Amnesty International: Pussy Riot не совершали уголовного преступления

Здесь и сейчас
4 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Amnesty International признала Pussy Riot узниками совести и требует их немедленного освобождения.

По мнению организации, даже если три арестованные женщины и принимали участие в акции, столь суровые ответные меры российской власти - взятие под стражу по обвинениям в таком серьезном уголовном преступлении, как хулиганство - представляют собой неоправданно жесткую реакцию на мирное, хотя и оскорбительное для многих людей выражение политических убеждений. Следовательно, эти три женщины могут считаться узницами совести. Правозащитники отмечают, что никакого ущерба храму девушки не причинили, а верующим помешали молиться «всего на несколько минут». Таким образом, в Amnesty International склоняются к мысли о политической подоплеке дела Pussy Riot.

Подробности – от главы российского представительства Amnesty International Сергея Никитина. 

Лобков: Скажите, пожалуйста, на основании каких источников принималось решение о том, что PussyRiotявляются именно политическими заключенными, политическими узницами? Они еще не обвинены, не приговорены ни к каким срокам…

Никитин: Я вначале хочу пояснить, что существует путаница, которую мы только что также все услышали. Есть разница между узниками совести и политзаключенными. Узники совести - это то, что мы используем, когда мы вот говорим о ситуации с девушками из PussyRiot. Политзаключенные - это то, о чем вы говорили совсем в предыдущих новостях. Отныне этот термин Amnesty International не упоминается.

Итак, мы признали узниками совести троих женщин, которые обвиняются в том, что именно они участвовали в мероприятии 21 февраля в храме Христа Спасителя. Для того чтобы принять такое решение, требовалась большая работа и она заключалась в контактах с адвокатами, с родственниками, с представителями потерпевшей стороны, с журналистами, с представителями правозащитных организаций. Все это в купе и наш анализ привело к тому решению, которое мы опубликовали вчера в пресс-релизе.

Лобков: А скажите, пожалуйста, Сергей, есть два аспекта. Во-первых, действительно, наказание за хулиганство, тем более совершенное группой (а то, что это была группа, никто не отрицает), предусматривает срок до 7 лет заключения. Это закон Российской Федерации. С другой стороны, что вменять в вину этим девушкам, хулиганство или другую статью? Вот какое из этих двух утверждений Amnesty International наиболее спорно и какое вы будете оспаривать? То есть, то, что они совершили хулиганство, или то что, да, они совершили хулиганство, но нужно применять к ним наименьшую меру наказания?

Никитин: Мы в своем пресс-релизе довольно четко говорим, что мы являемся свидетелями очень суровых ответных мер, даже необоснованных, и их действия квалифицируются как уголовное преступление. С нашей точки зрения, это не является уголовным преступлением, потому что если они и задумывали эту акцию как шокирующую, они отдавали себе отчет, что могут нанести оскорбление. Однако известно, что активистки покинули храм, когда их об этом попросили, и они не причинили никакого ущерба. Право на выражение мнений - это то право, которое зафиксировано во многих документах, включая и Конституцию Российской Федерации. Поэтому задача государства, с нашей точки зрения, не наказывать их, используя Уголовный кодекс. Российские власти, мы считаем, должны признавать право на свободу выражения мнений.

Лобков: Скажем так, Сергей, если их дело будет переквалифицировано на административное правонарушение... Условно говоря, я врываюсь к вам в офис и учиняю там некий погром, потому что мне не нравится то, чем занимается Amnesty International. Это административное правонарушение и за него предусмотрено довольно легкий, иногда условное или символическое наказание. В этом случае, будете ли вы удовлетворены этим?

Никитин: Ну, во-первых, для начала скажу, что сравнения немножко хромают, потому что наш офис не является публичным местом и он не открыт, но, с нашей точки зрения, решение принимает суд. И мы говорим своим заявлением о том, что та обстановка, которую мы сейчас видим, она по нашему пониманию, не очень способствует тому, что суд готов, может быть (это наше предположение), принять сбалансированное и непредвзятое решение. Потому что мы являемся свидетелями некоего давления со стороны как властных структур, так и представителей Русской православной церкви. Решение за судом.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.