Роднянский: Америка – худший рынок для «Облачного атласа»

Hard Day's Night
6 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Кинопродюсер Александр Роднянский о том, почему в Европе и в России «Облачный атлас» соберет гораздо больше денег, чем в Америке.

Шакина: Где Вы сейчас преимущественно живете?

Роднянский: В Москве и очень много времени провожу в Америке.

Шакина: Стартовал «Облачный атлас». Он в России стартовал несколько лучше, чем в Америке.

Роднянский: В России просто прекрасно. Даже официально не стартовав, у нас были так называемые превью. В три раза больше ожидания. Больше 3,2 миллиона н небольшом выпуске копий и сеансов.

Шакина: В Америке за 2 уик-энда 18 с небольшим миллионов. Как Вы думаете, почему в России лучше?

Роднянский: Я думаю, что Америка – худший рынок для этого фильма. Он мог бы играть лучше, если бы он попал в руки тех, кто этим занимался предметно. К сожалению, в американском кинематографе осталось очень немного дистрибьюторских компаний, умеющих заниматься фильмами творчески, пассионарно, превращая их в невероятные события и заставляя говорить о них весь мир. Если предположить, что этот фильм оказался в руках не Warner Brothers, который бросил их неожиданно вместо запланированного выпуска в феврале в топку конкуренции 26 октября, когда появилась возможность, а был бы в руках того же Харви Вайнштейна, который умудряется из черно-белого немого французского фильма сделать лидера конкуренции и обладателя Оскара за лучший фильм, понятно, что были бы другие результаты. Я думаю, для американской аудитории эта картина принципиально сложная, во многом хулиганская, потому что всякого рода контексты, которые в ней есть, требуют понимания и разъяснения. В очень сложный момент она выходила: я имею в виду ураган Сэнди, который полностью выключил восточное побережье. Она вышла в день, когда все ожидали урагана, никто не  ходил в кино. При этом она основана на книжке, которая остается очень популярна в Европе, но в Америке она бестселлером не стала. Это сложная картина и книжка для того, что на сегодняшний день называется тенд-поллом – фильмами, ориентированными на доминирующую аудиторию, блокбастерами. «Облачный атлас» на американскую аудиторию, привычную считывающую вполне внятные схемы сюжета, не работает.

Шакина: Как Вы думаете, где он как пойдет? Россия станет локомотивом проката?

Роднянский: Это очень лукавый фильм. Это вообще же европейский фильм. Что меня привлекло с самого начала и является для меня базовой моделью – это европейская картина, пропущенная через много фильтров американского киноиндустриального производства. Для всего мира она выглядит как большой американский блокбастер, хотя она придумана несколькими европейцами, инициирована в Европе, сделана за европейские деньги, частично европейскими режиссерами и продюсерами.

Шакина: Там есть Том Хэнкс и Холли Бери, которых все помнят как фигурантов церемонии «Оскар».

Роднянский: Она сделана как большой блокбастер, но при этом это абсолютно европейское кино, которое, на мой взгляд, может рассчитывать на очень большой интерес в Германии, где фильм и родился, -  я имею в виду родину Тома Тыквера и продюсеров. Вчера была премьера, она была заметной. Я боюсь загадывать, но мне представляется, что традиционные европейские страны могут оказаться для этой картины значительно более подходящими, чем Америка – это Франция, Австрия, Швейцария. Это сложный фильм, талантливый, яркий, необычный, величественный и одновременно нелепый, я его очень люблю и ценю. Я его видел много раз уже в готовом состоянии, и он меня как-то магнитизирует.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.