«Ситуация в стране грозит новыми жертвами и войной». Ходорковский о причинах проведения Антикризисного марша

2 февраля 2015 Тихон Дзядко
78 096

Первого марта в Москве планируется провести  Антикризисный марш «Весна». Мероприятие еще не согласовано с мэрией, но нельзя назвать и не согласованным, потому что официальную заявку нельзя подать раньше, чем за 15 дней до даты мероприятия.

При этом  организаторы  уже сегодня, 2 февраля, направили письмо в мэрию Москвы, так как сочли «необходимым уведомить о своих намерениях раньше, чтобы все городские службы могли лучше подготовиться». Причем интересно, что в списке подписавших не только традиционные фамилии – оппозиционные политики Алексей Навальный, Борис Немцов, Михаил Касьянов, но и Михаил Ходорковский, бывший глава ЮКОСа.

В прямом эфире Дождя Михаил Ходорковский рассказал о причинах проведения Антикризисного марша. 

Дзядко: Скажите, ранее при том, что вы поддерживали некоторые мероприятия, проходившие в Москве, в частности, через социальные сети, но такого, чтобы вы официально ставили свою фамилию под обращением в мэрию, не бывало. С чем это связано? Почему вы наряду с Немцовым, Касьяновым, Навальным ставите свою подпись под письмом в столичную мэрию?

Ходорковский: Во-первых, потому что сегодняшняя ситуация мне кажется крайне опасной. Весеннее обострение, которое началось еще зимой на украинском фронте, может перейти в весеннее противостояние в Мариуполе и Херсоне. И боюсь, что все это грозит нашей стране не только новыми человеческими жертвами, но и гораздо более масштабной войной.

 

На мой взгляд, люди должны понимать, что они теряют, какие убытки помимо невосполнимых человеческих жизней они несут. И поскольку «Открытая Россия» ставит перед собой задачу образования людей, информирования людей о происходящих событиях, мы считаем, что такой марш был бы важным элементом объяснения людям того, что на самом деле происходит у нас в стране.

Дзядко: Это, в первую очередь, обращено на людей, на тех, кто поддерживает политику Кремля в отношении Украины сегодня и в отношении проводимой экономической политики или это обращено в сторону властей? Чтобы сказать: смотрите, нас много, мы не согласны, меняйте свою политику.

Ходорковский: Я вижу нашу задачу рассказать и показать людям, что стоит нашей стране эта авантюра, чего может стоить это стране ее развитие весной, к чему это может привести, а привести это может к большой войне. Дальше – людям решать, каким образом воздействовать на власть, будут ли они воздействовать на власть с тем, чтобы прекратить эту авантюру или они решат, что ладно, мы будем дальше нести эти издержки ради того, чтобы зачем-то отхватить себе кусок восточной Украины, которая и так прорусская.

Дзядко: Михаил Борисович, не ожидаете ли вы, что на этой акции, на которую, очевидно, судя по опыту предыдущих акций, соберется какое-то значительное количество людей, не опасаетесь ли вы, что на ней соберется и некоторое количество людей, которые называют себя антимайдан, которые заявляют, что они будут противостоять «оранжевой заразе» в России, что все это приведет к столкновениям в центре города?

Ходорковский: Я очень надеюсь, что наша власть, которая изымает 30% федерального бюджета на службы безопасности, найдет в себе достаточно возможностей для того, чтобы не допустить противозаконных действий со стороны науськанных ею же провокаторов. Люди имеют право высказывать свою точку зрения как за, так и против, но это должно происходить в мирной форме и по возможности аргументированно.

Дзядко: Как вам кажется, сегодня власть, люди, которые сидят в Кремле, реагируют каким-то образом на подобные выступления, на подобные изъявления, отличные от их точки зрения или же в убежденности в правоте проводимой политики, они не обращают на это никакого внимания, и этот Антизкризисный марш властью услышан и увиден не будет.

Ходорковский: Мне кажется, что власть, несомненно, реагирует на общественные настроения, но, к глубокому сожалению, на сегодняшний день общество не информировано о тех реальных издержках, которые вызваны событиями на Украине. И наша задача сейчас – обращение не столько к власти, сколько к обществу: проснуться и понять, что на самом деле происходит и сколько это стоит стране в прямом и переносном смысле. Это стоит стране дальнейшей изоляции, потери технологических возможностей, это стоит стране потери человеческих жизней. Это нам всем вместе стоит разрушения того самого русского мира, о котором так любят говорить сторонники «Луганской» и «Донецкой республик». Так вот люди должны это услышать.

Марш на улицах Москвы, и не только Москвы, много городов собираются присоединиться к этому маршу – это такое действие, которое трудно будет не заметить. А как будет на это реагировать власть – это ее дело.

Дзядко: Вы сегодня говорили в интервью радиостанциям Москвы, что для вас даже попытка принять участие в этом мероприятии завершилась бы в аэропорту «Шереметьево», где вас арестовали бы. А в чем тогда будет заключаться ваша помощь, ваше участие, ваша организация этого марша?

Ходорковский: За прошедший год у нас, у «Открытой России», накопилось достаточное количество сторонников и опыта взаимодействия для того, чтобы мы могли в организационном плане помочь проведению данного мероприятия в Москве и в других городах. Кроме того, у нас имеются достаточные возможности для продвижения данной акции как в социальных сетях, так и в офлайне. Я думаю, все эти возможности для того, чтобы проинформировать людей, своих сторонников, заинтересованных людей о том, что происходит и для чего это будет делаться, мы все эти возможности задействуем.

Дзядко: У меня последний вопрос, не связанный с Антикризисным маршем. Вы написали после трагедии в Париже, после теракта с расстрелом редакции газеты «Шарли Эбдо», призвали всех журналистов размещать те самые карикатуры на пророка Мухаммеда, после этого, в частности, мы все помним реакцию главы Чечни Рамзана Кадырова на ваши высказывания. Он, по сути, вам угрожал. Не жалеете вы о том, что тогда написали и призвали таким образом журналистов публиковать эти карикатуры и почему вы это сделали?

Ходорковский: Я уже говорил людям, что базовый вопрос заключается в цели. Цели оскорбить приверженцев Ислама не было ни у меня, ни у журналистов этого издания. Цель – показать террористам, что их желание заставить людей принять их нормы поведения через силу неисполнимо. Ответом будет жесткое противодействие. Мой, к сожалению, десятилетний опыт показывает, что есть люди, с которыми разговаривать иначе – просто ошибка, потому что в результате будет только больше крови.

С этой точки зрения я считаю, что мои коллеги и другие люди, занимающие позицию, что надо идти навстречу, надо осторожнее, аккуратнее, примирительнее – она ошибочная. Не надо никого оскорблять, но не надо воспринимать требования других людей, несоответствующие нашим культурным воззрениям как какую-то для себя норму. У нас свои нормы поведения, и мы имеем право свои культурные ценности защищать. В этом моя позиция.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю