«Европа не заметит до ноября». «Газпром» может оставить Украину без газа на лето

Здесь и сейчас
5 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин рассказал «Дождю», сможет ли Украина достичь газовой независимости при помощи Европы и США.

Ранее премьер-министр Украины Арсений Яценюк распорядился подготовить инфраструктуру страны к возможному полному прекращению поставок российского газа. «Наша задача — рассмотреть два  варианта развития событий, в том числе и тот вариант, когда Россия ограничивает и закрывает поставки газа на территорию  Украины, — сказал он на заседании кабинета министров.

Страховочный вариант предусматривает реверсные поставки газа из Европы, в частности, из Словакии. В случае реализации этих проектов по реверсным поставкам газа в Украину из Европы через Словакию, Польшу и Венгрию Украина ежегодно сможет получать до 20 миллиардов кубометров газа из 30-ти необходимых.

Однако несколько дней назад украинскую делегацию не пустили на газоизмерительную станцию в Словакии, а эксперты сомневаются, что такой маневр возможен технически. Чтобы решить вопросы с Европой, которая может в этом случае пострадать от сокращения российского экспорта газа, министр энергетики страны Юрий Продан вылетает в Брюссель 8 апреля.

В субботу же глава пресс-службы «Газпрома» Сергей Куприянов заявил, что проекты газовой независимости Украины, включая поставки сжиженного газа из США, носят политический характер. «Было объявлено о поставках газа из США в Европу и названы объемы, чуть ли не сопоставимые с объёмами поставок Газпрома. Во-первых, где эти свободные объемы газа в США, которые можно было бы куда то направить?, — удивился представитель «Газпрома».

Лобков: Сегодня премьер Яценюк заявил о том, что возможны реверсные схемы, что нужно готовиться к полному отключению Россией газа. Может ли Россия полностью заблокировать поставки газа именно на Украину и не подвести своих западных партнеров, конечных потребителей?

Корчемкин: В принципе, летом это возможно, поскольку летнее потребление Европой ниже того объема, который Россия может поставить по газопроводу, идущему через территорию Белоруссии и «Северному потоку». Но это только в летнее время. А зимой потребуется мощности Украины не только газопроводы, но и подземные газохранилища.

Лобков: Сейчас как раз российский «Газпром» на днях выражал сомнение, заполнены ли эти подземные хранилища газа. Существуют подозрения, что они, скорее, пустые, чем  полные. Много ли от этого  зависит в стабильности поставок газа в Европу, и не обидится ли Европа, если Россия начнет какую-то одностороннюю «газовую войну» с Украиной?

Корчемкин: Европа не обидится примерно до ноября. Она просто не заметит процесса поставок через Украину. Но беспокойство уже будет, поскольку, как я говорил, подземные газохранилища Украины играют очень важную роль в обеспечении зимних поставок газа из России. Без украинских ПГХ подать достаточные объемы газа в Европу невозможно. И при этом по такой цене – по 485 долларов – Украина не может купить газ впрок и закачать его в подземное газохранилище летом. Это понятно. Такой высокой ценой «Газпром» создаст ей проблему на следующую зиму.

Лобков: Может «Газпром» за свой счет под определенные гарантии закачать этот газ сейчас, или «Газпром» настолько не верит украинскому правительству, что на подобный аванс никогда не пойдет?

Корчемкин: «Газпром» принципиально не закачивает газ за свои деньги в подземные хранилища Украины. Политическая позиция российской компании и, я думаю, пока они не собираются от нее отступать.

Лобков: Может ли Украина найти достаточно резервов в Норвегии, в Голландии в виде сжиженного природного газа из США, в Алжире, как говорилось, чтобы преодолеть какую-то газовую блокаду, или это все получат еще дороже, чем 485 долларов? Или возможна благотворительность?

Корчемкин: Тут надо рассматривать в краткосрочной и долгосрочной перспективе – это совершенно разные вещи. Например, реверс из Словакии действительно возможен в случае форс-мажора, в случае отключения российского газа на границе Россия – Украина. Тогда вполне технически возможно подать какие-то объемы, эквивалентные 10-15 млрд. в год со стороны Словакии. Откуда этот газ возьмется? Есть такие возможности, особенно в летнее время, поскольку летом все производители газа – Норвегия, Северная Африка, Голландия – имеют резервы производственных мощностей. Зимой совершенно другая ситуация, зимой газ пока взят неоткуда. Но если Европа поставит такую задачу, то через 4-5лет сможет практически полностью освободиться от российского газа. Но это только в случае форс-мажора, поскольку действующие контракты предполагают определенные объемы поставок на протяжении долгих лет.

Лобков: На какие сроки рассчитаны эти контракты, и придется ли России платить существенные издержки, какую-то пеню, штрафы, если по политическим соображениям Россия пойдет на обрыв отношений? Потому что пока нет никаких сведений о том, собирается ли российское правительство вступить в диалог со своими украинскими партнерами.

Корчемкин: Если кран перекрывает Россия, как было в предыдущие годы в прежние «газовые войны», то, конечно, ответственность несет российская сторона. Сейчас судить рано, пока совершенно непонятно, что будет с этими контрактами. В самом лучшем случае контракты будут исполнены, просто исчезнут сами собой по мере истечения срока их давности. В среднем они заключены на 20-25 и даже 30 лет, но поскольку они подписаны в разные годы, то и, соответственно, истекают все не в один год, а постепенно. Но, в принципе, это произойдет уже где-то к началу следующего десятилетия. Почти все контракты прекратят действовать.

Лобков: А может ли вообще повлиять именно политическая ситуация на пересмотр контракта. Допустим, Европа скажет неформально: «Если вы с Украиной договариваетесь, у вас есть некое время, чтобы перестроить и потоки газовые, допустим, через «Северный поток», может, «Южный» введут к тому времени, может, он и через Крым даже пройдет, сэкономится в значительной степени стоимость его прокладки. А если будете плохо себя вести, не будете признавать нынешнюю украинское правительство, то тогда мы будем выставлять вам эти претензии по максимуму, грубо говоря, можем «по дружбе», а можем «по бумажке». Есть такая возможность у европейских стран, у Еврокомиссии?

Корчемкин: Я не думаю, что такие условия предусмотрены в контрактах, и с юридической точки зрения это вряд ли существует. А в случае военной агрессии есть международные законы, которые прямо запрещают торговать со страной, которая выступает агрессором, и тут вступает в силу форс-мажор, и контракты прекращают действие.

Лобков: Аннексия Крыма, присоединение Крыма может быть таким поводом, если  отношения зайдут в полный тупик?

Корчемкин: Это вопрос к юристам. В принципе, такое интересное поле для расследований.

Лобков: Последний вопрос. Насколько я понимаю, там нужно не так много километров. Сможет ли Украина экстренно построить – там примерно оценивалось 100-150 км газопровода – чтобы обеспечивать параллельную линию, по которой независимо от поставок российского газа на Запад, может идти газ из Словакии на восток. Сможет ли с этим справиться современное правительство Украины в ее нынешнем финансовом положении?

Корчемкин: Там даже не нужно 150 км, там достаточно 5-10 км. Нужно построить газопровод, который начинается за газоизмерительной станцией на территории Словакии и переходит на территорию Украины. В принципе, это не проблема. Именно такого газопровода не хватает для организации реверса в настоящее время вне условий форс-мажора. В случае форс-мажора, то есть отключения поставок российского газа, ничего строить не надо. Можно использовать действующие газопроводы.

Лобков: А как можно объяснить то, что словаки не пустили украинцев на свою газоизмерительную станцию? Значит ли это, что после команды из Брюсселя они обязаны будут это сделать, либо это находится исключительно в юрисдикции страны, Словакии, и если они не захотят – а мы знаем, что словаки находятся под большим финансовым и экономическим влиянием России, в частности «Газпрома» – то она может этого и не делать?

Корчемкин: Это очень хороший вопрос. Дело в том, что «Газпром» зарезервировал транзитные мощности Словакии до 2029 года. И сейчас, например, проплачены более 90% мощностей, хотя используется порядка 40%. И сам факт резервирования не позволяет организацию реверса в нормальных условиях, когда идут поставки газа из России в Европу. В принципе, идея такого долгосрочного резервирования не совсем логична.

Лобков: Она политическая. Вы покупаете страну внутри ЕС. Почему? Это вполне политическое решение было.

Корчемкин: Да, но «Газпром» купил мощности, которыми заведомо не собирается пользоваться. Такая логика – не съем, так понадкусываю. В принципе, она пригодилась сейчас. Сам «Газпром» не пользуется, но не дает пользоваться другим, Украине в частности.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.