Навальный обо всем: от выборов до Кадырова.

«Их главный политический трюк — просто не зарегистрировать нас»
Дзядко. Вечернее шоу
14 мая 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Костромская областная дума накануне сентябрьских выборов осложнила работу сборщиков подписей в поддержку выдвижения кандидатов от непарламентских партий. Теперь они обязаны заверять сведения о себе нотариально.

Один из депутатов облдумы назвал этот законопроект «законом по борьбе с Навальным». Дело в том, что в выборах Костромской области, наряду с Новосибирской и Калужской, намерены принимать участие представители демократической коалиции, в которую вошли и соратники Алексея Навального.

О шансах демократической коалиции на выборах Тихон Дзядко поговорил с Алексеем Навальным. 

Дзядко: Я бы хотел сперва не о предстоящих выборах и не о Демократической коалиции, а вот мой коллега Петр Рузавин упоминал о приговоре Евгении Васильевой. Вы — один из главных борцов с коррупцией в стране, приговор Евгении Васильевой преподносите как торжество борьбы с коррупцией. Действительно ли так?

Навальный: Я вообще против того, чтобы обсуждать приговор Евгении Васильевой отдельно, без, в принципе, ситуации с делом «Оборонсервиса». Мы должны обсуждать, почему нет приговора Сердюкову. Я могу сказать, что мы в Фонде борьбы с коррупцией вели отдельно расследование и публиковали факты, которые четко свидетельствуют о том, что, например, сын Сердюкова, другие родственники Сердюкова приобретают уже сейчас, в ходе следствия приобретали то имущество, которое было незаконно приватизировано по делу «Оборонсервиса». И эти факты просто совершенно очевидным образом указывают на то, что Сердюков является выгодоприобретателем этой коррупции.

Тем не менее, как мы знаем, что в соответствии с материалом дела он считается обманутым, ему было предъявлено обвинение в халатности, он был сразу амнистирован, сейчас он продолжает пользоваться автомобилем с мигалкой, сидит на государственной должности в государственной компании и т.д. Поэтому что такое Васильева? Васильева — это человек, который вместе с Сердюковым, под его единым руководством занимался коррупционными делами. Она получила 5 лет таким образом, что сейчас в ближайшее время она может условно-досрочно освободиться.

Дзядко: Вы удовлетворены тем, что она получила не условный срок, как просило обвинение, например?

Навальный: Я не удовлетворен тем, что там нет Сердюкова вместе с ней на скамье подсудимых. Сама Васильева для меня в этой истории — технический персонаж. Сердюков — политический назначенец, его назначил Медведев, это было согласовано с Путиным, и коррупция такого масштаба, как ее осуществляли Сердюков, Васильева и другие люди, она не могла быть замечена высшим руководством страны, органами ФСБ, военной контрразведки в течение многих лет. То есть все знали, что они похищают миллиарды, знали это, и Сердюкову дали уйти от ответственности, а Васильеву посадили, сделали ее и еще трех человек крайними. Они, безусловно, ответственны за все это, но я не хочу обсуждать Васильеву, я хочу обсуждать исключительно только то, что на скамье подсудимых нет Сердюкова. А он должен там быть.

Дзядко: Давайте теперь о выборах, о Демократической коалиции. Новость о том, что в Новосибирской области усложнили процесс сбора подписей за кандидатов непарламентских партий, сегодняшняя новость — то же самое в Костромской области. Означает ли это, что выдвижение независимых кандидатов или кандидатов от непарламентских партий, например, Демократической коалиции, по сути, невозможно?

Навальный: Это означает, в первую очередь, хорошую вещь, что социология, которую сделала администрация президента, указывает на то, что Демократическая коалиция, в которую входит 5 различных партий, две из которых зарегистрированы, а остальные — нет, она, безусловно, проходит все барьеры и даст возможность людям реализовать то, для чего мы идем на выборы — дать политическое представительство демократически настроенным людям, которые живут в этих областях. Мы видим, что панически начали в Новосибирской области, в Костромской области, в Калужской области это было раньше сделано, усложнять избирательное законодательство для того, чтобы затруднить и сделать дороже, конечно, процесс выдвижения.

Это произойдет, нам будет немножко дороже, немножко сложнее собрать эти подписи. Но я не сомневаюсь, что мы их соберем, потому что уже сейчас достаточно много записалось волонтеров, мы видим, есть большое внимание к этим выборам. И самое главное — есть огромное количество избирателей. Посмотрите, что такое Новосибирская область. Новосибирская область — это научный потенциал России, там есть академгородок, там «Единая Россия» традиционно получала очень низкий процент, там традиционно высок процент поддержки демократических сил. На последние митинги протеста по поводу театра вышло для Новосибирска значительное количество людей, просто демократы там не представлены, потому что они никогда не ходили на выборы, не было возможности им идти на выборы. Сейчас мы объединились для того, чтобы, в том числе, в Новосибирской области пойти на выборы, пройти барьер и дать жителям области сначала сформировать список через праймериз, а потом поддержать этот народный список и получить свое политическое представительство.

Дзядко: Вы не опасаетесь, что из-за того, что, во-первых, нужно заверять нотариально сборщиков, помимо этого, с 40 до 30 дней, если не ошибаюсь, сокращен период сбора этих подписей, что вы просто, с одной стороны, не успеете, с другой стороны, не сможете их собрать, потому что где-то не заверят, где-то не проверят и т.д.

Навальный: Я не то что опасаюсь, я знаю, что они сделают все для того, чтобы нас не зарегистрировать. И предполагаю, что они могут попытаться прибегнуть к самому распространенному, самому простому и главному политическому трюку нынешней России — просто не зарегистрировать нас, сказать, что у нас неправильные подписи. С точки зрения сбора подписей, это будет достаточно сложно. Например, в Новосибирской области нужно будет собрать 12 тысяч подписей за короткий срок и заверить еще подписи сборщиков у нотариуса. Но мы понимаем, как это делать, я не сомневаюсь, что мы это сделаем с технической точки зрения.

Дзядко: На днях объявили регистрацию кандидатов на участие в праймериз. Насколько этот ваш призыв был встречен на ура? Много ли людей записалось уже, кто это? Это люди из Москвы, волонтеры, в основном, или же это люди из Калужской, Новосибирской, Костромской областей?

Навальный: Мы объявили призыв по двум направлениям. Мы записываем уже больше недели волонтеров, которые готовы помогать в ходе праймериз, в ходе избирательной кампании. Записалось несколько сот человек, которые проживают и в Новосибирской, и в Калужской, и в Костромской области, и в Москве в том числе, потому что из Москвы много разных вещей для этой избирательной кампании мы будем делать. И мы объявили уже призыв кандидатом на эти праймериз. Я просто не могу эти данные разгласить, потому что пока они находятся внутри системы, они не вывешены в интернете, поэтому я не буду давать...

Дзядко: Это больше, чем вы ожидали, или меньше?

Навальный: Они уже есть, и мы очень удовлетворены тем, что среди этих людей есть люди, которых мы не знали, какие-то местные предприниматели, успешные предприниматели в Новосибирской области, в Калужской области. Просто некоторые из них уже публично написали это в своих соцсетях, можно это найти, но мы удовлетворены тем, как идет ход регистрации кандидатов, то есть люди есть, будет из чего выбирать, это крайне важно.

Для нас в этих выборах это ключевой момент. Мы не хотим, чтобы предвыборные списки были составлены некими партийными бонзами в Москве, мной, например. Мы хотим, чтобы сами жители этих областей определили: вот у нас будет 3 или 4 проходных места, мы хотим, чтобы на проходных местах депутатами стали Иванов, Петров и Сидоров, а какой-нибудь там Скворцов не прошел. Вот они сами это решат, это будет по-настоящему народный список. И мы надеемся, что те люди, которых сначала отбирали волонтеры местные на кандидатов, утверждали список на праймериз, они же потом будут работать на настоящих выборах с удвоенным усилием, потому что это их список, а не список московского партийного начальства.

Дзядко: Каким образом этот народный список будет формироваться? Как эти праймериз будут проходить?

Навальный: Это будут открытые праймериз, они будут частично в онлайн, частично в оффлайн. Сегодня у нас прошло первое заседание избирательной комиссии, мы к нему подключим такие известные и уважаемые организации, которые ведут наблюдение — «Голос», «Сонар», «Открытая Россия» Михаила Ходорковского хочет делать отдельный проект наблюдения за праймериз. То есть будет абсолютно прозрачное голосование, частично онлайн, в большей части — оффлайн. Мы откроем настоящие избирательные участки, любой житель Новосибирской, Костромской или Калужской области может прийти, показать свой паспорт, что он действительно живет в этой области, и проголосовать за тех или иных кандидатов, тем самым, определяя, кто должен стать кандидатом в депутаты.

Дзядко: В каком-то смысле это выборы в Координационный совет оппозиции 2.0.

Навальный: Не совсем так.

Дзядко: Я имею в виду по технологии.

Навальный: Что касается технологии — да. Потому что это прозрачная отработанная технология, мы понимаем, что нет никакого обмана, кандидаты понимают, что нет никакого обмана, это очень важно с точки зрения подсчета голосов, все понимают. Но с точки зрения политической сути, это, конечно, разные вещи, потому что здесь идет борьба за реальные места депутатские на реальных выборах.  

