Удар по среднему классу: почему те, кто пострадал сильнее всех, остались без поддержки государства?

3 146

В Правительстве РФ отобрали семь приоритетных инфраструктурных проектов, реализация которых будет частично профинансирована за счет средств Фонда национального благосостояния. Речь идет о масштабных проектах в транспортной и электроэнергетической сферах, — сообщает РБК со ссылкой на источники в правительстве. В программе «Деньги. Прямая линия» ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов рассказал, насколько эффективны подобные проекты для выхода из нынешнего экономического кризиса, вызванного пандемией, и могут ли они решить проблему падения доходов среднего класса.

О стратегических изменениях еще обязательно поговорим, как минимум их можно услышать от экспертов пока что. Чуть-чуть возвращаюсь назад. Вы говорите, что это тактика. А насколько она может быть эффективной с учетом, мягко говоря, не самой лучшей истории того, что мы привыкли называть мегапроектами, в России? Здесь можно говорить и о коррупции, и о длительных сроках, и о сомнениях в том, что именно этот проект именно для этого региона или в целом для российской экономики нужен. Как тактика насколько это выглядит успешным?

У меня еще, честно сказать, не было возможности оценивать конкретные проекты, которые предлагались.

Простите, что перебиваю, у нас, к сожалению, ни у кого пока нет такой возможности.

Да!

Потому что все, чем мы располагаем, ― какие-то отрывочные сведения на источниках, которые как-то узким ручейком в СМИ просачиваются.

Я согласен, в этом я не одинок. Поэтому эффективность конкретных проектов сложно обсуждать. Но на самом деле, конечно, это почти всегда была ахиллесова пята больших инфраструктурных проектов, которые проводятся в России. Нет четкого экономического обоснования: мы потратим столько-то денег и вот какой ожидаемый экономический эффект. У нас обычно экономический эффект, именно аккуратная процедура расчета ожидаемого экономического эффекта от конкретного проекта несколько страдает. Это то, что часто называют стратегическим аудитом и так далее государственных программ, может быть, в последнее время об этом хотя бы стали говорить, как минимум, условная Счетная палата, а до этого это даже как-то не звучало вообще в коммуникации правительственной.

Абсолютно с вами согласен, что многие из этих мегапроектов вызывают большие сомнения с точки зрения их экономической обоснованности. Опять же иногда, в моменты именно рецессий, государство начинает тратить просто ради того, чтобы тратить, ради того, чтобы разогнать спрос общий и так далее, это помогает выйти из рецессии. Но все-таки мне кажется, что мы не в циклической рецессии, это вполне конкретное падение экономики, вызванное вполне конкретной проблемой коронакризиса, и поэтому успешность такой просто… Заливать государственными деньгами и ожидать, что экономика будет сильно расти, ― это вызывает некоторые вопросы без дополнительных каких-то аргументов в пользу эффективности конкретных проектов.

Поэтому когда речь идет о каких-то, не знаю, транспортных проектах с теми же высокоскоростными магистралями и так далее, в принципе, мировой опыт говорит, что это на самом деле обычно достаточно экономически выгодная история, если вы правильно места соединяете между собой, это действительно может иметь важный эффект, соединение агломераций, людей и так далее. Если это транспортный проект, как мост на Сахалин, то его экономическая обоснованность вызывает гигантские вопросы. И вот без конкретики действительно сейчас это сложно сказать, но изначально просто по опыту последних мегапроектов это вызывает некоторые вопросы.

Дополнительно на самом деле я еще хотел, вот еще что меня беспокоит, ― то, что у нас большая проблема не только падения среднего дохода, ВВП и так далее, но и падения доходов населения, прежде всего более бедного, как бы среднего класса на самом деле. Бедным начинают сейчас как-то больше эти трансферы, особенно семьям с детьми и так далее, как-то помогли наиболее бедным слоям. Богатые себя чувствуют на самом деле вообще хорошо, у них все замечательно в последнее время, а вот средний класс в таком расширительном понимании, достаточно широкая прослойка людей ― вот у них на самом деле сильно просели доходы за последнее время располагаемые, вся статистика об этом свидетельствует. То, что мегапроекты каким-то образом помогут именно этому среднему классу и средней прослойке населения, вызывает большие-большие вопросы.

С другой стороны, если бы, например, правительство задалось целью именно решать проблему падающих доходов среднего класса, что бы оно в идеале должно было бы делать?

Вообще другой тип проектов. Это не большие мегапроекты, кроме ― опять же я за скобками оставляю, например, скоростные поезда между крупными городами. Они как раз очень помогают именно среднему классу, поскольку средний класс у нас очень много занят, например, в сфере услуг, а не производства. У нас как только говорят о ВВП и поднятии экономики, почему-то все время образ великих строек, заводы, пароходы и так далее.

Историческая память, видимо, включается. Пятилетки и прочее.

Да, да. И это легко, понятно, потрогать можно. Завод построили. Забывают о том, что, конечно же, на самом деле ведущим драйвером всей экономики является экономика услуг и она все больше и больше растет. У нас в этом признаются только тогда, когда разговаривают об IT, там хотя бы цифровые услуги как-то у нас признают, их право на существование. Но вот эти конкретные пока что… Опять мы вынуждены оперировать только слухами про те проекты, которые предполагаются. Они в несколько другой все сфере, они в основном говорят, как мы будем производство поднимать, а это как раз имеет небольшой эффект для тех слоев населения, о которых мы говорим.

Поэтому то, как можно было бы, что можно было бы сделать, какие реформы и так далее для того, чтобы это было именно в сфере услуг, а это гораздо больше вещи, связанные с человеческим капиталом, вложения в него, это имеет отношение не только… Когда мы говорим о человеческом капитале, это не только образование, хотя это очень важно, особенно образование у людей, которые уже работающие, переобучение уже работающих людей, на самом деле это очень важная вещь.

Но то же самое отношение это имеет к здравоохранению. У нас очень многие люди не могут, особенно в возрасте, их продуктивность падает не потому, что знания испарились и они плохо подходят экономике, у них просто здоровье не позволяет работать, и это на самом деле сейчас… Сама тема здоровья с вирусом вышла на повестку дня, но все равно никаких каких-то разумных идей о том, как, что мы будем делать для того, чтобы действительно улучшить общую систему здравоохранения так, чтобы повысить производительность людей, я не видел.

Фото: Гавриил Григоров / ТАСС

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы