Адвокат Динзе: «болотных» обвиняемых не отпускают, потому что они могут уехать на Украину

Здесь и сейчас
27 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Адвокат Дмитрий Динзе рассказал о том, как проходит процесс по делу о беспорядках на Болотной площади, и почему обвиняемых не хотят выпускать под залог.

Арно: Вы ожидали такого решения Басманного суда?

Динзе: Я ожидал, но надеялся и прогнозировал, что суд примет доводы. Я представил много материалов в обосновании того, что Луцкевичу незачем находиться под стражей, что он может находиться дома, либо под домашним арестом, либо под залогом - он предлагал внести квартиру. Общая сумма, которую мы озвучили в суде – 4 млн. 630 тыс. рублей. Но суд отверг все наши доводы. Половина предоставленных мной материалов были мне возвращены. Прокуратура кроме характеристик личности ничего не хотела брать. Все остальные доводы, обоснованные подозрения лица в совершении преступления, суд не учитывал и не оценивал. Фактически в своем решении суд сослался лишь на доказательства, предоставленные следователем.

Зыгарь: На чем зиждется уверенность суда, что, выйдя на свободу, фигуранты Болотного дела будут крайне опасны для общественного порядка?

Динзе: Я поставил такой вопрос следователю. Я задавал те вопросы, которые им были написаны в ходатайстве о продлении срока задержании Луцкевича. Он, якобы, может скрыться от органов следствия, имеет достаточные средства. Следователь сказал, что ему ничего не мешает купить билет до Украины или в другую страну. Я доказал, что он не может быть общественно опасным. Мы провели психологическое исследование личности. По тестам, оцененным психологом, Луцкевич законопослушный, не совершал никогда каких-либо противоправных действий, преступлений,  ни к какой ответственности не привлекался. Фактов для продления срока под стражей нет, есть надуманные предлоги.

Зыгарь: Каковы основные доказательства вины?

Динзе: Суд в этой стадии процесса не имеет права оценивать доказательства, а обоснованные подозрения сомнительны. Суду должны быть предоставлены факты, которые бы свидетельствовали о том, что человек мог бы совершить преступление. У нас есть понятие презумпции невиновности, которая закреплена в ст. 6 Конвенции о защите прав и свобод человека, и в нашем УПК. Исходя из этого, суд не аргументировал это в решении, а доказательства следователя – это опознание, протокол допроса потерпевшего, сотрудника полиции, и его коллег.

Арно: Есть информация, что СИЗО, в котором Денис содержится, есть проблемы с медицинской помощью. Так ли это?

Динзе: Да. Есть сайт roszdravnadzor.ru. Последнее время я вел свою юридическую практику в этой сфере – на предмет наличия лицензии на оказание медицинской помощи тем или иным учреждениям, будь то исправительная колония или следственные изоляторы. У каждого учреждения есть своя медицинская часть. Там должны работать специалисты в рамках полученных учреждением лицензий от Росздравнадзора. На сайте  Росздравнадзора у изолятора №5, где содержится Луцкевич, отсутствует лицензия на оказание минимальной медицинской помощи. Там в приписке указано, что они получили недавно лицензию, в 2010- 2011 гг., чтобы делать рентген и оценивать рентгеновские снимки. А даты на получение остальных лицензий отсутствуют. Я, объективно читая этот документ, вижу, что ничего, кроме рентгена там сделать не могут.

Арно: Как адвокат прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с адвокатским статусом Навального. Могут ли его забрать, и в каких случаях это делают?

Динзе: Я выскажу субъективное мнение. В сети распространена информация, что якобы Навальный должен был работать только в юридической службе или юридическом, или правовом отделе, чтобы у него была наработанная практика. То, где он работал, закреплено в трудовой книжке. Если он работал юрисконсультом на предприятии, он мог быть замдиректора по юридическим или правовым вопросам, то документы об этом могут быть представлены в адвокатскую палату, проверены ими. В адвокатской палате на общем собрании там собирается много людей, которые принимают новых членов, даже иногда есть представитель из Минюста.  Эти люди оценивают досье каждого конкретного человека, который к ним приходит.

Зыгарь: Лишить его статуса адвоката может тот орган, который принял решение дать ему этот статус?

Динзе: Фактически та палата, в которой он состоит. Следственный комитет не правомочен решать такие вопросы, потому что есть закон об адвокатской деятельности, в которой расписаны права и обязанности и адвокатов, и адвокатской палаты по приему новых членов или лишения статуса адвоката.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.