Признаки скорого кризиса, ЦБ боится США и скупает золото, бизнес спасет не «гильотина», а госзаказ

Интервью с профессором финансов РЭШ Олегом Шибановым
7 мая, 13:52 Лев Пархоменко
23 829

Гость нового выпуска «Деньги. Прямая линия» — Олег Шибанов, профессор РЭШ, академический директор центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ. Поговорили о том, как на экономику влияют праздничные выходные, новые налоги, массированная закупка золота Центробанком, а также обозначили признаки возможного финансового кризиса, который может случиться уже в следующем году.

Я приветствую аудиторию телеканала Дождь. В эфире программа «Деньги. Прямая линия». Программа, в которой мы встречаемся с ведущими экономистами, экспертами в области финансов, экономики, бизнеса, в общем, всего, что связано с деньгами, чтобы обсудить последние новости экономики и бизнеса. Меня зовут Лев Пархоменко, и мы ближайший час проведем с нашим гостем Олегом Шибановым, профессором финансов Российской экономической школы. Олег, добрый день.

Добрый день.

Спасибо что пришли в эти погожие майские деньки, когда совершенно не хочется говорить о деле. Но тем не менее, эти дела происходят несмотря ни на что, и хочется начать с одной вечнозеленой майской темы, которая все время беспокоит и зрителей, и экспертов и так далее. Все-таки хорошо или плохо отдыхать? А именно, каждый раз что после новогодних праздников, что во время майских, говорят о том, как много российская экономика сейчас потеряет от того, что все пошли отдыхать, не будут работать и так далее, а другие говорят, да ничего страшного, наверстаем и прочее. Все-таки за все эти годы, как-то удалось вывести какой-то, так сказать, паттерн этого эффекта?

Смотрите, здесь два момента. Первое, россияне в Европе работают до сих пор по часам, вторые в общем рейтинге. То есть если мы смотрим на то, сколько часов отрабатывают в Германии, Франции и так далее, они, конечно, работают гораздо меньше. Первое место занимает Греция. И в этом плане мы в замечательной компании, то есть в принципе нам бы, наверное, надо поменьше работать и более производительно как-то все это делать в будущем. С другой стороны, праздники это не только повод перезагрузиться, потому что опять же, мы много работаем, я, к сожалению, даже на праздниках вот этих вынужден работать очень много. Но с другой стороны мы все-таки в праздники имеем возможность сходить поразвлекаться, потратить деньги в кинотеатрах, сходить на знаменитые фильмы, которые сейчас идут и уже разрывают кассы.

Да, премьер какое-то невероятное количество, это правда.

Фантастика, да. В этом плане мне кажется, что средний эффект на экономику практически нейтральный, то есть здесь нет ничего такого. С другой стороны, опять же перезагрузиться надо, покопать картошку это одно, а сходить в кино — это совершенно другой вид отдыха, который, наверное, приведет к тому, что человеку станет легче и приятнее дальше жить.

Соответственно, он будет, может быть, лучше работать дальше, после этого?

Я уверен в этом.

Хорошо, с этим разобрались и слава богу. Теперь действительно к делам, что больше всего обсуждали в эти дни, событие такое, трагикомичное в некотором смысле, трагичное для российской экономики, комичное вообще для российской действительности. Я имею в виду то, что происходило в нефтепроводом «Дружба». Кажется, наконец уже выяснили, что там произошло, и от того стало еще смешнее, потому что опять же так, смешно с грустью в некотором смысле, потому что это не какие-то невероятные тектонические события, а просто какая-то малоизвестная маленькая компания в Самаре, которая что-то куда-то слила, и вот теперь, что самое на самом деле ужасное, когда про это читаешь, в общем ущерб-то колоссальный, порядка до двух с половиной миллиардов долларов возможный ущерб. И кажется, несоизмеримый факт, в том смысле, что какая-то компания, никому не известная, и масштаб потерь. Тут хочется, не знаю, понять вообще, насколько эта история такая из ряда вон выходящая, или на самом деле нам просто, в общем, повезло, что у нас до этого таких событий не происходит регулярно более или менее.

Это вопрос тонкий, потому что опять же, многомиллиардные потери, я пока таких оценок не видел. Я видел сотни миллионов.

Ну, три-пять миллионов тонн нефти, вот так вот оценивают, сколько было загрязнено, и там дальше, соответственно, вилка до двух с половиной миллиардов долларов.

Ну, да, это как всю ли вы нефть сами у себя забрали и отдали кому-то еще, или все-таки только частично. Но это действительно случайность. Такое бывает, и в этом плане, если мы вспомним истории более печальные, Мексиканского залива загрязнение и так далее, они происходят со всеми компаниями. Это просто, к сожалению, факт того, что мы работаем с достаточно сложными вещами, все-таки нефть и газ — это не настолько простые продукты, как могло бы показаться, их добыча, их перевозка и так далее это довольно технологичная вообще говоря отрасль промышленности, современной промышленности.

Поэтому такое случается, это очень обидно, но в конце концов там вроде бы ущерб бы нивелирован максимально, насколько это было возможно. В этом плане дальше, наверное, такого не произойдет, просто контроль будет более жестким. К сожалению, опять же здесь другого вывода особо не сделаешь, то есть не то что государство должно вмешаться и сделать более жесткий контроль, нет, просто сама компания «Транснефть» будет более внимательна думать о том, у кого она какую нефть берет в трубу.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа