Что все мы потеряем из-за дела Майкла Калви, рубль слабеет не из-за санкций, и почему продуктовые талоны — неизбежность

Объясняет профессор РЭШ Олег Шибанов
18 февраля, 18:13 Лев Пархоменко
20 938

В этом выпуске программы «Деньги. Прямая линия» профессор финансов РЭШ Олег Шибанов объясняет, какими будут экономические последствия ареста главы инвестиционной компании Baring Vostok Майкла Калви, насколько реалистично собрать обещанные Дмитрием Медведевым 7,5 триллионов инвестиций на нацпроекты, что случится после разморозки цен на топливо в конце марта и можно ли это предотвратить, а также почему государству вскоре придется перейти на продовольственные талоны.

Знакомый нашим зрителям гость, вы довольно часто у нас бываете, чему мы очень рады. Есть масса тем, которые нам сегодня стоит обсудить, одна из них пришла к нам в пятницу. Одна из главных новостей экономики, которую нам в очередной раз поставили, так сказать, предоставили правоохранительные органы, они часто у нас в последнее время (да и не в последнее время уж) поставщики экономических новостей, арест руководства, я бы так сказал, руководителя и нескольких еще людей, фонда Baring Vostok, одного из крупнейших фондов иностранных, который вкладывает в российские компании уже больше двадцати лет.

Собственно, в пятницу это всё происходило, и вот сегодня пришли уже, начали появляться первые официальные комментарии. Кремль надеется, что арест основателя инвест-компании Baring Vostok не отразится на инвестиционном климате России, об этом сказал Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента. Ему же вторит наш подписчик, на нашем сайте задает вопрос: «Каковы последствия дела Baring Vostok? Почему рынок не отреагировал на такую громкую новость? Или риск ареста топ-менеджеров уже учтен в цене акций?». Про рынок сейчас поговорим еще отдельно, пока вот про инвест-климат и надежды Кремля, что никто этого не заметит.

Все заметят, это понятно. Здесь скорее другая немножко надежда, что, как обычно, суд разберется. То есть здесь ситуация такова, что действительно Майкл Калви и его фонд, как и заявил, собственно, несколько человек, в общем-то, заявило, это практически стандарт таких вот private activity инвестиций на российском рынке. В этом плане ничего лучшего нет, ничего более качественного, аккуратного, осторожного и законного, в общем-то, за двадцать лет не родилось. В этом плане то, что дошло до этих дел, это, конечно, грустно.

Что касается инвестиционного климата, мы в пятницу обсуждали, потом в субботу, когда уже Майкла Калви арестовали, тоже обсуждали, наши коллеги всё время говорили о том, что вообще не Центральный банк определяет у нас сейчас экономический рост, это какая-то там пятая-десятая позиция всех этих историй. У нас экономический рост сильно связан с тем, что происходит с инвестиционным климатом, привлекательностью инвестиций к нам, с санкциями, естественно, которые ограничивают возможность этих инвестиций. И это дело, оно чуть-чуть грустное, вот мне это слово стало нравиться.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю