«Я живу в патриархальной семье. И меня никто не насилует». Валерия Гай Германика о православии, артхаусе и неучастии в протестах

22 октября, 23:23 Денис Катаев
23 800

В гостях у программы Hard Day’s Night режиссер Валерия Гай Германика. Говорили о ее новом фильме «Мысленный волк», почему зрители не ходят на русский артхаус в кино, почему сейчас сериал «Школа» на «Первом канале» был бы нонсенсом, какие границы ставит православие и вера в ее творчестве, а также — о жизни в патриархальной семье и отсутствии интереса к протестам и «Московскому делу».

  • Денис Катаев, журналист Дождя
  • Григорий Туманов, глава департамента историй «Глаголев Медиа»
  • Никита Карцев, кинокритик
  • Егор Беликов, кинокритик «Искусства кино»
  • Зинаида Пронченко, кинокритик «Кино ТВ»

Денис Катаев: Всем привет. Сегодня вторник, а значит, в эфире программа Hard Day’s Night. Не удивляйтесь, я не Антон Желнов, меня зовут Денис Катаев. Антон Желнов по важным делам уехал в Сочи к Путину и Эрдогану, ну а я рад такой возможности, провести сегодняшний эфир, потому что в гостях у нас мой любимый на самом деле режиссер, один из любимых российских режиссеров, с кем я провел свои лучшие годы жизни, с сериалом «Школа», Валерия Гай Германика, режиссер. Спасибо, что вы с нами сегодня. Добрый вечер.

Валерия Гай Германика: Спасибо, что пригласили.

Катаев: У меня первый вопрос будет такой к вам, Валерия. Вот ваш премьерный период вашего фильма прекрасного «Мысленный волк», который сейчас вышел в прокат, совпал с вашим таким тоже важным периодом в жизни, когда скоро будет рождение ребенка. Тем не менее, вы появляетесь на всех премьерах, естественно, вы даете много интервью, вы работаете очень сильно. Раньше, мне кажется, вы плюнули бы на все, а сейчас это делаете. С чем это связано? С тем, что вы продюсируете это кино, оно самое важное для вас, с чем?

Германика: С тем, что я продюсирую, да, конечно, потому что никто не пойдет, будет пустое место, если я дома останусь. Я пытаюсь его поддержать, объяснить людям, рассказать о фильме и о себе, поэтому это необходимость. У меня, кстати, три фильма, и вот уже он как вышел, вот сейчас будет опять важное событие, опять третий ребенок. Они как дети у меня, как у Кончаловского.

Катаев: Вот сразу переходим к Кончаловскому.

Германика: Шутка.

Катаев: А с чем, кстати, был связан этот период, после предыдущего такого важного фильма «Да и да» прошло уже пять лет. Куда вы пропали, что происходило в это время?

Германика: Да нет, я не пропадала, я же на телевидении работаю, периодически работала.

Катаев: Я имею в виду, пропали с большими кинопроектами, а не просто пропали.

Германика: Снимала же сериал пять лет я, снимала «Бонус», пока мы его выпускали, это тот самый случай, когда рэп изменился за это время, пока мы его снимали. Я снимала «Бонус», потом начала делать очень большой проект, и ушла с него ради «Волка».

Катаев: Ради «Волка»?

Германика: Ну да, потому что я устала работать на «телеке» и хотела снимать кино, пусть даже недорогое какое-то и меньше на этом, пусть даже ничего не зарабатывать, просто меня инстинкт позвал в кино.

Карцев: А что за большой проект был?

Германика: Он сейчас не снят. Его делали под меня, как мне сказали, я же не могу об этом сказать вам, не знаю, есть у меня такие полномочия.

Катаев: Наверное, есть, откройте, может, тайну.

Карцев: Ну что там может, Вторая мировая война, кгбшники, как всегда, Чернобыль?

Туманов: Симпатичные кгбшники, это очень важно.

Катаев: Чернобыль, кстати, сейчас актуально. Вон Данила Козловский уже снял.

Германика: Какой молодец. Нет, там был такой эпический проект, должно было все действо происходить в жестких условиях, в тайге, закос такой под реалити-шоу, с разными мистификациями. В общем, было очень интересно, я сделала даже кастинг хороший, который мне понравился, но мне пришлось снимать «Волка». Потом «Волка» переносили, задерживали, и я ждала его, ждала.

Катаев: А кто там продюсером был, в этом проекте, не расскажете?

Германика: Да какая разница-то! Его если бы сняли…

Катаев: Действительно. Перейдем к «Мысленному волку».

Пронченко: У меня вопрос про «Мысленного волка». Как я поняла из ваших предыдущих интервью, вас не устроил, или не очень устроил, сценарий Арабова, он довольно далеко ушел от вашей первоначальной задумки. Почему вы все-таки решили снимать? И в ту же степь вопрос, если вас не устроил результат графики самого волка, зачем вы его оставили в кадре?

Германика: Волка оставила, это Анубис был. Я заказывала Анубиса, и его долго делали. Фирма, которая откликнулась, она готова была в наши сроки его сделать, просто он дорого стоил, и я не могла его вырезать оттуда. Просто мне стало жалко, и я его из принципа туда поставила, чтобы увековечить как бы эту всю историю. Мне его предлагали, можно его взять и в другом фильме использовать, например, вы заплатите, все равно.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю