Биограф Дурова Николай Кононов о владельцах «ВКонтакте»: и Усманов, и фонд UCP являются выразителями воли одного человека, который стоит во главе страны

Здесь и сейчас
25 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Автор книги «Код Дурова», главный редактор интернет-издания Hopes & Fears Николай Кононов – о продаже Павлом Дуровым своей доли во «ВКонтакте».

Лобков: Почему вы пришли к выводу, что это письмо человека, у которого ноги в тазике с цементом? Дуров же обычно пишет очень откровенно.

Кононов: Дуров – сетевой политик и пиарщик, поэтому знает, когда какой жест показать и когда какую мину изобразить. Конечно, в этом письме есть часть искренняя, касающаяся того, что он искренне считает, что он не должен быть привязан ни к какой собственности. Но очевидно, это не касается проекта, который он сам создал.

Лобков: Но Дуров же понимает, что не быть привязанным к собственности значит не иметь возможность голосовать на совете директоров, не иметь влияния. Никто номинального гендиректора держать не будет.

Кононов: У него это право, которое ему дал Усманов, голосовать пакетом, с окончанием этой сделки, когда он продал все, больше не существует. Он пока гендиректор, но уже скоро передаст полномочия.

Лобков: В последнюю неделю сын Олега Добродеева, главы ВГТРК, бывший глава ИД «Коммерсантъ» господин Сергеев, кто-то из Yota, которая тоже усмановская… 12%-ого пакета Дурова плюс того пакета Mail.ru, которым голосовал Дуров, не мог он воспрепятствовать назначению этих менеджеров? Ведь это в компетенции совета директоров. Хочу я Добродеева, Сергеева… Или его держат чем-то, что он вынужден был в последнее время на любое решение UCP и Mail.ru соглашаться?

Кононов: История немножко сложнее. У Дурова есть глобальные амбиции сделать коммуникационное приложение или сервис, который покорит весь мир. Первый шаг он сделал – некоммерческий сервис Telegram, который написан на протоколе, который создал его брат. При этом он понимал, что после того как вошел в фонд UCP, он довольно быстро разобрался, кто за ним стоит, и у него уже не было иллюзий о том, что он может как Ходорковский взять и пойти против власти. Он понимал, чем это все может закончиться. Но при этом у него была армия пользователей, которых он к себе привлек, ради которых он сделал эту огромную историю с «ВКонтакте», в которой 60 миллионов человек ежедневно что-то делают. И он целый год потихонечку уходил. Этот процесс был выстроен как обмен гарантиями: ему дали право голосовать пакетом Mail.ru, а он, видимо, дал какие-то гарантии, что продаст свою долю.

Лобков: Кем он остается? 300 миллионов на этом рынке…

Кононов: Не 300. У «Ведомостей» оценка завышена, причем серьезно. Но да, у него не менее 200 миллионов долларов.

Лобков: Недавно компанию, которая разработала способ доставки гена вируса в клетку, там работало 20 человек, этот стартап продали за 4 миллиарда. Это не «ВКонтакте», это помельче. Понятно, что либо занижалась оценка при помощи соответствующего подбора оценщиков. Так или иначе, он выглядит неким бессребреником. Мне в голову приходит Александр Флеминг, который изобрел пенициллин и который отказался от всех патентов.

Кононов: Если у него 200 миллионов, он не бессребреник. У него есть бабло на начало нового проекта.

Лобков: Это хватит, учитывая цены на рынке?

Кононов: У высокотехнологичного стартапа есть огромные издержки только одни – инфраструктурные. Нужно купить серверов и т.д., обслуживать огромный поток информации, который через тебя проходит. Сам труд программистов, оплата труда, офисы – это не так много, не в масштабах 200 миллионов долларов. У Дурова в этом смысле все хорошо.

Лобков: Можно сказать, что есть армия Дурова, которая пойдет за ним в любую социальную сеть? Есть ли ощущение, что эти 60 миллионов окажутся достаточно лояльными, или придется заново наращивать аудиторию, причем по всему миру?

Кононов: Когда я писал книгу, у меня была иллюзия, что достаточная доля аудитории «ВКонтакте» из этих 200 миллионов зарегистрированных понимают ценность этого инструмента, который Дуров им бесплатно дал. Но сейчас я понимаю, что люди особо этого не понимают. Это такой инструмент свободы: как предыдущее поколение цитировали рок-музыкантов, Дуров - такой рок-герой нового времени, но он дал не слова, а инструмент для самовыражения, объединения людей. И это, как ни странно, банальная вещь, но это мало кто понимает. Мне кажется, если Дуров возьмет и устроит black out в «ВКонтакте», тогда все поймут.

Лобков: Сейчас каждый человек 20-30 лет может спокойно взять свой заграничный паспорт и без всякой визы уехать в Таиланд. В мои годы нужно было получать визу на выезд, что занимало до недели. Я понимаю, что значил закон, принятый Ельциным, что такое воздух свободы, я знаю, что мы за него заплатили. Поколение, выросшее сейчас, у них этот паспорт само собой разумеющееся, и это же и есть аудитория «ВКонтакте».

Кононов: Верно, поэтому я и говорю, что трагедия Дурова в том, что он дал мощнейший инструмент, гораздо более мощный, чем паспорт, возможность выехать. А «ВКонтакте» - это возможность самовыразиться, объединить. История компании «ВКонтакте» заключается в том, что они нанимают молодых, очень талантливых разработчиков из Новочеркасска, Украины… Эта компания сама демонстрирует эту модель отношений, когда есть где-то далеко талантливый человек, они с ним начинают коммуницировать, а потом просто нанимают.

Лобков: Команда уйдет с Дуровым?

Кононов: Я думаю, что какие-то разработчики занялись проектом Telegram. Те, кто сейчас работает в «ВКонтакте», наверное, часть останется, но такого, чтобы все снялись и ушли за Дуровым, я думаю, такого не будет. Все-таки это достаточно большая компания, там у людей есть какие-то свои амбиции, цели.

Лобков: Некоторые компании, когда узнавали, что им что-то угрожало, заранее перевозили людей в Англию. Может быть такое с «ВКонтакте»?

Кононов: Я думаю, что не «ВКонтакте», а Telegram просто сделает где-то себе базу и все. А в «ВКонтакте» кто-то останется. Я уже давно слышу слухи, что хэдхантеры собеседуют разных людей поработать в «ВКонтакте» и на менеджерских позициях, и на программистских. Очевидно, что они поняли, что будет слом, когда Дуров уйдет и с ним кто-то уйдет.

Лобков: Сможет ли найти новая компания еще источники капитализации, доходов?

Кононов: Иван Таврин, который теперь стал акционеров «ВКонтакте», очень умелый медиаменеджер, прекрасно развивал телевидение в плане бизнеса. Так что я думаю, что отмонетизируют по полной программе «ВКонтакте».

Лобков: Если будут писать книжки об этих днях, они войдут в историю 2014 года?

Кононов: Фактически сделка совершилась сейчас, значит войдут. Сейчас Дурову еще нужно уйти, передать дела. Ситуация пока еще подвешена, у UCP остались какие-то претензии, которые они к нему предъявляли. Не исключено, что от Павла Дурова мы еще услышим какие-то подробности его ухода.

Лобков: Есть люди одного проекта, а есть люди, которые могут бесконечное количество идей производить. Он к какому типу людей относится?

Кононов: Я думаю, что он относится к категории людей, которые улучшают уже какую-то классную идею. У Дурова есть гениальный старший брат-программист, который написал уникальный протокол, который работает на Telegram. Он продолжает работать, у него гениальные мозги, гениальная команда. Он всегда находится в тени Дурова-младшего, который фронтмен, маркетолог, продуктолог.

Лобков: В вашей статье каждый абзац начинался с определенной буквы, которые складываются в фразу «Путин убрал Дурова».

Кононов: Рука проведения не дремлет. Невидимая рука рынка водила мной.

Лобков: Вы всерьез думаете, что это был целенаправленный проект властей по уменьшению роли Дурова?

Кононов: Когда почти год назад мы об этом сказали, нас считали за сумасшедших. Потом все остальные стали об этом писать, и в конце концов Forbes написал статью про Игоря Сечина, где было написано, что их источники подтвердили точно то же самое.

Лобков: А Алишер Усманов как всегда дрейфует. Ключевую роль, видимо, будет выполнять фонд UCP.

Кононов: Совершенно неважно. Фонд UCP враждебен Дурову, а Усманов дружелюбен. Но по сути они выразители воли одного и того же человека, который стоит во главе страны.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.