Дзядко: Мы помним, что когда были выборы в Координационный совет оппозиции, было большое количество так называемых МММщиков, которые хотели стать кандидатами и не стали. Представляем ситуацию: народный праймериз, регистрируются в качестве кандидатов  25 активистов «Молодой гвардии» и «Единой России» из Новосибирской, Костромской и Калужской областей, потом их сторонники массово приходят на ваши избирательные участки, люди занимают первые места в списках, проходят областные думы от Демократической коалиции, и тут выясняется, что вовсе они не ваши сторонники.

Навальный: Это понятные опасения, но в этом есть большое различие с выборами в КС, но все-таки в выборах в КС могли участвовать в качестве кандидатов почти все. Здесь могут участвовать те, кто разделяет декларацию Демократической коалиции, кто подписал.

Дзядко: Сегодня подписал — завтра забыл про свою подпись.

Навальный: Члены «Единой России», например, не могут быть допущены на эти выборы.

Дзядко: Вы будете проводить какой-то research?

Навальный: Будем, безусловно, проводить research. Доступ кандидатов будет самый открытый, то есть не будет никаких препонов и т.д. Вполне вероятно, что какие-то люди, как и на любых выборах, бывает, они ради развлечения захотят принимать участие. Но любые люди, у которых нет каких-то злонамерений, все они будут допущены на выборы, и в этом смысле они будут самые честные.

Что касается массового прихода каких-то сторонников «Единой России», очень часто бывают такие опасения, но чаще всего они не сбываются, потому что никаких массовых реально существующих сторонников «Единой России», во-первых, нет в помине, они никуда не приходят. А второе — мы на это можем ответить только одним — нашей массовостью, нас должно быть больше для того, чтобы они не могли внести какие-то свои негативные коррективы в наше голосование.

Дзядко: Вы будете принимать участие в агитационных каких-то мероприятиях?

Навальный:  Безусловно. Пока у меня есть возможность перемещаться по стране, вот вчера суд оставил в силе мой условный срок, поэтому я не могу выезжать за границу, но по стране я могу ездить, я планирую ездить и в Новосибирск, и в Калугу, и в Кострому, конечно.

Дзядко: Кстати, к разговору про вчерашнее решение. Для вас было ожидаемо, что суд вас оставит на свободе?

Навальный: Это уже был, наверное, где-то десятый мой суд, когда решался вопрос о том, это реальное заключение или условное заключение, СИЗО или домашний арест. Поэтому я уже давно отучил себя на что-то специально надеяться. Я понимаю, что я это решение никаким образом не контролирую, прогнозировать здесь невозможно абсолютно ничего, потому что это какие-то абсурдные вещи творятся вокруг меня постоянно. Вы помните ситуацию, когда меня сажали, на следующий день меня выпускали, поэтому я стараюсь, насколько это возможно, быть готовым ко всему. Сумка у меня всегда с собой наготове. Не пригодилась —  и я рад этому.

Дзядко: Демократическая коалиция почти сразу после того, как было объявлено о ее формировании, многие стали говорить, что она уже начала сыпаться после того, как Андрей Нечаев сказал, что его соратники пойдут по списку его партии «Гражданская инициатива». Что на самом деле происходит?

Навальный: Ничего сыпаться не начало. Наша Демократическая коалиция была построена на двухбазовых принципах организационно-политических. Принцип №1: то, что списки у нас только на базе партии РПР-ПАРНАС, это самая большая, реально оппозиционная и независимая политическая партия, у которой есть одно важнейшее качество —  у нее уже есть так называемая предвыборная льгота, она может на федеральные выборы идти, не собирая подписи. Это крайне важно, поэтому мы с самого начала решили: только РПР-ПАРНАС. Принцип №2: только праймериз, никаких назначений, никаких паровозов, никаких московских решений, только конкурентный способ формирования списка. «Гражданская инициатива» Андрея Нечаева сначала публично заявила, что она вроде присоединяется к нам на этих принципах, потом они сказали, что ну нет, мы хотим все-таки идти на выборах в Калужской области на базе «Инициативы», и список должен возглавить Андрей Нечаев. Это право Андрея Нечаева и «Гражданской инициативы» —  идти на выборы как они считают нужным, они —  взрослые люди, у них независимая партия, но это не соответствует принципам коалиции, поэтому, собственно говоря, мы даже не считаем, что они были ее частью.

Дзядко: Кто еще из известных оппозиционных деятелей пойдет с Андреем Нечаевым, а не с вами?

Навальный: Я не знаю, кто пойдет с Андреем Нечаевым.

Дзядко: Говорили про Геннадия Гудкова, например.

