Журналист Павел Казарин: электроблокада Крыма — не месть, а инструмент.

Обозреватель «Радио Свобода» об отключении света на полуострове
Здесь и сейчас
22 ноября 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В Крыму сегодня, 22 ноября, ночью без света остались почти два миллиона человек. Об этом сообщает пресс-служба Минэнерго. В Севастополе не ходят троллейбусы, в Евпатории — трамваи. Глава Крыма Сергей Аксенов попросил жителей не пользоваться бытовыми электроприборами и, в том числе, обогревателями. Российское телевидение в Крыму будет работать без перебоев — об этом министр связи Николай Никофоров написал в твиттере.

 

 

Отключение Крыма произошло в 00:20 по Москве. Сегодня ночью в Херсонской области взорвали опоры двух ЛЭП, по которым электроэнергия поступала в Крым. Снабжение полуострова электричеством с стороны Украины полностью прекратилось. Ранее были выведены из строя две из четырех ЛЭП. Во время проведения ремонтных работ по заземлению взорванной высоковольтной линии произошли столкновения активистов, которые решили не допустить восстановления ЛЭП, с органами правопорядка.Какой позиции относительно происшедшего придерживается Украина, Дождь узнал у обозревателя «Радио Свобода» в Киеве Павла Казарина.

— Глава Республики Крым, Аксенов, уже сказал, что, по его мнению, официальный Киев имеет непосредственное участие в том, что были взорваны вот эти вот линии электропередач, те столбы, по которым электричество доставляли в Крым. Как в Киеве на это отреагировали?

— Дело в том, что, по моим ощущениям, и по ощущениям очень многих моих коллег, на самом деле, все произошедшее, я имею в виду подрыв электроопор в Херсонской области было неожиданностью для официального Киева. Если мы восстановим хронологию событий, то вспомним, что товарная блокада, которую инициировали активисты, она началась еще около… более, чем месяц назад. И тогда официальный Киев, как бы не то, чтобы поддержал или соответственно осудил эту историю, но неофициально он поддержал. Так вот, история в том, что никто на самом деле в Киеве не знал, что активисты и товарная блокада, и что они пойдут дальше, что они решат, в том числе, условно говоря, займутся самодеятельностью. Поэтому любые разговоры о том, что в Киеве были, имели отношение киевские политики к подрыву электроопор, на мой взгляд, являются определенной спекуляцией со стороны Сергей Аксенова.

— Павел, расскажите. То есть это происходит, грубо говоря, с попустительства Киева? Эти взрывы произошли?

— Вы знаете, проблема в то, что у Киева до сих пор нет официальной стратегии в отношении Крыма. Понятно, что с точки зрения Украины и украинских граждан, Крым — это аннексированная территория. Но официальные власти до сих пор не выработали никакой стратегии действий, как нужно взаимодействовать с аннексированным полуостровом. Нужно ли использовать, условно говоря, метод пряника, и всецело продолжать привязывать крымчан к материковым областям Украины, либо же нужно использовать метод кнута, для того, чтобы, например, сделать содержание аннексированного полуострова для Москвы чрезвычайно дорогим. Ну условно говоря, мы же понимаем, что сегодня содержание Крыма обходится российскому бюджету в определенные деньги. И вот существует позиция у официальных, у очень многих украинских экспертов, что нужно сделать содержание полуострова максимально дорогостоящим для российских властей. И многие сторонники энергетической блокады, они исходят именно из этой логики., что как раз таки отключение света заставит Москву тратиться на дизель-генераторы и так далее. Но на мой взгляд, у украинских…

— Несколько такая бесчеловечная риторика, как мне кажется, про мстить обычным людям и наказывать их отсутствием электричества, горячей воды.

— Я повторюсь, сторонники подобного подхода не рассуждают в таких категориях, как месть. Это вообще не воспринимается как категория месть в сознании тех людей, которые выступают за подобные меры. Оно воспринимается именно инструментально, с точки зрения, бюджетных расходов для официальной Москвы.

— Павел, а когда может быть восстановлено все-таки энергоснабжение Крыма?

— Понятия не имею, потому что это вопрос к энергетикам. Тут же во многом зависит от того, что, как бы случился черный лебедь, вот такое вот событие, эксцесс исполнителя, подрыв электроопор, и сегодня Киев стоит перед официальной дилеммой, потому что на самом деле там в Херсонской области сейчас главный неофициальный вопрос: «Кто тут власть?» Власть — это официальный Киев? Или власть — это гражданские активисты, которые, собственно, и инициировали подрыв электроопор. И вот на этот вопрос, в ближайшее самое время вокруг этого вопроса и будет идти основная рубка.

— То есть активисты сейчас имеют в Херсонской области влияние сродни тому же, что имеет там и Киев?

— Ну скажем так. Знаете, власть Януковича, она посыпалась не в тот момент, когда протестующий бросил «коктейль Молотова», она посыпалась в тот момент, когда протестующий бросил «коктейль Молотова» и остался безнаказанным. То есть любое государство - это история про монополию на насилие. Вот сегодня в Херсонской области стоит главный вопрос, украинское государство, оно оспорит желание активистов быть властью и определять политику официального Киева по отношению к Крыму, либо оно солидаризируется с активистами и скажет, что да, может быть, мы были неправы, но мы берем метод энергоблокады на вооружение. Вот собственно только дихотомия выбора состоит из этих вот двух вариантов.

— Какие уже были официальные заявления на этот счет? Собирается ли, может быть, МВД проводить расследование случившегося? Это же был инцидент, который произошел на территории Украины.

— Когда произошел первый подрыв, а если вы помните, он произошел в пятницу, тогда две электроопоры упали, две остались стоять, вот тогда официальные силовые структуры украинские заявили о том, что будут расследовать подрыв электроопор. По поводу тех взрывов, которые случились накануне и которые окончательно положили две оставшиеся, устоявшие после пятничных взрывов электроопоры, вот официальных заявлений я пока еще не видел. Возможно, они уже появились, просто прошли мимо моего внимания. Но я повторюсь, сейчас куда важнее вопрос не публичных заявлений, а непубличных договоренностей. Я не исключаю того, что в Киеве как раз идут сейчас очень жаркие переговоры относительно того, как Киев должен реагировать на тот самый эксцесс исполнителя, который произошел в Херсонской области. Должен ли он его осуждать, или должен ли он с ним солидаризироваться.

 

А вот что часом раньше рассказал о ситуации в Крыму журналист Никита Баталов, который сейчас находится на полуострове:

 

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.