Джемаль о сопровождении Кадырова: эти люди в Москве уже давно и являются серьезными криминальными игроками

Здесь и сейчас
25 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сотрудники одного из отделов центрального аппарата ФСБ отказались выходить на работу в знак протеста против освобождения из-под стражи чеченских полицейских, которые обвиняются в похищении, вымогательстве и пытках.

«Новая газета» пишет, что ей об этом сообщили сами сотрудники ФСБ, но имена бастующих и название их подразделения издание не указывает.

Сотрудники ФСБ, по данным газеты, намерены уволиться в знак протеста. Они возмущены тем, что следствие отпустило всех фигурантов уголовного дела, которым они занимались. В числе обвиняемых — сотрудники республиканского управления МВД, которые были командированы для охраны главы Чечни и его родственников. Их имена: Хож Ахмед Исраилов, Адам Исраилов, Джамбулат Махматмурзиев, Мусхаджи Мусула.

Следственный комитет уже прокомментировал информацию о забастовке офицеров и сделал это довольно пылко: «Сразу хочу огорчить всех любителей сенсаций. Некие офицеры ФСБ, обратившиеся в газету, – вымышленные персонажи автора статьи. Объяснение очень простое – никогда сотрудники ФСБ не проводили оперативного сопровождения этого уголовного дела». Это сообщение появилось на сайте Следственного комитета. Информагентства со ссылкой на официального ведомства, Владимира Маркина, передают, что дело обязательно дойдёт до суда, а что касается пятерых полицейских, то на решение об изменении им меры пресечения повлияла как личность потерпевшего (это автоугонщик-рецидивист, – прим. ред.), так и завершение основных следственных действий с обвиняемыми. «Для следствия не имеет значения их национальность».

Мы обсудили эту тему с нашим гостем – Орханом Джемалем, обозревателем газеты «Известия».

Лобков: Это редкая вещь, когда Следственный комитет по своей инициативе не продлевает арест. Обычно делает это всегда автоматически: а вот он тут не прислал бумажку, значит, были какие-то причины. Оказалось, что личность потерпевшего. Автоугонщика бить можно, оказывается, выбрасывать за МКАДом. Вообще, все непонятно. Вы этим делом занимаетесь?

Джемаль: Впервые я услышал об этой истории в декабре 2011 года. Тогда она выглядела следующим образом: у неких чеченских полицейских угнали «Лексус». Они обвинили в этом известного московского угонщика Валеру Осетина, который сказал: «Нет, я не при делах, я ничего такого не делал, но один мой знакомый, с которым я некогда раньше работал, недавно предлагал мне такой «Лексус». Может, вы поговорите с ним?». После чего этот человек был похищен, не знаю, насколько прилично называть его фамилию в связи с тем, что с ним произошло и с кругом общения.

Макеева: Наверное, не стоит.

Джемаль: Наверное, не стоит. Вот значит, предложили разобраться с ним. После этого действительно он был похищен, два дня он подвергался такому прессингу, который хорошо описан там: это жуткие пытки…

Лобков: Истязали его?

Джемаль: Медленно убивали просто. После – выкинули на улицу, где его подобрали прохожие, вызвали скорую, милицию. Он выжил, хотя врачи изначально сказали, что шансов практически нет. Но он взял и выжил. Крепкий парень оказался. Выжил, дал показания на этих людей. В ресторане «Времена года» было задержано 11 человек, сразу же было проведено опознание. По результатам опознания семерых из них пришлось отпустить, он их не опознал. Четверо остались под стражей. А дальше началось совершенно невообразимое давление сначала на сотрудников МУРа, которые занимались этим делом. Я знаю это не из вторых рук, мне напрямую рассказывали, что творится. В газетах была практически проведена коммерческая кампания по обелению этих полицейских. Причем, ты читаешь поток статей, ты видишь профессиональным глазом, где это «заказуха». А потом дело немного поутихло, подзабылось и всплыло сейчас в таком виде. Что касается офицеров ФСБ, тут я уж ничего не могу сказать.

Лобков: Дело чисто уголовное вроде бы, и ФСБ тут делать нечего, как я понимаю.

Джемаль: Скажем так, я знаю автора этой статьи Сергея Канева, я знаю его хорошо и лично. Товарища Маркина я лично не знаю, но знаю о нем понаслышке, из того, что он говорил. Имел возможность проверять какие-то его слова. Поэтому я склоняюсь все-таки к тому, чтобы поверить не Маркину, а Каневу, которого воспринимаю как предельно честного и профессионального журналиста. То, что отрицает… Для меня история напомнила 1998 год, когда ныне покойный Литвиненко вышел на пресс-конференцию, обвинил, что его руководство в ФСБ принуждало его убить уже ныне покойного Березовского. Сейчас все персонажи этой истории мертвы, но тогда была такая история, а впоследствии начальство Литвиненко сказало, что «ничего подобного», «никто никого не принуждал», «это плохие офицеры, которые очень замараны, а все что они говорят – они прицепились в сердцах сказанной фразе своего начальника». Примерно это так выглядит. Я вполне могу допустить, что в связи  с определенной практикой, сложившейся в Чеченской республике, могли и ФСБ-шникам поручить такое дело. Они отказались. Они выполнили, они обиделись, они там написали справку-меморандум, после этого на них нажали, они отказались. Дальше Маркин говорит: «Никаких ФСБ-шников не было».

Макеева: Это заявление пресс-секретаря Кадырова, сделанное нашему корреспонденту: что его начальник с утра не читал газет и не в курсе этой истории, и то, что у него вообще нет охраны?

Джемаль: Альви Каримов -  человек очень профессиональный, довольно порядочный и, безусловно, предельно преданный руководству Чечни в лице Рамзана Ахматовича, поэтому совместить эти плохо совмещаемые вещи ему удается следующим образом: действительно, никакого подразделения охранников Кадырова нет…

Лобков: Давайте посмотрим видео, которое мы подготовили. Как раз при полном параде охрана Кадырова, как я понимаю. Это визит Жан-Клода Ван Дамма. Да и я, в общем, на таком же мероприятии был две недели назад. Могу сказать, что когда Кадыров входит, с ним входит человек 40-45 обычно, не меньше. Причем заходят с разных сторон места, где происходит мероприятие, и на каждого журналиста по одному охраннику сзади точно приходится.

Макеева: Кто же это, если не охрана?

Джемаль: Они не называются охраной. Они называются «полицейские», «служащие» Чеченского МВД. В разных подразделениях прикомандированы в Москве, к известному ОВД на Профсоюзной. За ним они числятся, покуда они в командировках. Проживают они в «Президент-Отеле». Да, формально они не являются никакими охранниками, формально «Бес» – это Зелимхан Исраилов, которого изначально подозревали, его не опознали в итоге – занимается охраной свидетелей. Кто-то там из задержанных числился  за ГИБДД, кто-то за линейные милиции – все они действующие сотрудники, были прикомандированы и отправлены в Москву. Действительно ли они должны были выполнять задачи по охране Кадырова, когда он приезжает в Москву, и его семьи, я не знаю. Возможно, это было с их слов, возможно, это было указано в командировочном удостоверении – тут я могу только доверять тем, кто это рассказывал, но эти люди в Москве давно, они замешаны во многих правонарушениях и преступлениях, и скажем так, являются серьезными игроками в криминальном мире. Это люди, которые крышуют, занимаются разборками, которые разбирают конфликты.

Лобков: Это их бизнес?

Джемаль: Это их бизнес, да.

Макеева: Теперь для них все эти неприятности закончились? Маркин заверяет, что дело дойдет до суда. Каков прогноз?

Джемаль: Я просто напомню вам. У Зелимхана Исраилова, который не был задержан, он не был опознан и был отпущен, весьма серьезный послужной список: драка с водителем, которая закончилась смертью, драка с водителем, которая закончилась простреливанием ноги водителя, драка с азербайджанцами в кафе, которая закончилась двумя ранами у самого Зелимхана. Пока ему все сходило с рук.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.