Навальный: Я сильно сомневаюсь, что Геннадий Гудков пойдет на выборы в Калужскую область. Он может, конечно, пойти, это же дело такое. Понимаете, я очень счастлив, что я могу это заявить, у нас невозможно сказать, что Геннадий Гудков или Алексей Навальный, или Михаил Касьянов, или Илья Яшин пойдет на выборы в Калуге, потому что у нас только  праймериз решат, кто пойдет на выборы. Сначала ты идешь на праймериз, сначала ты едешь в Калугу, живешь там три месяца, пожимаешь 10 тысяч рук, люди тебя заголосуют, а потом ты оказываешься в списке. В этом наше базовое отличие с подходом, например, уважаемого Андрея Нечаева, который говорит: «Я хочу идти на выборы в Калугу». Ну иди. А мы говорим: «Пусть жители Калуги решат, каким они видят идеальный калужский список». Вот в этом важность подходов. Поэтому я не знаю, кто будут наши кандидаты, я знаю одно —  что мы выберем наших кандидатов честным путем, это для меня самое главное.

Дзядко: Возможно ли расширение коалиции, возможна ли коалиция, например, с Михаилом Прохоровым и Алексеем Кудриным?

Навальный: В настоящее время в коалиции, это важно понимать, партии. То есть в коалиции нет физических лиц, к ней не присоединяются физические лица, мы рады поддержке всех, безусловно, о поддержке всех политиков известных мы попытаемся договориться. Но непосредственно коалиция —  это все-таки партии, это «Партия Прогресса», партия РПР-ПАРНАС, партия «Демократический выбор», тоже, между прочим, зарегистрированная партия, Партия 5 декабря и Либертарианская партия. Никаких физических лиц или просто известных людей там нет, потому что это все-таки партийная история.

Дзядко: Хорошо. Если говорить не про партии, а про движения, про организации? У Алексея Кудрина есть Комитет гражданских инициатив.

Навальный: Мы, безусловно, будем рассчитывать на то, чтобы наши списки предвыборные, наши движения, наши праймериз как идею, как практику поддержали все демократически настроенные движения и люди, которые заявляют о своей поддержке демократических ценностей. Конечно, мы рассчитываем, что и Кудрин поддержит в том числе. Почему бы не поддержать? А кого должен поддержать Кудрин, например, на выборах в Новосибирске? «Единую Россию» или коммунистов? Очень сильно сомневаюсь.

Дзядко: Но какие-то переговоры с тем же Кудриным или с тем же Прохоровым вы лично или ваши коллеги вели?

Навальный: Нет, я таких переговоров не веду, возможно, их ведет Касьянов, он все-таки у нас больше отвечает за всякие коалиционные вещи, я в настоящее время отвечаю больше за политическую часть подготовки к праймериз, за поездки и т.д. Мы поговорим со всеми, просто сейчас мы хотим запустить праймериз, это задача №1, мы все поглощены этой достаточно непростой политической организационной работой. Потому что, представляете, в трех регионах при противодействии мы должны сделать систему, зарегистрировать кандидатов, открыть избирательные участки, собрать деньги, прорекламировать эти праймериз, чтобы на них пришло не 20 человек, а все-таки существенно больше. Мы намерены сделать так, чтобы не меньше 10% избирателей в каждом регионе знали четко про наши праймериз и т.д. Это огромная работа и нам очень важна помощь различных волонтеров, поэтому, пользуясь случаем, я хочу попросить ваших телезрителей тоже подключаться к этой работе, записываться к нам в качестве волонтеров.

Дзядко: Еще пара вопросов от наших зрителей. Спрашивают вас, как бы вы оценили сейчас расследование дела об убийстве Немцова и думаете ли вы, найдут убийц или нет? Причем на всех цепочках.

Навальный: Насколько я понимаю, фактически исполнители этого всего установлены, и один из них уже арестован. Насколько я понимаю, насколько у меня есть информация, дальнейшая цепочка, которая ведет от этого Дадаева к Рамзану Кадырову, она уже установлена, просто в настоящее время, но это просто даже не секрет, это в СМИ пишут, те поручения ФСБ, которые уже даны о допросе и аресте некоторых людей, они просто не могут быть выполнены, потому что Чечня де-юре не является частью РФ. Поэтому я вижу, что расследование убийства просто остановилось, следствие и любые правоохранительные органы понимают, что нужно делать, кого нужно задерживать, кого нужно допрашивать, это, в первую очередь, Делимханова, во вторую очередь —  сам Кадыров, но этого не происходит, просто потому что нет политического разрешения.

Дзядко: Зрители спрашивают, как ваш брат.

Навальный: Я разговаривал с ним по телефону, у него есть официальное право звонка, буквально перед началом программы он передавал привет всем телезрителям Дождя, вам, в частности. У него отличное настроение, он бодр, насколько может быть бодр человек в этой ситуации, даже немножко больше. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.