Краски в хату: как Олег Навальный борется с адом и унынием в колонии

27 апреля, 22:38 Соня Гройсман
10 806

Олег Навальный не только не освобожден по требованию Страсбургского суда, но дело даже не отправлено на формальный пересмотр — 25 апреля Верховный суд проигнорировал решение ЕСПЧ по «делу Ив Роше». Это прецедент и повод тут же обратиться в Конституционный суд, потому что это нарушение принципа приоритета ратифицированных Россией международных договоров над внутренними законами. Навальному остается два месяца, и он выйдет на свободу. За время заключения он рисовал эскизы тату, стикеры для Telegram, выучил испанский и написал несколько рассказов и сотни писем — в последние месяцы без стола и розетки в камере. Соня Гройсман — о том, как Навальный в колонии сопротивляется окружающему ужасу и унынию.

«На одной вечеринке я себе вот такое дерево набил», — урбанист Павел Акимов показывает татуировку на животе. Есть две ветки — на одной петля, на другой качель. Автор эскиза — едва ли не самый известный политзаключенный в стране — Олег Навальный. Акимов с братом оппозиционера познакомился по переписке — впервые написал в 2016 году.

Павел Акимов, убранист, соавтор проекта «Татуировки из русской тюрьмы»: «И приходит мне ответ от Олега вот с такими иллюстрациями с вырезками из газеты «Казенный дом», приклеенными на зубную пасту. Я ему еще отправил с первым письмом книжку Рэя Курцвейла [футуролог] про искусственный интеллект и писал, что он делал синтезатор вместе со Стиви Уандером. Олег мне сделал иллюстрацию ”Исправительная колония номер 7 благодарит Рэя Курцвейла и Стиви Уандера”».

В какой-то момент активный пользователь Telegram Акимов предложил Навальному нарисовать набор стикеров для мессенджера, в ответ «получил первоклассные стикеры вперемешку со статьями уголовного кодекса».

«По сути искусство для Олега — это такой способ коммуникации с внешним миром и мы попытались эти границы немного расширить. За стикерами последовал наш проект с татуировками — TRAP («Татуировки из русской тюрьмы»). Суть очень простая: Олег по ту сторону забора рисует тату-эскизы, чтобы любой желающий по эту сторону забора мог их себе набивать. Это такая история про свободу, гуманизм, не про блатную романтику, как привыкли думать,  а про про солидарность с людьми в нечеловеческих условиях», — объясняет Акимов.

Партаки по эскизам Навального набили уже десятки человек — от Москвы до Новой зеландии. Эскизов — больше сотни. Акимов показывает один из эскизов: «Вот сидит человек грустный, прикованный на цепь с надписью No Fun — Олег себя ощущает иногда подобным образом. Проект для меня лично нужен для того, чтобы он пореже себя так ощущал, чтобы ему было чем заняться».

Спустя два года колонии Олегу разрешили передать краски, но забрали стол. Для акварельных рисунков у Навального есть инстаграм — его ведет жена Виктория. Однако до колонии семья кажется не воспринимала его любовь к рисованию всерьез.

«Под давлением семьи он же пошел в финансовую академию и занимался налогами и всем остальным. А сейчас мы в шоке: заставили человека идти в финансовую академию, а он рисует, читает и пишет — и у него совершенно другие таланты проснулись творческие. У него их не то чтобы не было, но казалось, что это какая-то ерунда. А оказалось вот оно как», — с улыбкой рассказывает брат Олега Алексей Навальный.

После финансовой академии — долгая и успешная работа в логистике «Почты России». 

«Я попал не в обычную почту, а в сердце почты — вокзалы, железнодорожные почтамты — здоровенная структура, очень интересно, я когда попал туда, понял, что вообще мое — логистика и в принципе почта», — это интервью Олег Навальный давал Дождю три с половиной года назад. Здоровье еще не подорвано, а приговор по «делу Ив Роше» еще   не кажется предрешенным. В конце того 2014-го он будет осужден, и любимая почта по иронии судьбы окажется его главным проводником во внешний мир. В месяц Навальному приходит до 100 писем — он отвечает всем, кто оставляет обратный адрес. Акимову он часто присылает вырезки из газеты «Казенный дом».

Пока Навальный изучает казенную прессу, в издательстве Corpus выходит книга Ольги Романовой «Русь Сидящая» о людях в колониях с его иллюстрациями. Романова отмечает, что Навальный «точно попал в текст». Журналист уверена: однажды у Навального выйдет собственная книга.

Несколько рассказов Олега про космического путешественника Чубакку уже вышли на «Медузе». Главный герой отбывает срок за нацпредательство в исправительной колонии № 1984 в российской глубинке. Там же опубликованы его карточки «Как с толком провести время в тюрьме» и игра «Пережить тюрьму малой кровью». В этом неунывающий Навальный действительно разбирается — по словам его адвоката, его не меньше пяти раз отправляли в ШИЗО.

Ольга Романова, исполнительный директор движения «Русь сидящая»: «Он внезапно был совершенно готов к тюремным испытаниям несмотря на то, что у него есть серьезные проблемы по здоровью, по зрению. Он никогда не жалуется, это человек, который понимает прекрасно, что в его положении ему не светит УДО, у него всегда будут нарушения, у него всегда будут находить хлеб в кармане, незастегнутые пуговицы или еще какие-то глупости. Он несет свое заложничество очень достойно и, пожалуй, единственным возможным способом — весело».

Для руководства Орловской колонии Навальный — едва ли не главный раздражитель.

Кирилл Полозов, адвокат Олега Навального: «Он намерен и дальше обжаловать нарушения, которые там выявляют с моей помощью. Он правозащитной деятельностью занимается. Он старается до окончания срока максимально облегчить условия в целом и соблюдение прав заключенных и действий колонии».

До окончания срока тем временем остается два месяца. Навальный мечтает о шашлыках и Диснейленде. В нарисованном им календаре на этот год 30 июня специально обведено.

Фото: navalny_inmate

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю