Юрий Лужков: «Березовский был старшим партнером, если не хозяином Абрамовича»

Hard Day's Night
6 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тихон Дзядко

Комментарии

Скрыть
Бывший мэр Москвы Юрий Лужков рассказал, с кем из своих бывших врагов он согласен в ходе лондонского суда.

Макеева: А давайте про кооператив Абрамовича. Вот у нас тоже был владелец кооператива такой. Сейчас происходит в Лондоне, в городе, где вы все-таки бываете, насколько я понимаю, потому что у вас там жена, происходит суд между Абрамовичем и Березовским.

Лужков: Да.

Макеева: Вы следите за этими событиями, за судебным процессом?

Лужков: Немножко слежу, конечно. Это вообще позорное явление. Не между этими двумя господами - позорное явление для страны! Потому что, в процессе этого суда проявляются такие информации, такие интересные вещи, которые, я бы сказал, не украшают не только спорящих в этом суде, а не украшают порядки, которые существовали и в Российской Федерации, позволившие безналоговые, как говорится, операции с деньгами, позволившие такие куски грандиозные собственности переносить от одного олигарха к другому олигарху.

Макеева: Вы все-таки следите.

Собчак: Юрий Михайлович, у меня тогда к вам вопрос. Все-таки эти люди, вы с ними хорошо знакомы, эти люди в каком-то смысле являлись вашими врагами?

Лужков: В прямом смысле.

Собчак: В прямом?

Лужков: Да.

Собчак: Сейчас не об этом речь. Вы можете конкретно, только я вас очень прошу, ответить на…

Макеева: Почему? Это как раз очень интересно. Почему враги?

Собчак: Все-таки, вы считаете, Березовский был, так сказать «государственной крышей» Абрамовича, как пытается доказать Роман Аркадьевич, или партнером?

Лужков: Я думаю, что, на мой взгляд, он был в то время не партнером, по крайней мере, как минимум, старшим партнером, если не хозяином.

Макеева: Все-таки, почему враги? Уж Березовского с Абрамовичем уж точно не подведете, если сейчас расскажите.

Лужков: По отношению ко мне?

Макеева: Да.

Лужков: Березовский - враг, который в 99-м году организовал кампанию клеветы в мой адрес, с использованием господина Доренко и многих других каналов телевизионных. Абрамович мне безразличен. Безразличен и антипатичен, в первую очередь тем, что он свои возможности направил не на пользу стране, а свои возможности направил на реализацию каких-то личных предпочтений, будем так говорить.

Собчак: Говорят, что Абрамович и Дерипаска очень много приложили усилий для того, чтобы убрать вас с мэрского кресла.

Дзядко: Для того, чтобы произошло отрешение.

Лужков: Кто?

Собчак: Абрамович и Дерипаска.

Желнов: И семья Юмашевых.

Лужков: Меня убрать? Ну, не знаю…

Собчак: Приложили к этому усилие, говорят.

Лужков: Не знаю, я не хотел бы так говорить, ни об Абрамовиче, ни о Дерипаске. Они достаточно индифферентно относились к этой части политических всяких процедур и мероприятий, позорных совершенно в 99-м году. А Березовский был организатором.

Желнов: Юрий Михайлович, но сейчас, если вы сами говорили об этом нам в интервью: «Кто купил Метрострой?» - «Это структуры Романа Абрамовича»; «Кто занимается Парком Горького?» - «Это структура Романа Абрамовича»; «Кто поглощает Банк Москвы?» - «Это Госбанк ВТБ». То есть, вы не хотите никого винить в своей отставке, кроме президента Медведева? Почему вы все сваливаете только лишь на Медведева? Ведь наверняка есть какой-то крупный федеральный бизнес, который стоит за этим решением Медведева?

Лужков: Я не могу сказать о связях, скажем, Метростроя с Абрамовичем. Эти связи не являются прямыми, поэтому я не стараюсь там выкапывать все вот эти вот ниточки, которые могут привести к тому или иному олигарху. Я могу сказать с точки зрения хозяйственной. Вот Метрострой принадлежал городу Москве. Программа – 35 станций до 2015 года, то есть, программа загрузки Метростроя - колоссальная. Я считаю, как хозяйственник…

Ляув: Была?

Лужков: Нет, она сейчас она утверждена эта программа.

Ляув: Она сейчас увеличилась.

Лужков: Я считаю, как хозяйственник, что в этом случае продавать Метрострой нельзя. Он будет приносить пользу городу, и он будет приносить прибыль от городских заказов. Нельзя продавать было. Продали!

Собчак: Хорошо. Последний вопрос…

Лужков: У каждого свои, как говорится, предпочтения…

Собчак: Последний вопрос по поводу лондонского суда. Правильно ли я понял из ваших слов, что в данный момент, на ваш взгляд, справедливость все-таки на стороне Березовского вот в этом конкретном разбирательстве?

Лужков: Не знаю. Я не настолько слежу за лондонским судом. Я слежу, Ксения, я слежу за этим судом с одной позиции, с позиции того, что это позор не только этих двух людей - это позор страны!

Собчак: Понятно. Но справедливость на чьей стороне сейчас?

Лужков: Стоп! Остановились, еще! Это позор нашей судебной системы! Это позор нашей правоохранительной системы! Потому что люди идут судиться за рубеж. Это позор, который трудно пережить!

Собчак: Юрий Михайлович, но до этого пять минут назад вы сказали, в ответ на мой вопрос, что на ваш взгляд, Борис Абрамович был не просто партнер, а был главный партнер в этих отношениях - старший партнер. Следует ли из этого, что в данном суде, на ваш взгляд, справедливость на стороне Бориса Абрамовича?

Лужков: Не знаю, не знаю, это суд решит. Суд определит, кто из них там более прав, кто у кого что отнял или украл. Это вопросы суда, это не вопросы мои.

Собчак: А если бы вы были судьей?

Лужков: А?

Собчак: Если бы вы были судьей, у вас же есть свое мнение?

Лужков: Я не собираюсь становиться между ними судьей.

Желнов: А что плохого, Юрий Михайлович, что они разоблачают все, что происходило в нашей стране? По-моему, это же очень хорошо.

Лужков: Кто разоблачает, суд?

Желнов: Через суд Березовского и Абрамовича происходит огромное разоблачение всей системы.

Собчак: Мы узнаем об измайловских пацанах. О том, кто там вышел из леса, кто в лес зашел.

Лужков: Подождите, это позор нашего государства!

Желнов: Как? Это же литература.

Лужков: Которое так организовало бизнес, которое так организовало распродажу государственной собственности, что он попал в руки березовских, абрамовичей и многих других, которые сейчас этот позор проявляют на весь мир своим спором.

Желнов: Но мы хотя бы правду узнаем.

Собчак: Хорошо, что хотя бы об этом узнаем.

Желнов: Мы хотя бы узнаем. Почему нужно это скрывать?

Макеева: Я думала, у Юрия Михайловича вдруг появились претензии к Ольге Егоровой. Неожиданно, выяснилось, что нет…

Лужков: А почему вы считаете, что я против рассмотрения этого вопроса в Лондонском суде?

Собчак: Вы только что сказали, что это позор для России.

Лужков: Вы знаете, это вы, знаете, так вывернули этот вопрос. Я говорю: позор для России то, что есть прецедент судебного производства в Лондоне, который позорит нашу страну, которая создала такие условия и такие законы, при которых появились березовские, при которых появились абрамовичи.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.