«Все застыло»: контроль за государством бесполезен, нацпроекты — шаг от безысходности, а от войны с Китаем пострадают сами США

Профессор ВШЭ Олег Вьюгин об экономике в условиях бюрократии
13 мая, 22:13 Лев Пархоменко
21 197

Гость новой программы «Деньги. Прямая линия» — профессор Высшей школы экономики Олег Вьюгин. Он рассказал, кто пострадает от торговой войны между США и Китаем, как российские нацпроекты стали заложниками бюрократии, почему рассчитывать на пересмотр итогов приватизации в ближайшем будущем не стоит, а также о том, почему контроль за действиями государства в экономике бесполезен. 

Всем добрый вечер! Это программа «Деньги. Прямая линия». Как всегда по понедельникам, мы встречаемся с ведущими экономистами в нашей стране, экспертами в области денег. У нас сегодня в гостях Олег Вьюгин, профессор Высшей школы экономики, председатель Наблюдательного совета Московской биржи.

Олег Вячеславович, я хотел начать с такой довольно специфической новости, специальной, я бы сказал, которая, может быть, не очень касается широких масс наших зрителей, но, с другой стороны, мне кажется довольно показательной. Она пришла у нас, собственно, во время праздников. Это новость о том, что Morgan Stanley Group, один из крупнейших западных инвестбанков, объявил о том, что он собирается уйти с российского рынка. Не то чтобы совсем уйти, но значительно сократить свое присутствие, сдать банковские, брокерские и прочие лицензии, в общем, оставить так офис для консалтинга, что называется.

Morgan Stanley действительно за историю новой России довольно много что успел здесь сделать, один из первых, насколько я понимаю, здесь был. И вот теперь, собственно, уходит по понятным причинам: санкции и прочее. Все-таки, как вам кажется, насколько это знаковая история или, в общем, уже не очень?

Довольно знаковая, потому что до этого все-таки ни один из крупнейших иностранных банков, которые на российском рынке присутствуют в виде дочерних компаний и имеют лицензии, не сделал этого. Morgan Stanley вообще интересная компания в этом смысле: в 1998 году они не ушли, хотя после кризиса 1998 года многие уходили, а сейчас первые уходят с российского рынка. Уходят ― имеется в виду, что сдают лицензии.

Конечно, это не значит, что банк вообще исчезает в России, потому что можно в Лондоне, через офис в Лондоне все-таки тем не менее торговать российскими ценными бумагами, имея лицензию уже лондонскую, естественно. Сделки с недвижимостью и сделки по слияниям и поглощениям банк по-прежнему будет консультировать, насколько я знаю, это было ими объявлено.

Да. А что это значит все-таки в конечном счете, что они первые сейчас?

Это значит, что просто нет бизнеса, который оправдал бы те издержки, которые несет дочерняя компания, имеющая лицензию в России, связанные с тем, что надо соответствовать регулятивным требованиям, писать доклады, информацию передавать и так далее. То есть нет такого бизнеса, который бы эти затраты оправдал.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа