Битва блогеров и Роскомнадзора. Представитель ведомства в прямом эфире объясняет блогерам-тысячникам, зачем нужен новый закон

Здесь и сейчас
1 августа 2014
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
Интернет

Комментарии

Скрыть

Всероссийской переписи блогеров не будет,  заверил глава Роскомнадзора Александр Жаров в интервью «Ведомостям». Однако некоторые блогеры уже сами выразили желание зарегистрироваться в качестве СМИ.

Сегодня, 1 августа, вступил в силу закон, который предписывает, чтобы блогеры, у кого на персональном сайте или страничке в соцсети минимум три тысячи посещений в сутки, регистрировались в специальном реестре.

Как только блогер регистрируется в качестве СМИ, у него (или неё) появляется масса дополнительных обязанностей: проверять достоверность размещаемой информации, выполнять правила предвыборной агитации, указывать возрастные ограничения для пользователей и так далее. Ну, а если вы только собираетесь завести блог, то обязаны уведомить об этом власти за полгода – закон предписывает физлицам и юрлицам за полгода уведомлять Роскомнадзор о начале передачи информации в интернете. Блогеры восприняли новый закон в штыки – пользователи твиттера устроили сегодня в знак протеста матерный флешмоб.

В первый же день действия закона в Роскомнадзор поступило несколько десятков заявок. Популярных блогеров в стране явно больше. Некоторые из них – например, Эдуард Лимонов – категорически не планируют регистрироваться в качестве СМИ.

Блогеры Дмитрий Чернышёв (Соколов-Митрич) и фотограф, путешественник, блогер Сергей Доля обсудили с Марией Макеевой и Павлом Лобковым, как этот закон повлияет на них.

Подробности рассказал пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский. Полную версию интервью смотрите тут.

Макеева: Скажите, чьи имена Роскомнадзор, возможно, уже занес в реестр,  возможно, уже какие-то известные люди являются настоящими СМИ?

Ампелонский: Могу рассказать. Под №1 была внесена группа «ВКонтакте» «Типичный Екатеринбург», сообщество региональное, у которого более 200 тысяч подписчиков, и суточная аудитория превышает 15 тысяч посещений в сутки. Под №2 и 3 были внесены аккаунты в Твиттере и в Инстаграм министра связи и массовых коммуникаций Николая Анатольевича Никифорова. И еще ряд известных личностей прислали заявки на то, чтобы быть внесенными в реестр.

Например, актриса Мария Кожевникова прислала три аккаунта в разных социальных сетях. В Фейсбуке Герман Сергеевич Клименко был внесен в реестр. Ашот Габрелянов, гендиректор LifeNews. И под последним девятым номером, который сегодня успели внести в реестр, был зарегистрирован Твиттер аккаунт Роскомнадзора.

Лобков: Мы так и не определились, что грозит нарушителям этого закона. «Российская газета» пишет, что штрафы от 15 до 20 юрлицам до 300 тысяч рублей, гражданам – от 10 до 30 тысяч. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров сказал, что у него нет рычагов воздействия на блогеров. Есть ли уже цифры, сколько должен заплатить условный блогер, условный я даже, если я употреблю одно из ваших заветных четырех слов в своем блоге?

Макеева: Зарегистрировавшись.

Ампелонский: Я вообще хочу сказать, что после первых суток действия закона ожидания блогеров не оправдались, никто из них не посажен в тюрьму, не был расстрелян, как об этом много говорилось. Но более того, как я уже сказал, ни одного акта политической цензуры не состоялось в первые сутки. Я предлагаю поменьше верить тем источникам и тем эмоциональным высказываниям, которые сейчас муссируются в блогосфере, доверять информации, полученной из первых уст.

Действительно, законом не предусмотрена какая-либо ответственность для блогеров за нарушение этого закона, кроме ответственности, так скажем, общегражданской и так далее. Если вы клевещите, то вы и так несете ответственность. Этот закон о том, чтобы сопоставить конкретный миг, конкретную страницу в интернете с физическим либо с юридическим лицом, которое эту страницу ведет. Как раз для того, чтобы, если гражданин считает, что его права нарушены, чтобы он мог обратиться в суд, и в суде можно было идентифицировать личность того человека, который распространил информацию, нарушающую права.

Лобков: У Дмитрия Чернышева, блогера Митрич, есть к вам вопрос.

Чернышев: Из всего топа ЖЖ ни один человек не скрывает ни имени, ни фамилии за исключением одного персонажа под ником «проститутка Кэт». Правильно ли я понимаю, что этот закон сделан ради одной «проститутки»?

Ампелонский: Нет, вы неправильно понимаете. Этот закон принимался не ради каких-то отдельных блогеров. Этот закон имеет общее действие, и он говорит о том, что блогер как участник процесса распространения информации в массы становится субъектом права. И я лично в этом ничего страшного не вижу.

Наоборот, законодательство признает значимость блогосферы как социального явления. Несмотря на то, что приравнивание блогера к СМИ – это миф, который сами же СМИ и  блогеры тиражируют, потому что набор прав и обязанностей у блогера и у журналиста профессионального различается. Тем не менее, нельзя не признавать, что сейчас популярные блогеры собирают аудиторию, которая зачастую превосходит…

Лобков: Да, мы знаем эти аргументы. А у вас уже есть счетчик, который будет считать, сколько раз к каждому блогеру в стране заходили за сутки люди? Потому что, извините, данные должны быть объективными.

Ампелонский: Мы пользуемся публичными счетчиками такими, как Рейтинг Mail.ru, «Яндекс.Метрика». Доверяем информации, полученной от самих блогеров и от площадок, которые нам ту информацию предоставляют. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.