«Мы не революционеры и не уличные бойцы с ОМОНом»: Ксения Собчак о «стебе» на свадьбе, неучастии в пикетах, и почему Собянин — лучший преемник Путина

1 октября, 23:36 Антон Желнов
59 963

В новом выпуске программы Hard Day's Night — Ксения Собчак. Она рассказала о свадьбе с Константином Богомоловым, об отношении к мэру Москвы Сергею Собянину после его заявлений о «массовых беспорядках» 27 июля, возможном выдвижении на выборы в Госдуму в 2021 году, о том, почему не ходит на пикеты в поддержку фигурантов «московского дела», начнет ли работать ведущей «Первого», а также как оценивает результаты «Умного голосования» Алексея Навального. Вместе с Антоном Желновым эфир провели корреспондент Дождя Денис Катаев, журналист «Новой газеты» Илья Азар, обозреватель агентства Bloomberg Илья Архипов и обозреватель «Коммерсанта» Евгения Милова. 

Желнов: Добрый вечер. Hard Day’s Night на Дожде. Меня зовут Антон Желнов, я приветствую зрителей Дождя и нашего сегодняшнего дорогого гостя, Ксению Собчак.

Собчак: В какой уже раз, как говорится.

Желнов: Какой уже раз. Ксюша, привет. Мы на «ты», скрывать этого не будем.

Собчак: Не будем.

Желнов: Я тебя без должностей представляю, потому что не знаю, какая сейчас точнее должность: телеведущая, политик, жена, я не знаю. Ксения Собчак.

Собчак: Мать.

Желнов: Да, мать. Во-первых, поздравления еще раз со свадьбой. Я тебя поздравил тоже, когда все это происходило, и тебя и Константина.

Собчак: Спасибо.

Желнов: Скажи, пожалуйста, у свадьбы, поскольку это был такой большой-большой перформанс, а не просто церемония, обсуждала и действительно следила вся страна в режиме онлайн, не преувеличение, много было рецензий на эту свадьбу, практически как на художественный фильм. Олег Кашин колонка на Republic, Анна Голубева на Colta как только вашу свадьбу не препарировали. Во-первых, кто писал сценарий? Ты, Костя? И второе, чья из интерпретаций тебе показалась наиболее точной? Что вы хотели передать этим месседжем, этим перформансом, кто точнее всего это понял, что вы хотели донести городу и миру?

Собчак: Антош, несмотря на то, что ты делал прекрасный документальный фильм про семью Кабаковых, их творческий тандем, у нас в этом смысле, слава богу, не творческий тандем, у нас один режиссер в нашей паре, это Константин Богомолов. Поэтому, собственно, это был такой перформанс, в котором удалось сэкономить на режиссуре. Скажем так.

Милова: Ксения, ты же очень страстно все-таки относишься к вещам, которые касаются тебя лично. А что касалось тебя лично в большей степени, чем твоя собственная свадьба? Вряд ли же ты позволила Константину полную свободу действий и решений.

Собчак: Нет, ну я вносила какие-то свои маленькие коррективы, свои предложения. Но тут если доверяешь творчески человеку, мне кажется, нужно отдаться этому процессу и получить удовольствие. Не знаю, я считаю, что это было очень весело, и главное, нам внутри было очень весело, мы получили огромное количество удовольствия. Если говорить про рецензии, я считаю, что лучшая рецензия, вообще сам жанр «рецензия на свадьбу» это уже гениально, я считаю, что это наше достижение.

Желнов: Прекрасно, да, получилось у вас.

Собчак: Дальше, друзья, внимание, рецензия на свадьбу на Colta, то есть такой прямо важный ресурс, интеллектуальный, где обсуждаются последние театральные премьеры, какие-то важные культурные события. Рецензия на Colta это был, конечно, апогей всего происходящего. Ну и программа, как она теперь называется, «Привет, Андрей!», где нам звонили из студии, показывали кадры свадьбы под песню Розы Рымбаевой, со звонками, «Давайте позвоним молодым», это в своем смысле другой конец. С одной стороны, рецензия на Colta, с другой стороны, «Привет, Андрей!» и Роза Рымбаева, тоже было хорошо.

Желнов: Это на самом деле, можно ли считать, что это то, чего и ты, и Константин во многом хотели, что это некий такой апогей, когда вот все сошлось, все замкнулось? Вот с одной стороны, как ты говоришь, Colta, а с другой стороны «Привет, Андрей!».

Собчак: Ну, это любовь к каким-то самоироничным вещам, к возможности стеба над собой, над реальностью, над обрядами свадьбы и вообще над всем этим. Не знаю, это сложно объяснить, знаешь, это дано в ощущениях, вот нам казалось, что это смешно, кто-то скажет, какой ужас, какой кошмар, и это тоже часть вот этого экспириенса, что обязательно будут люди, которые это скажут. Поэтому ну как-то…

Азар: А вот венчание, это тоже стеб над церковью был или что?

Собчак: Нет, ну почему, это была какая-то личная часть в рамках этого большого дня. Почему сразу стеб?

Азар: Ну просто вы сказали, что то было стеб, это было стеб, поэтому поскольку это была часть…

Собчак: Мы говорили про свадьбу, а не про венчание.

Катаев: А катафалк перед церковью?

Собчак: Ребята, во-первых, смотрите, здесь же у каждого свой спектакль в голове, каждый для себя. Кто-то посчитал, что это стеб, кто-то отнесся серьезно, это же зависит от людей, которые, собственно, эти рецензии составляют у себя в голове, или на Colta, или на каких-то других порталах. Не знаю, как вы это восприняли. Вы восприняли как стеб или нет?

Азар: Я просто видел разные комментарии про то, что церковь немалый ущерб репутационный от вашего венчания.

Собчак: Ну, вот видите.

Азар: А вы так не считаете?

Собчак: Я не знаю.

Милова: Хорошо, а вам самим? Все-таки предыдущий перформанс в церкви закончился «двушечкой» для его исполнительниц.

Собчак: Тоньше надо работать, Жень, тоньше.

Милова: В смысле?

Собчак: Я шучу.

Милова: Вот вам с Константином, не было ли у вас какой-то опаски, что в итоге, после того как все очнутся и поймут, что «ой, кажется, нас разыграли, кажется, они подписали бумагу о том, что теперь всю жизнь будут хорошими не всерьез», что найдутся какие-нибудь оскорбленные верующие, которые будут требовать «двушечки» и для вас?

Собчак: Во-первых, почему не всерьез? Мне кажется, мы вообще очень хорошие, поэтому я не знаю, любую бумагу о том, что мы обещаем вести себя хорошо, я готова подтвердить, потому что мне кажется, что я всегда веду себя очень хорошо. И Константин тем более.

Азар: Скажите, а вот эти президентские выборы, в которых вы принимали участие, это тоже было частью перформанса?

Собчак: Я все ждала этот журналистский ход, когда же будет от свадьбы и карнавала вот этот переход, не в стиле Colta.ru, правда, а «Комсомольской правды», «А это тоже был перформанс, Ксения?». Вот этот тонкий журналистский ход, вот он пришел.

Азар: Вот да.

Собчак: Нет, это не был перформанс.

 

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа