Соня Гройсман

О себе

Летом 2015 года пришла на Дождь участвовать в «Большой перемене», чтобы отсрочить поиск работы, а в итоге нашла ее здесь. Сначала я стала первым (а долгое время и единственным) автором раздела «Заметки» и отвечала за тексты на сайте Дождя. Сейчас работаю корреспондентом эфира. 

Биография

Родилась в Новосибирске, в 2015 году окончила журфак МГУ. До Дождя работала в Слоне и писала для разных изданий. Несколько лет подряд курировала мастерскую документального кино на «Летней школе». 

«Выпало четыре года из жизни»: первый заключённый, освобождённый после смягчения наказания за экстремизм, вышел из колонии
Возвращение блудного министра: в чем обвиняют и что ждет экстрадированного в Россию Алексея Кузнецова. Павел Грудинин о махинациях и бизнес-империи экс-министра финансов Подмосковья
Так похорошела или нет? Соня Гройсман и москвовед Павел Гнилорыбов исследуют собянинскую Москву накануне Нового года
Антология российского экстремизма: как «маргинальная» 282-я превратилась в статью для блогеров, школьников и рэперов
«Сел к ним в машину, и больше живым его никто не видел»: загадочная смерть после ночи в тамбовской полиции
«Чума оптимизации покрывает все наше государство»: российские врачи взбунтовались против системы
Не спорь, будь скромен, не хами: почему «Единая Россия» вводит заповеди для депутатов
«Хотят сделать всех жополизами»: запрещенные в 80-х Сукачев, Галанин и Шумов о новых «черных списках»
«Мы тебя сбросим с электрички, мы тебя доконаем!»: как у ветеранов отбирали земли на Рублевке под дачи охранников Путина
«Я здесь стояла под самосвалом, здесь готова умереть»: хроника Кунцевского бунта против «ПИК»
«Вы же сами слушали запрещенку и тусовались в подъездах!»: фанаты подростковых групп отвечают нравозащитникам
«Я не Политковская»: омская журналистка хвалила губернатора, но все равно лишилась работы