот судебный процесс и был задуман для того, чтобы помешать мне баллотироваться куда-либо сейчас на этих выборах или на последующих. И все те 6 уголовных дел, которые возбуждены против меня, они имеют цель максимум - изоляцию, а как минимум – воспрепятствовать мне участвовать в выборах и именно поэтому, в том числе, были приняты поправки, по которым человек, который был обсужден, вообще никогда ни за что нигде не сможет участвовать.

Лобков: Это лично под вас принимали?

Алексей Навальный: Я думаю, под таких как я. Но я думаю, я был, может быть, в качестве одного из значительных аргументов. Что касается этого процесса, я думаю, они, конечно, попытаются вынести обвинительный приговор для того, чтобы лишить меня возможности баллотироваться сейчас и в последующем, несмотря на то, что уже сейчас 35 свидетелей выступили и все 35 выступили в мою пользу.

Лобков: То есть, вы считаете, что успеют правоохранительные органы и суд к моменту регистрации или к моменту, скажем так, вступлению в финальную часть предвыборной гонки?..

Алексей Навальный: Вы, Павел, неправильно формулируете и неверно политически оцениваете момент, я бы сказал. Не то, чтобы правоохранительные органы и суд что-то не успеют, а вот эта вот банда жуликов и узурпаторов, решит ли она, что нужно поставить еще один барьер для того, чтобы я не участвовал в выборах. И дело же касается не только меня. Вот все, что вы сейчас замечательно описали, вот этот сбор 1% голосов, муниципальный фильтр, мы помним, что есть такой президентский фильтр: Путин просто может любого человека вычеркнуть. То есть вот сейчас нет никакой гонки кандидатов, есть огромные барьеры и несколько кандидатов топчутся и пытаются сейчас понять, как эти барьеры преодолевать. Вот, например, Прохоров, видимо, уже никак не преодолеет этот барьер, а Собянин идет, бежит, одев желтую майку лидера, под аплодисменты вот этой якобы общественности, которую нам показали по телевизору.

Лобков: Извините, новостью с вами поделюсь, только что пришла на ленты информагентств. Допросили сегодня двух сотрудников Фонда борьбы с коррупцией вашего, и допрос проводился следователем по особо важным делам Следственного комитета.

Алексей Навальный: Это для кого-то новость, для меня это просто рутина жизни. Действительно, сегодня допрашивали. Мои родственники закончились, мои друзья и знакомые закончились. Уже нет человека, у которого не было допроса, а у большинства из них были даже обыски. Вот уже пошли по сотрудникам Фонда борьбы с коррупцией, которые не понимают, для чего их вызывают. Их вызывают, допрашивают, просто расспрашивая подробности обо  мне и пытаясь выведать, видимо, какую-то компрометирующую информацию.

Арно: Давайте все-таки проговорим два сценария возможных, будет ваша фамилия в бюллетене или не будет, и про технологии поговорим. Если все-таки пойдете вы на выборы, то есть ли у вас деньги, есть ли у вас предвыборный штаб, есть ли подписи, есть ли муниципальные депутаты? Вот все по порядку.

Алексей Навальный: Я на выборы иду, я уже об этом заявил, и я буду делать все для того, чтобы я был зарегистрированным кандидатом и принял участие в кампании. Для этого сейчас у меня есть, как вы правильно сказали, две опции. Либо собирать 70 тыс. подписей, что уже сделать очень сложно по срокам, поскольку это все внезапно случилось. Кроме того, Московская избирательная комиссия всегда и всех снимала по подписям. Это крайней рискованное и очень дорогостоящее предприятие.

Лобков: Вы считаете, что если вы подписи соберете, их все равно признают фальшивыми?

Алексей Навальный: Посмотрите, какое количество тех же муниципальных депутатов, на последних выборах 800 человек сняли по якобы недостоверным подписям. Московская избирательная комиссия, она просто славится тем, что она всех снимает по подписям. Поэтому я думаю, что гораздо более правильный и безрисковый вариант – это выдвигаться от какой-то из партий. Если «Яблоко» уже выдвигает Митрохина, то я буду обращаться к одной из зарегистрированных партий, поскольку партию «Народный альянс», как вы знаете, не зарегистрировали. Возможно, это будет ПАРНАС, возможно, еще какая-то партия. Ну, сейчас я нахожусь в переговорах с ПАРНАСом. Это, в общем, техническое телодвижение.

Арно: А «Гражданская платформа»?

Алексей Навальный: Ну, я не знаю, что происходит с «Гражданской платформой». Насколько я понимаю, Прохорова срезали с этой кампании, поскольку он не успеет избавиться от своих зарубежных активов и, видимо, он будет выдвигать свою сестру. Ну, как обычно у «Гражданской платформы», они там что-то думают, решают, с кем-то консультируются, а потом тоже внезапно что-то заявляют. Я, по крайней мере, «Гражданскую платформу» не рассматриваю в качестве партии, которая может меня выдвинуть, потому что я отлично понимаю те ограничения, которые существуют у Прохорова и «Гражданской платформы».

Лобков: А с ПАРНАСом были переговоры? У них же много своих амбициозных лидеров. У них, скажем, есть Борис Немцов, Рыжков и так далее.

Алексей Навальный: Ну, пока у ПАРНАСа подход к выборам в Москве – и в Мосгордуму и мэрским – очень правильный, рациональный. Они стремятся к тому, чтобы был выдвинут единый кандидат. По крайней мере, минимизировать количество кандидатов, которые имеют какие-то шансы на успех.

Лобков: Праймериз будут внутри ПАРНАСа?

Алексей Навальный: Я думаю, что сейчас провести праймериз никаких невозможно. Я буду вести переговоры с ПАРНАСом. Я думаю то, что они меня выдвинут – это вполне реалистично.

Арно: Я к исполняющему уже обязанности мэра вернусь. Вот он недавно, сидя в московском «Жан-Жаке» «Московским новостям» дал интервью и сказал, что «ассимиляция мигрантов не нужна. Поработали – уехали». Вот согласны ли вы с этим тезисом? Хотя большинство наших зрителей, я думаю, знают ответ на этот вопрос.

Алексей Навальный: Слушайте, вот это вновь такая отвратительная, лицемерная, лживая позиция, которую даже комментировать неохота. Он сначала набирает всех этих мигрантов в ДЕЗы и во все подрядные организации, только там они сидят. Естественно, они никуда уезжать не собираются. Они здесь работают на постоянной основе и привозят сюда свои семьи. И одновременно вместе с этим он говорит, что пусть они уезжают. Одновременно с этим его партия, его правительство и президент отрицают наш подход к этой проблеме с введением визового режима со странами Средней Азии. Поэтому они делают все для того, чтобы мигранты здесь оставались, между прочим не ассимилировались, а жили какими-то анклавами и непонятными гетто. А с другой стороны, сидя в «Жан-Жаке», он говорит о том, что…

Лобков: То есть получается, что еще за два дня о той новости, что Собянин уходит в отставку временно, меняет свой статус, он уже частично отнимает ваш электорат, получается?

Алексей Навальный: Он не может, я думаю, отнять никакой электорат, потому что его вранье очевидно всем. Вот я живу в Марьино. Я выхожу вечером на улицы своего родного Марьино, оглядываюсь, вижу, что происходит и понимаю, что Собянин врет. Вот и все. Я знаю, кто у меня дворник, я знаю, кто у меня почтальонами работает, я вижу, кто работает в подрядных организациях. Я знаю, что в подвале нашего дома живут 30 таджиков. Поэтому путь Собянин мне расскажет про то, что они должны уезжать. Он их здесь держит.

Арно: 12 числа следующий митинг состоится, как мы знаем. Какие у вас митинговые планы, с какими лозунгами, если вы пойдете туда, отправитесь?

Алексей Навальный: У нас сейчас, к сожалению, жизнь такова, что причин митинговать очень много. И 12 числа, и в другие дни идут постоянно какие-то акции протеста, и они сейчас связаны, в первую очередь, с тем вопиющим процессом, который будет идти по делу 6 мая, где арестованы невинные совершенно люди, год они уже сидят в следственном изоляторе. Поэтому, естественно, все эти акции я поддерживаю и тематика их будет, в первую очередь, посвящена 6 мая.

Лобков: Пойдете?

Алексей Навальный: Что касается конкретно марша, у меня же есть ограничения, как вы помните, я должен ехать в Киров. У меня судебный процесс 10 и 11, поэтому 12 мая я даже не смогу быть в Москве, потому что именно вот на эти дни, если у нас 13 будет процесс, то я останусь просто в Кирове.

Лобков: Ну, почему? А прилететь на один день, улететь? Тем более, что вам же нужно сейчас появляться как можно чаще на митингах.

Алексей Навальный: Если вы думаете, Павел, что из Кирова, как из Лондона самолеты летают раз в полчаса, то вы очень сильно ошибаетесь. Туда можно приехать и уехать на поезде. Я сделаю все возможное, естественно, чтобы принять участие во всех акциях, в которых нужно принимать участие. Но нужно отдавать себе отчет, что они ровно для этого и придумали этот процесс, чтобы в том числе люди, и я, например, не вел избирательную кампанию, а сидел в кировском суде и доказывал, что я не верблюд, хотя это и так всем очевидно.

Лобков: Если мы представим, что вы вышли на митинг 12 числа  и вам не помешал судебный процесс, с каким бы лозунгом, учитывая новую ситуацию, вы бы вышли?

Алексей Навальный: Митинг 12 числа посвящен, насколько я знаю, делу 6 мая. Значит, на этом митинге уместно говорить про тех наших товарищей, которые ни за что сидят уже год в тюрьме. И, конечно, я, как любой нормальный человек, не буду выходить и кричать «Давайте, выдвигайте меня в мэры», когда в это время и в этом месте я должен говорить «Свободу политзаключенным!».

Арно: Если вдруг прервете гонку по независящим от вас причинам, будет неприятный приговор, если не вы, то кто?

Алексей Навальный: Мы даже не знаем, кого зарегистрируют. Мы знаем, что только не Собянин, только не его «партия жуликов и воров» и только не те мурзилки, которых Собянин приведет на выборы для того, чтобы они изображали видимость конкуренции.

Лобков: КПРФ будет, ЛДПР, скорее всего, будет кто-то от «Справедливой России». То есть три человека точно будет.

Алексей Навальный: Я буду призывать всех участвовать в выборах. Конечно, будет соблазн, если меня не зарегистрируют, заявить мне: «А давайте просто бойкотировать все». Насколько я сейчас вижу такую ситуацию, это будет, наверное, какое-то неправильное решение и не нужно будет поддаваться эмоциям в этот момент. Посмотрим, кто будет зарегистрирован, будут ли реально какие-то независимые кандидаты. Кандидаты, в которых мы уверены, что они не врут каждую секунду, как Собянин, а то, что они говорят то, что думаю и будут делать то, что говорят сейчас.

Лобков: Гипотетически Прохоров соглашается. Сильный кандидат, много набрал на президентских выборах здесь. Могли бы быть условия, когда бы вы Прохорова поддержали?

Алексей Навальный: Прохоров не участвует в этих выборах.

Лобков: Он думает.

Алексей Навальный: Прохоров может думать сколько угодно. Одна из главных причин, почему эти выборы были объявлены внезапно – для того, чтобы он не успел избавиться от своих зарубежных активов, от которых он должен избавиться по новому закону. А все активы Прохорова – они все зарубежные, они все оформлены на оффшорные компании. Поэтому, я думаю, с вероятностью 99,9, к сожалению, не сможет, или к счастью, к сожалению, скорее всего, участвовать в избирательной кампании.

Лобков: А вообще у вас с ним есть такое пакетное соглашение? Допустим, если не он, то вы, если не вы, то он?

Алексей Навальный: Ну, никакого такого соглашения нет. Мы с ним встречались один раз, мы обсуждали кампанию по выборам московских депутатов, поскольку мэрскую кампанию никто не предполагал. Есть понимание того, что одномандатные округа нужно делить. Но, тем не менее, мы, конечно, с Прохоровым обнаружили достаточно большие противоречия в политических позициях, моей и его позиции. Все-таки Прохоров – это человек, который оглядывается на Кремль, и не будет делать каких-то вещей, которые, может быть, считает правильными, но которые ему запрещают делать в Кремле. Я делаю то, что считаю нужным.

Лобков: Сегодня один из организаторов компании «Апостол Медиа» Василий Бровко обвинил вас в том, что вы используете ботов для накрутки просмотров ваших сайтов и так далее. Что вы можете на это ответить?

Алексей Навальный: Это какой-то мелкий аферист, деятельность которого я разоблачил в плане того, что они заключили липовый контракт с компанией, в которой я до сих пор состою в Совете директоров – компании «Аэрофлот» - и теперь эти мелкие аферисты придумывают свою какую-то чушь. Ок, нет проблем. Если он говорит, что я использую ботов, пусть он считает, что я использую ботов, а все те люди, мои подписчики, люди, которые читают мой Twitter, или те, кто голосует за мою инициативу на РОИ по ограничению стоимости автомобиля, пусть они считают, что это все боты, нет проблем.

Лобков: Ну, хорошо. Есть еще официальная комиссия по борьбе с троллями, которая фактически создана в интернете, куда вошли ваши друзья, Железняк…

Алексей Навальный: Вот комиссии по борьбе с троллями, Павел, нужно вами заняться за вопросы относительно Бровко. Это явный троллинг.

Лобков: Хорошо. Эта комиссия, она может заблокировать какие-то ваши предвыборные инициативы, которые вы будете забрасывать через, в том числе, и сайты госуслуг и так далее?

Алексей Навальный: Наше правительство постоянно делает какие-то комиссии по борьбе с правильными и нужными инициативами. Вот все, что они делают – это они создают препятствия для того, чтобы правильные законы, правильные подходы, правильные принципы внедрялись в систему государственного управления. Естественно, поскольку мы понимаем, что «Единая Россия» уже сейчас выступил против моего законопроекта, мы понимаем, что эта комиссия попытается сделать так, чтобы продолжалась практика того, что чиновники у нас покупают машины по 5 млн, а «Газпром», я не знаю, просто пачками скупает «Мерседесы» по 7 и 10 млн. Они делают все для того, чтобы этот законопроект не прошел. Мы понимаем, что 99% населения этого законопроект поддерживает и будем добиваться его принятия.

Арно: Ну что же, очень мало времени у нас осталось. Очень важный вопрос. Вчера был ваш День рождения. Как отпраздновали и, может, кто-то из чиновников поздравил?

Алексей Навальный: Действительно, вчера был мой День рождения, мы отпраздновали его с сотрудниками нашего офиса и парой родственников. Посидели мирно, тихо, скромно и обсудили нашу текущую работу.

Лобков: Кто-то из правительственных чиновников, даже не называя, поздравил вас?

Алексей Навальный: Ну, если вы хотите, чтобы с ними случилась та же неприятность, что случилась с Гуриевым, я вам могу назвать их имена, но, пожалуй, не буду.

Арно: А мы не боимся. Мы вас поздравляем.

Алексей Навальный: Спасибо. Очень приятно, что есть какие-то еще люди, их еще, на самом деле, достаточно много, которые не боятся это сделать.

Лобков: То есть были такие чиновники?

Алексей Навальный: Мне гораздо приятнее говорить о тех поздравлениях, которые сейчас произносятся в студии ДОЖДЯ. Спасибо!

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.